«Чем сильнее оппозиция, тем сильнее президентская вертикаль власти»

Сергей Васильев, начальник Главного управления информационной политики Администрации Президента Украины, дает интервью представителю Part.org.ua:- Неправда, когда говорят, что Президент боится оппозиции. Леонид Кучма, может, как никто другой нуждается в ней. В оппозиции, с которой можно было бы сесть за стол переговоров, но которая не ходила бы ногами по этому столу, выкрикивая: «Кучму геть!».

— За весь период существования Администрации Президента это ведомство характеризовалось закрытостью, но с приходом Виктора Владимировича ситуация изменилась — АП приобрела определенную степень публичности в силу публичности ее нового главы. В то же время появился ореол негатива вокруг Администрации. Как вы считаете, с чем это связано?

— Это зависит от того, чьими глазами смотреть на ситуацию. Естественно, все, что делается сегодня в Администрации Президента, для многих людей — полная неожиданность. То есть это все равно, что вы всегда жили по соседству с каким-то тихим, замкнутым старичком, к поведению которого вы привыкли, изучили все его шорохи за стеной. И другое дело, когда рядом с вами вдруг поселилась молодая семья, которая затеяла ремонт, и за стеной раздаются новые для вас звуки. Эта семья хочет пользоваться теми же правами, что и другие жильцы, и требует к себе такого же внимания, как и все: чтобы ее слышали, уважали, с ней считались.

Извините за возможно чрезмерную образность, зато так понятнее разница между «вчера» и «сегодня» Администрации Президента. А «ореол негатива» — это вещь очень субъективная. Я допускаю, что не всем обитателям нашей «политической коммуналки» пришлось по вкусу такое соседство. Однако мнение «авторитетов коммунальной кухни» еще никогда не определяло истинную репутацию человека в обществе. Я могу привести множество примеров, когда действия новой АП находят всестороннюю поддержку и понимание среди людей. Это вовсе не означает, что я критикую работу предыдущей Администрации. Очевидно, перед ней были поставлены иные цели и задачи.

Кстати, некоторые «старослужащие» чиновники, просидевшие в здании на ул.Банковой достаточно долго, тоже воспринимают нашу команду как каких-то пришельцев из космоса. Они вообще не могут нас понять и, как мне кажется, даже опасаются. Иногда смотрю, в их глазах — отражение неприятия и немые вопросы: «Зачем вы сюда пришли? Что вы здесь делаете? Нарушили, понимаешь ли, устоявшиеся неписаные правила этого дома».

Но так решил Президент, назначая Медведчука главой Администрации. Леонид Кучма сказал тогда, что АП должна стать центром по выработке адекватных политических решений, а ее руководитель должен быть сильным политическим менеджером. Президент как в воду глядел. Во всех кризисных ситуациях последних месяцев, в которые оппозиция пыталась загнать власть, именно Медведчук, когда ему поручалось то ли руководство, то ли координация действий, демонстрировал умение очень грамотно и корректно восстанавливать баланс сил.

На каком-то из интернет-сайтов я прочел такое сравнение: «Команда Медведчука — это политический спецназ». Наверное, в этом есть доля правды, если иметь в виду, что на трудный участок десантировалась группа профессионалов, которая взяла на себя ответственность за решение определенной задачи. Естественно, это не может не вызывать у противников и оппонентов Президента негативной реакции.

— Вплоть до последнего времени постоянным объектом критики был Президент. Наблюдалась прямо-таки монополия Кучмы на подверженность критике. Придя в Администрацию, Виктор Медведчук принял удар на себя, став неким громоотводом для Леонида Даниловича. Вам не кажется, что Виктора Владимировича используют?

— Это правило командной игры, как на футбольном поле, — есть нападающий, есть защитник, а кому-то и ворота стеречь… Я не вижу ничего плохого в том, что Президент, как вы сказали, «использует Виктора Владимировича». Главное, чтобы по назначению. А именно: в качестве квалифицированного политического менеджера, задающего тон и, если хотите, формирующего в какой-то степени уровень политической культуры украинского политикума. Леонид Кучма принял решение основательно усилить Администрацию. И ему это удалось, подтверждением чему служит все то, что происходит сегодня в АП и вокруг нее.

