Причерноморье — перекресток цивилизации: история, культура, религия

Лекция «Олимпийские игры как феномен античной и мировой культуры», с которой выступил в Севастополе профессор В.И.Кузищин, вызвала большой интерес севастопольцев. Василий Иванович — доктор исторических наук, заслуженный деятель высшей школы РФ, заслуженный профессор МГУ, заведующий кафедрой истории древнего мира исторического факультета МГУ. А еще к этим званиям и титулам следует добавить, что он — вице-президент Всероссийской ассоциации антиковедов, действительный член Академии гуманитарных наук РФ, член редколлегий ряда журналов. В.И.Кузищин исполняет обязанности заведующего кафедрой истории Черноморского филиала Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова.- Василий Иванович, судя по вашему знанию Севастополя, вы далеко не первый раз приезжаете в наш город.

— Я впервые посетил Севастополь в 1963 г. в качестве руководителя научной группы, которая занималась подводной археологией. Я очень много ездил в археологические экспедиции, работал на Тамани и в Керчи, однако меня, как любого антиковеда, всегда привлекал Херсонес, всемирно известный археологический комплекс. Мне удалось осуществить свою мечту, и с 1976 г. я, как заведующий кафедрой древней истории Московского государственного университета, возглавлял экспедицию МГУ в Херсонесе. Мы вели значительные раскопки, они дали очень хорошие научные результаты, которые были замечены в большой литературе. К сожалению, в 1992 году наши экспедиции прекратились, однако мы продолжаем обрабатывать материалы, которые накопали. В МГУ мы читаем спецкурс по истории Херсонеса Таврического и поддерживаем тесные связи с нашими коллегами из Севастополя.

— А какие херсонесские объекты вам, как ученому, ближе всего?

— По своей первой специальности я занимался аграрными отношениями. Они стали темой моих кандидатской и докторской диссертаций. Аграрный вопрос до сих пор является главным вопросом в жизни любого общества. Предметом моего интереса были археологические раскопки Помпеи. В том районе было открыто 42 усадьбы. И прекрасно зная, что в окрестностях Севастополя находится большое количество таких нераскопанных усадеб, я, естественно, мечтал начать работать на этих объектах. Мы выбрали усадьбу в Юхариной балке, в полутора километрах от моря и в двух километрах от мыса Херсонес. Тогда ей дали условный номер 150. К нашему великому счастью, теперь эта усадьба называется виллой Баселида.

— А разве это так важно?

— Представьте, археологи раскопали в районах Средиземноморья и Западной Европы около 3 тысяч таких усадеб и только у 10-12 удалось определить имя владельца. И вот среди них — наша усадьба. Это очень большое открытие — еще одно на три тысячи усадеб! Эта уникальная усадьба дала сенсационные результаты. Да, прежде всего имя владельца. Баселид был крупным херсонесским аристократом. Усадьба — самая большая по размерам из до сих пор раскопанных как в окрестностях Херсонеса, так и вообще в Причерноморье. Это первый случай обнаружения того, что мы называем латифундией. И третий важный научный результат — мы там раскопали 42 помещения и практически в 37 из них нам удалось определить назначение каждого. И это при том, что в раскрытых усадьбах (а их свыше 20), как правило, из 25 определяют 3-4 помещения. Все это говорит о тщательности раскопок и о том, что в науку был введен очень важный конкретный материал. Последний сезон у нас был в 1991 году. Мы закончили работы, а новый объект уже не осмелились начинать, потому что оказались в разных государствах.

— Вы тогда сожалели об этом?

— Да. И сожалею до сих пор. Мы мечтаем восстановить эту экспедицию, но теперь уже силами Черноморского филиала Московского государственного университета. Хотим подключить Михаила Ильича Золотарева как сотрудника Херсонесского заповедника и моего заместителя на кафедре истории. К такой объединенной экспедиции намерен также подключиться директор Крымского филиала Института археологии Украины В.Л.Мытц. Я попросил его прочитать спецкурс у нас. Так что хорошо, если состоится такое научное и археологическое содружество.

— Василий Иванович, вы почувствовали профессиональное, человеческое удовлетворение, когда в Севастополе был образован филиал МГУ?

— Это почувствовали многие. Но я особенно. Ведь я каждый год приезжал сюда, у меня здесь очень много знакомых, для меня Севастополь стал второй родиной. Я просто ликовал, когда было принято такое решение. Хорошо знаю настроение сотрудников МГУ старшего возраста — мы когда-то учились вместе, а теперь стали академиками, учеными, заместителями министров, директорами институтов. В Москве мы находимся в паутине тесных взаимоотношений. Так вот, в принципе создание Черноморского филиала МГУ вызвало одобрение московской профессуры. Ну а те, кто впервые приезжает в Севастополь, испытывают настоящий восторг.

— Вы преподаете здесь на историческом факультете. Каким вам видится будущее ваших выпускников? Ведь они не уедут в Москву, а в основном останутся в родном городе. Как надо профилировать образование, чтобы они в дальнейшем были востребованы в Севастополе, в округе, в своей стране?

— Так сложилось, что подготовка кадров всех специальностей в МГУ решается на двух уровнях и эта практика дает хорошие результаты. Первый уровень — уровень общей подготовки. Второй — специальная подготовка. Так, например, мы готовим специалистов по истории США. Или специалистов по истории Древнего Китая. Или по Киевской Руси. По истории XIX века. Наши выпускники могут быть занятыми в самых различных отраслях, и они там работают благодаря тому, что у них есть совмещение общей и специальной подготовки. Они преподают в университетах, институтах, гимназиях. Они трудятся в институтах, структурах управления и даже в банках. Например, большая часть научных сотрудников Института США, Института Латинской Америки — наши выпускники. Они знают несколько языков, английскую литературу, они предвидят ситуацию. Они желанные сотрудники.

— Москва себе это может позволить, там большой простор для приложения сил. А Севастополь?

— Что касается Черноморского филиала МГУ, то мы сейчас ищем пути решения вопроса. Для нас не представляет сомнения, что должна быть сильная общая подготовка. Вместе с тем мы не хотим нарушать традицию МГУ и намерены давать более углубленную специализацию по некоторым отраслям, которые могут быть востребованы на месте. Поэтому я, как заведующий кафедрой, выступлю с предложением на ученом совете — ввести специализацию в рамках причерноморской истории. Так, скажем, взаимоотношения с Турцией. Или такая специализация, как история Херсонеса и подготовка специалистов по музееведению. Или более конкретно — история Крымского ханства. Я также думаю начать здесь специализацию по истории понтийских греков, потомков древних колонистов, которые жили на турецком, грузинском берегах и в Северном Причерноморье, на болгарском и румынском берегах. Я знаю, что в Севастополе есть ассоциация греков, и думаю, что мы их будем привлекать к работе. Я мечтаю ежегодно, в октябре, проводить в Черноморском филиале МГУ Лазаревские чтения по теме: «Причерноморье — перекресток цивилизации: история, культура, религия» с тем, чтобы приглашать на них специалистов и любителей истории не только из Севастополя, но и со всего Крыма.

— Спасибо за беседу.

 

Другие статьи этого номера