Поколение, забывшее ужасы фашизма

Условия возникновения скинхедов в начале 90-х годов на постсоветском пространстве были те же, что и в Англии: начавшаяся безработица, безденежье, отсутствие каких-либо перспектив, а также полный хаос в общественно-политической идеологии. Первые скины были чистым продуктом подросткового обезьянничества. О западных скинхедах они, как правило, узнавали из советских СМИ эпохи перестройки. Затем численность бритоголовых стала неуклонно расти. Наибольшее воздействие на это оказали первая чеченская война и развернутая в СМИ пропагандистская кампания, так или иначе формирующая образ врага в лице выходцев из Северного Кавказа и Средней Азии.Конечно, условиями возникновения скинхедского движения в бывших республиках СНГ были не только политические события. Экономический кризис и развал системы образования также создали базу для быстрого роста и утверждения неофашистской идеологии в молодежной среде. Катастрофический экономический спад с 1991 года превратил многих людей в безработных, что вызвало даже не имущественную, а психологическую катастрофу. За долгие годы советского опыта население привыкло к гарантированной полной занятости, государственному приоритету в области образования и здравоохранения, а также социальных программ. Лишившись привычного образа жизни, родители были заняты одной мыслью — как выжить, времени на воспитание детей не оставалось.

Параллельно с развалом экономики шел процесс развала системы образования и воспитания. С одной стороны, это, конечно, было следствием экономического краха: в СССР вся школьная система была государственной. Но куда более серьезным фактором стал роспуск пионерской и комсомольской организаций, взамен которых ничего не было создано. Между тем комсомол и пионерия занимались не только идеологической работой, вся иная молодежная деятельность — искусство, спорт, туризм и пр. — тоже была в их ведении. Прекратилась какая-либо работа и по внешкольному воспитанию учеников со стороны преподавательского состава школ. Первоначально учителя были счастливы: с них сняли половину нагрузки при прежней зарплате, при этом мало кто задумывался о последствиях. Но результат не заставил себя долго ждать, за десятилетие в стране выросло новое поколение — асоциальное и анемичное. Для него характерен полный разрыв с традициями, общественными ценностями и социальными установками. Одним словом, за асоциальностью родителей последовала асоциальность детей. Но если взрослые люди пытались решить какие-то задачи по коллективному выживанию (как минимум, на уровне семьи), то подрастающее поколение, не имея социального опыта, быстро превращалось в стадо индивидуумов, лишь номинально связанных друг с другом, — особей аморальных, эгоцентричных и неспособных к коммуникации, примитивных в своих запросах, жадных, озлобленных и все более тупых.

В большом количестве стали возникать микроскопические молодежные банды, которые и превращались в банды скинхедов, поскольку были нацелены против «чужих» (пусть даже из соседнего двора), а уж «цветной» был «чужим» заведомо. Следует отметить, что скинхеды на постсоветском пространстве — продукт не национальных, а социальных изменений. Это особенно хорошо видно из того, что банды фашиствующих молодчиков возникли в наиболее крупных и развитых городах — там, где сосредоточены основные богатства и где особенно заметно возникшее за последние годы социальное расслоение. В провинциальных городах, построенных обычно вокруг одного-двух крупных промышленных предприятий и испытывающих жесточайший кризис в связи с разорением этих предприятий, скинхедов не было. Лишь в последнее время появляются «первые ласточки» — как подражание «столицам».

Некоторые праворадикальные партии и неофашистские организации смотрят на скинов, как на свой резерв и социальную базу. Впрочем, успехи организованных неофашистов в скинхедской среде не стоит преувеличивать. Расистами скинхеды были изначально. Любимым времяпрепровождением до сих пор остается распитие алкоголя и избиение подвернувшегося под руку «цветного». Дисциплина им претит. Многие скины, вступающие в ультраправые организации, вскоре их покидают: после пьяного разгула им трудно заставить себя ходить на партсобрания, зубрить откровения фашистских классиков, терпеливо торговать газетами и пр.

Аморфность существующих в настоящее время неофашистских организаций объясняется также отсутствием широкого распространения расистских идей. Нет «среднего класса» — основы фашизма на Западе. Крупный промышленный и финансовый частный капитал не проявляет заинтересованности в поддержке фашистов. Армия и общество в целом отрицательно относятся к воинствующему национализму. В то же время стало явным сближение различных профашистских организаций в идеологическом отношении. У них выработался круг идей, приемлемых для всех ультраправых: национализм, антилиберализм, антикоммунизм, антисемитизм и расизм (в арийском варианте). Следует также отметить, что в условиях общего идеологического и морального кризиса лишенная перспектив молодежь просто обречена стать легкой добычей фашизма. Причем зачастую к фашистам пойдет не самая худшая часть, а та, которая все же ищет какие-то идеалы. Так, может, всем нам стоит помочь им сменить ценности на истинно гуманные?

 

Другие статьи этого номера