— Как вы оцениваете стратегию и тактику оппозиции?

— Как игру в «русскую рулетку». Революция, которую безрассудно вскармливает оппозиция, обязательно сожрет своих детей. Это закон истории. А еще действует «закон бумеранга»… Пытаюсь выстроить для себя логику мышления и поведения «троицы», но не могу ее понять. К примеру, завтра вместо Кучмы президентом становится Тимошенко. Допустим, что на революционной волне такое произошло. Но ведь уже послезавтра начнется зеркальный процесс и новым революционным «девятым валом» смоет саму Тимошенко. И снова — беспредел? Кто выиграет в этой игре без правил? Во всяком случае, не общество и не страна. Конституция и Закон — те рамки правового поля, за которыми начинается хаос. Оппозиция слишком увлеклась сооружением баррикад, вместо того чтобы заняться законодательным строительством достойной жизни для сотен людей, которыми она манипулирует на улице.

— Говоря об оппозиции, вы называете ее «троицей». Значит ли это, что Виктор Ющенко априори сбрасывается со счетов?

— Да он вообще непонятно кто, непонятно где, непонятно с кем и против кого. Например, утром Ющенко приходит к Президенту советоваться, как быть. Уже через два часа он в компании с Тимошенко, Морозом, Симоненко подписывает требование, чтобы Президент как олицетворение ненавистной для него власти немедленно ушел в отставку. Цирк какой-то… Нормальному человеку понять Ющенко совершенно невозможно. Я даже не могу его четко позиционировать. Чисто по-человечески он может кому-то нравиться, кому-то не нравиться. Кто-то восхищается им, кто-то плюется, глядя на него. Но как лидер он абсолютно не воспринимается. Может быть, это новый типаж в политике, типаж настоящего «матерого украинца», как его назвал Сергей Кичигин в газете «2000». Я думаю, что очередь, в которую недавно многие выстраивались за помазанием от «мессии», сейчас значительно поредеет.

— Сергей Леонидович, знаете ли вы такую расхожую фразу: «Кучма — это человек, который начинал работать Президентом в Администрации Дмитрия Табачника, а заканчивает срок своего президентства в Администрации Виктора Медведчука»? Как вы склонны реагировать на подобные высказывания?

— Эта «расхожая фраза» свидетельствует, на мой взгляд, об отсутствии, во-первых, элементарной политической культуры. Как бы кто-то критично ни относился к Президенту, нужно всегда уважать себя в своем оппоненте. Если я умею держать уровень аргументов на более высокой планке, чем примитивное унижение чести и достоинства главы государства, тогда я имею полное право требовать такого же отношения к себе и со стороны «гаранта» лично, и со стороны власти в целом.

Во-вторых, когда начинают ерничать в адрес Кучмы, который, дескать, стартовал при Табачнике, а финиширует при Медведчуке, мне хочется перевернуть картинку под иной угол зрения. Если Кучма действительно, как утверждает оппозиция, несамостоятельный, бесперспективный политик, то откуда и зачем такая эволюция в понимании им роли и места АП. Зачем коренным образом трансформировать этот механизм, если человек собрался на пенсию? А я вам объясню зачем. Затем, чтобы переналадить инструмент под решение совершенно новых задач, стимулирующих политическую реформу в обществе. И еще одно наблюдение. Его смысл в перефразированной поговорке: «Покажи мне, кого ты взял в помощники, и я скажу: какой из тебя хозяин».

На самом деле, как политический игрок Президент еще может сыграть очень сильно и неожиданно. Обновленная АП — яркий пример тому. Поэтому не надо опускаться до примитива в общении с Леонидом Даниловичем. Кучма — гораздо более тонкий и ироничный человек.

