ГЛАС НАРОДА:

По сообщению управления по вопросам чрезвычайных ситуаций и по делам защиты населения от последствий чернобыльской катастрофы (ЧС и ДЗН от ПЧК), 18 человек этим летом утонули в районе городских пляжей и в прибрежной зоне. В числе погибших оказался девятилетний ребенок. Только в августе нынешнего года по разным причинам нашли свою смерть в море 3 человека, двое из них утонули в районе пляжа «Песочный», третьего из этой компании удалось спасти. Бывает, что одного неудачного случая как раз достаточно, чтобы сломать себе шею, — на одном из диких пляжей Балаклавы в конце июля тридцатилетний мужчина нырнул в незнакомом месте, поиски водолазов успехом не увенчались. Его считали без вести пропавшим, но в минувшее воскресенье его труп всплыл на выходе из бухты.

Средняя цифра тонущих в Севастополе за каждый летний сезон уже сложилась — 25 — 27 человек. Судя по всему, погодные условия могут спровоцировать эту печальную тенденцию: синоптики прогнозируют, что в Крыму до 18 августа будут временами идти небольшие дожди, но потом они прекратятся, погода улучшится, станет теплее.

В большинстве случаев спасательные операции завершаются успешно — свидетельством тому служит последняя зарегистрированная ЧС и ДЗН от ПЧК ситуация, когда на пляже «Омега» едва не погибла 60-летняя женщина. Водолазу удалось отыскать ее уже на дне, и с помощью медсестры действующего медпункта пострадавшей была оказана помощь. Не будет излишним повторить и список тех, кому после ныряний понадобилась срочная медицинская помощь: с пляжа «Хрустальный» был доставлен молодой человек с пробитой головой. На пляже «Ближний» в Балаклаве пострадала женщина — отдыхающая из Москвы — перелом рук. Близ Качи вообще найден утопленник — отдыхающий из Тернополя.

P.S. С начала года в Украине утонули 1100 человек.

Николай Винокуров, оперативный дежурный спасательной службы пляжа «Хрустальный» с многолетним стажем спасательной работы:

— В списке наиболее опасных мест для ныряльщиков на протяжении многих лет остается зона дикого отдыха на мысе Феолент. Люди в буквальном смысле слова ломают себе шею, ныряя наобум. Что касается городских пляжей, на каждом из них спасательная служба располагает спущенной на воду специальной шлюпкой, которая с момента поступления тревожного сигнала должна прибыть к месту бедствия за шесть минут. Обычно сигнал о терпящем бедствие на воде исходит от отдыхающих — и если лимит времени исчерпан, то операцию по спасению тонущего продолжают уже водолазы. Их шансы на успех прямо пропорциональны количеству потерянного времени.

Купаетесь ли вы в шторм?

Борис КАПРИДОВ, начальник спасательной станции пляжа «Хрустальный»:

— Я не купаюсь. Был случай, когда я по молодости и по глупости чуть не утонул в шторм. С тех пор решил, что лучше не рисковать. А у нас на пляже в такую погоду, конечно же, купаются. В основном это молодые люди в возрасте 17 — 27 лет. Ищут острых ощущений, не понимая, чем это может закончиться. Мы, спасатели, стараемся предупредить их. Чуть ли не к каждому лично подходим и говорим, чтобы вышел из воды. Но люди есть люди — не слушают, не учатся на чужих ошибках. И не понимают, что с морем шутить нельзя.

Александра МЕДВЕДЕВА, учащаяся:

— Нет, не купаюсь. Я не получаю удовольствия от ударов о камни. Да и опасно.

Александр, учащийся:

— Раньше купался. Но все зависело от места и силы шторма. Купался, рассчитывая на везение и удачу. Это своеобразный поединок с морем: выдержишь — не выдержишь. И плавать не скучно. А потом понял, что это очень опасно. Устанешь, не останется сил, а ты уже далеко от берега. И все.

Анна ИВАНОВА, студентка:

— Я хожу купаться на дикий пляж. Там камни, и в шторм купаться очень опасно. А если бы я ходила на обычные пляжи, то, наверное, купалась бы и в шторм. Это весело, особенно когда идет дождь.

Елена, продавец на пляже:

— Часто вижу, как ребята прыгают прямо в набегающую волну. Сердце кровью обливается. Ныряют они у берега, а море уносит их на глубину. Они ведь не думают о последствиях, уверены в себе, хотят доказать приятелям, что они смелые и сильные. Своего сына в такую погоду я просто не отпускаю на море.

Игорь, отдыхающий:

— У нас, в Джанкое, моря нет. Поэтому старюсь не упускать ни единой возможности искупаться. И шторм не помеха. Так даже интереснее. Пробуешь себя на прочность. Я уверен, что ничего со мной не случится: я рассчитываю свои силы.

Сотрудник морга, назвавшийся Остапом:

— Насмотрелся я на тех, кто нырнул за крабом и остался с крабами, — честно говоря, зрелище малоэстетичное. Те, кто летом промышляет ловлей мидий и рапаны, на которые в сезон огромный спрос, не считаются со штормовыми условиями — кушать-то каждый день хочется, особенно бомжам. Кому-то везет, а кому-то нет, невезучие попадают к нам. Как правило, тонут молодые мужчины в возрасте от 20 до 40 лет и очень часто бывает, что какое-то время о них никто не беспокоится. Особенно тяжко с приезжими — если у местных жителей родственники и знакомые рано или поздно поднимают тревогу, то розыски иногородних начинаются значительно позже.

Другие статьи этого номера