Обыкновенное мужество

50 лет назад одиннадцать черноморцев, окончивших курсы пиротехников, приняли участие в разминировании Севастополя, которое продолжалось многие годы и не закончилось по сей день. Всего за послевоенные годы обезврежено более трех миллионов взрывоопасных предметов.Несколько лет назад в секретной части морской инженерной службы Черноморского флота хранились документы по разминированию в мае 1944 года Севастополя личным составом инженерно-саперной бригады, которой командовал подполковник Бесценный. При штурме города саперы делали проходы в минных полях, обеспечивая тем самым нашим войскам возможность при наступлении маневрировать по фронту. А при вступлении в город бригада уже 9 мая приступила к сплошному разминированию. На него отводилось пять суток, но этого времени оказалось недостаточно, чтобы обезопасить жителей Севастополя. Улицы, разрушенные дома, доки, причалы, тоннели, мосты и заводы были заминированы.

На Историческом бульваре саперы обезвредили боевое заграждение из 102, а в Килен-балке из 600 противопехотных мин. На электростанции был обнаружен 300-килограммовый фугас, подготовленный для подрыва, а на железнодорожных путях у вокзала стояло 47 вагонов, которые должны были взлететь на воздух при трогании состава. Из-за большого количества металла в земле миноискатели невозможно было использовать, поэтому приходилось ограничиваться визуальным осмотром местности. К разминированию были привлечены 212 севастопольцев. Только с 9 по 11 мая саперам поступило 164 заявки на разминирование, по которым было обезврежено 120 тысяч килограммов взрывоопасных предметов.

После нескольких дней пребывания в Севастополе батальон ушел на запад догонять войну, а разминирование города продолжалось еще много лет. Им занимался инженерный батальон Черноморского флота, но он не справлялся с большим объемом работ. Не хватало специалистов по подрывному делу. И тогда на Черноморском флоте были созданы курсы по подготовке пиротехников. На них было принято 30 старшин, которые в годы войны участвовали в боевых действиях.

Пятьдесят лет назад, 14 августа 1952 года, состоялся выпуск курсантов. Одиннадцать пиротехников, оставленных на Черноморском флоте, сразу же приступили к боевой работе в качестве командиров групп разграждения. Город восстанавливался, под новостройки рыли котлованы, прокладывались дороги, разбирались разрушенные дома. Не проходило дня, чтобы дежурному пиротехнику Черноморского флота не поступала заявка на разминирование. За 1956 год было обезврежено 5575 взрывоопасных предметов. Работа флотских саперов оценивалась не только количеством уничтоженного боезапаса времен войны, но и площадью полей, которую можно было использовать под посевы. Даже в семидесятые годы под Севастополем встречались таблички с предостерегающей надписью: «Проход запрещен. Взрывоопасно!» В летние месяцы саперы выезжали в поле и жили там в палаточных городках.

Из одиннадцати пиротехников, оставленных на Черноморском флоте, живы на сегодня восемь человек. Все они живут в Севастополе. За пятнадцать лет работы по разминированию сроднились, поддерживают дружеские связи и в меру своих небольших возможностей помогают друг другу. Самому молодому из них семьдесят пять. Время военной службы вместе с трудовым стажем у каждого — полвека. Все награждены орденом Красной Звезды. На снимке их семеро: полковник Павел Иванович Лебедев, подполковники Виктор Акимович Ревуцкий, Борис Павлович Широнин, Всеволод Игнатьевич Трифонов, Василий Сидорович Покрыщук, Константин Пантелеевич Антонюк и капитан Михаил Васильевич Приходько. На фотографии нет полковника Петра Мефодьевича Погорелого. По состоянию здоровья он не смог приехать с Северной стороны в редакцию.

Раньше собирались чаще. И без повода, и в красные дни календаря. Принимали их и командование Черноморского флота, и руководители местных органов власти, и школы. Дарились подарки, говорились хорошие слова о мужестве пиротехников, которое сами-то они называют обыкновенным выполнением долга. Сейчас удовлетворяются тем, что стояли у истоков послевоенного возрождения Севастополя, считают нескромным напоминать о себе. И это тоже проявление достоинства и мужества. Обыкновенного. Настоящего. Высшей пробы. Дай Бог всем нам понять это.

Другие статьи этого номера