«На пляже было столько людей, почему именно я?» — плакала тринадцатилетняя Юля, когда машина «Скорой помощи» везла ее в реанимацию

Семья Щелкановых приехала отдыхать в Севастополь из далекого поселка Чипец Пермской области. В первый же день отпуска произошла трагедия…Юля никогда не видела моря. Поселок Чипец Пермской области, где она выросла, удален от моря на тысячи километров. Девочка очень обрадовалась, когда родители торжественно объявили, что в конце лета их семья (в том числе и десятилетний брат Илюша) поедут к родственникам на юг. Супруги Вера и Андрей Щелкановы уже как-то бывали в Севастополе, и вот настала очередь увидеть «белокаменный» детям. Немного подзаняли денег, собрали чемоданы, сели на поезд — и в путь.

Если что и вызывало волнение, так это мысль: как их встретят? Встреча оказалась теплой и радостной, родственники наперебой рассказывали, куда можно сходить отдохнуть и как. Но детей неудержимо тянуло на пляж. А как же? Ведь они были в получасе от мечты.

Еще толком не были разобраны чемоданы, не разложены вещи, еще не все новости удалось сообщить, как Щелкановы ехали на машине в направлении Учкуевки. И вот оно — сверкающее, ослепительное, ласковое… Скинув платьице, Юля тотчас полезла в воду. К ней присоединился отец. Они плескались, баловались, барахтались, смеясь от удовольствия.

Рассказывает Вера Щелканова, мама Юли:

— Мы с сыном остались на берегу. Юля с отцом купались примерно в метре от берега. Юля лежала в воде, развернувшись головой к нам, рядом стоял Андрей. Вокруг было много людей: и на пляже, и в море. Катер, катающий на каком-то водном приспособлении людей (как мне потом сказали, это приспособление называется «банан»), я заметила сразу. На большой скорости он промчался в одну сторону, в другую и вроде как стал поворачивать к месту высадки. Вдруг что-то произошло, я увидела, как люди стали прыгать с этого «банана» в воду. Не сбавляя скорости, катер устремился в нашу сторону. Никто и опомниться не успел, как он налетел на Юлю, задев при этом Андрея, а затем выбросился на песок. Все были в шоке. Я плохо помню дальнейшее, но помню лицо молодого человека, который был за рулем катера и неожиданно выпал из него, помню кровь на купальнике дочки, ее полные страха глаза… Люди бросились к нам оказывать помощь, вызвали по сотовому телефону «скорую».

Что же произошло на катере? Почему в один страшный момент он оказался неуправляемым, в результате чего его и выбросило на берег?

Как уже сообщалось в прессе, незадачливый судоводитель вывалился за борт катера, не справившись с управлением. Но все дело в том, что он не должен был находиться за рулем, так как не имел на то разрешительных документов.

Юля не потеряла сознание. «Мама, на пляже было столько людей, почему именно я?» — плакала девочка, когда машина «Скорой помощи» везла ее в реанимацию. Врачи охарактеризовали ее состояние как тяжелое, девочка перенесла сильнейший травматический шок. Через несколько дней после трагедии ее перевели из реанимации в отделение хирургии, где, по словам лечащего врача — хирурга П.П.Гансона, — она проведет по меньшей мере месяц. С медицинской точки зрения в данный момент угрозы ее жизни нет, но состояние по-прежнему остается средней тяжести. Требуется длительное и болезненное лечение, не говоря уже о тех финансовых затратах, что выпали на долю семьи. Отпускные деньги Щелкановы вынуждены тратить не на отдых и развлечения, а на спасение дочери. Сразу при поступлении в больницу отцу и матери выдали список необходимых лекарств, для приобретения которых уже затрачены сотни гривен, а с учетом перспективы пробыть в больнице месяц уйдут тысячи. Только один укол в первые дни в реанимации стоил около 50 гривен, а их нужно было делать по нескольку раз в день. Швы на ногу пришлось наложить и папе, его тоже задело, хотя в значительно меньшей степени.

Юля первые пять дней после трагедии практически ничего не могла есть. Потрясение оказалось настолько сильным, что теперь она и слышать ничего не хочет о море.

Молодой человек, оказавшийся случайно за рулем катера, нашел в себе мужество прийти в больницу. Он пообещал сделать все, что необходимо. Однако во всей этой истории еще предстоит разбираться, и в первую очередь органам компетентным. Прямо или косвенно, но в произошедшем виновен далеко не один человек. Здесь налицо проявление преступной безответственности людей, отвечающих за такой опасный для жизни бизнес, поправших осторожность и правила безопасности. В настоящий момент расследованием происшествия занимаются сотрудники милиции Нахимовского района, проводит проверку инспекция охраны моря, очевидно, свое слово скажет и транспортная прокуратура города. Хочется верить, что взрослые люди найдут достойный выход из этой болезненной ситуации и что хотя бы, по меньшей мере, психологическая травма гостей нашего города окажется не столь тяжелой.

…Летний сезон-2002 близок к своему завершению. Скоро опустеют пляжи, кафе, настанет сезон, который мы называем «мертвым». Но это всего лишь игра слов, на самом деле нам есть о чем позаботиться. Например, о том, как сделать так, чтобы отдых одних людей не мешал другим, чтобы в многолюдных местах было если уж не суперкомфортно, то, по крайней мере, безопасно, чтобы летний бизнес все меньше напоминал авантюру, смысл которой — прибыль любой ценой.

На снимке: Юля Щелканова в больнице с мамой.

Другие статьи этого номера