— Думаю, что этой фразой помимо того, чтобы «опустить» Президента, хотели также подчеркнуть силу названных глав АП — бывшего и ныне действующего. Администрацию возглавляли люди, среди которых были и Белоблоцкий, и Кушнарев, но выделили только Табачника и Медведчука. Это ли не признание их силы?

— Многие считают, что у нашего Президента уязвленное самолюбие, поэтому он не терпит возле себя сильных людей. Миф об этом, как карточный домик, рассыпается на конкретном примере с нынешним главой Администрации. Если бы Кучма действительно был таким, каким его пытаются изобразить «доброжелатели», то, наверное, он бы не пригласил Медведчука руководить АП.

Обращаю ваше внимание еще на одну, совсем не безобидную глупость, навязываемую Президенту со всех сторон. Речь идет о том, что Леонид Кучма в 2004 году «передаст власть своему преемнику». Простите, а что в нашей стране — монархия… и власть передается по наследству? Если мне не изменяет память, то от Леонида Кравчука к Леониду Кучме власть перешла путем общенародных выборов. С какой стати, скажите мне, в стране, которая имеет 10-летнюю историю независимости, власть вдруг станет передаваться по царскому велению?

— Подобное мнение мотивируется тем, что тогда, мол, украинский политикум неискушен был во всех избирательных раскладах, а сейчас поднаторели в этом вопросе. Разве не так?

— Это ведь неуважение к избирателям, циничное игнорирование Конституции и тех рождающихся демократических институтов, которые пробиваются сквозь толщу нашего советского прошлого. А еще — это комплекс неполноценности некоторых политиков.

— Будет ли Виктор Медведчук выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах-2004?

— В недавнем интервью «ВВС» Виктор Владимирович четко и ясно заявил, что он предпочитает «не бежать впереди паровоза», поэтому все вопросы к нему, как главе АП, связанные с президентскими выборами 2004 года, некорректны и не имеют смысла. Он хотел бы, чтобы его воспринимали и оценивали его деятельность в том качестве, в котором он находится сегодня.

А удастся ли ему в контексте политической перспективы оказаться в нужное время и в нужном месте, покажет жизнь.

— Но мы ведь c вами знаем, что главу государства выбирает элита страны, политическая и бизнес-элита…

— Элита предлагает обществу кандидатуры, которые, по мнению элиты, могли бы выражать интересы большинства людей и достойно представлять интересы государства. Лишь в такой редакции я могу с вами согласиться. Но не только из этого списка достойных народ выбирает своего президента. Это факт. Люди уже вкусили прелесть продукта под названием «демократические выборы», поэтому суррогатом накормить избирателя сейчас уже не удастся, закончились те времена.

— Насколько серьезной сегодня является конфронтация между властью и оппозицией?

— Если бы в стране появилась цивилизованная оппозиция, тогда правила политических состязаний и подготовка к предстоящим президентским выборам были бы совершенно иными.

Чем сильнее оппозиция, тем сильнее президентская вертикаль власти, тем эффективнее она функционирует. Тогда у нас не будет проблем с рождением демократических институтов и созданием гражданского общества. Но «непримиримым революционерам» сейчас не до этого. У них — кризис. В головах. И разруха в стране, о которой они так много говорят, на самом деле тоже в головах. Об этом предупреждал в свое время профессор Преображенский. Как видно, не все усвоили уроки истории…

— Сергей Леонидович, вы сказали, что кризис — в голове у оппозиции. А что вы думаете по поводу общеполитического кризиса в стране, его наличии?

— Я еще раз повторю свою журналистскую точку зрения. Кризисом инфицированы умы определенной группы людей с депутатскими значками. Но они хотят лечить его публично: на улицах, площадях, при большом скоплении народа. Помогает им это или нет — трудно сказать. А то, что многим здоровым согражданам эти демонстративные «кризисные проявления» просто мешают нормально жить и работать, — вещь очевидная. Я думаю, что вскоре после перераспределения парламентских комитетов между фракциями большинства, когда начнется конструктивная законодательная работа Верховной Рады, вся хворь сойдет на нет. Вот увидите.

Другие статьи этого номера