или Нас не заказать и не закопать, так что более чем живая «Слава Севастополя» продолжает отстаивать интересы севастопольцев

Вообще-то улица Маяковского очень тихая, милая и добрая. Такой своеобразный севастопольский мини-Арбат со своими маленькими уютными кафе, резными листьями кленов, пирожковыми палатками, цветами, магазинчиками, книгами, голубями и неспешными прохожими. И вот представьте: в этот покой врываются похоронные автобусы и машина фирмы «Скорбь», из них выпрыгивают возбужденные люди, деловито выпочковывается оркестр и заводит траурный вой. Возглавляет похоронный демарш суетливый низкорослый, худой человек с мегафоном в руках (да-да), это — директор ЧП «Скорбота» В.К.Щербич. Он, как сгусток черной энергии, носится туда-сюда, извергая грязь и оскорбления, агитируя севастопольцев принять участие в похоронах. Прохожие в недоумении: кого хоронят? Все становится ясно через секунду: автобусы, похоронщики и дудари разместились у здания редакции «Славы Севастополя», на стеклах машин — огромные черные надписи-эпитафии с единым смыслом: «смерть и вечная память продажной газете и заказным журналистам». Лозунгам, не жалея голосовых связок, вторит и неуемный оратор, призывая не читать «Славу Севастополя», игнорировать ее, пока там работают такие продажные журналисты, как Притуляк. Итак, понятно: кучка безумных людей организовала похороны газеты и Притуляк.

Сотрудники редакции со здоровым весельем наблюдали весь этот шабаш из окон удивительно живой редакции. А сама «покойница», даже не подозревая, что она уже труп, спокойно пребывала по делам в стенах Ленинского местного суда. Но звонок коллег на мобильник заставил меня прыгнуть в машину и броситься в редакцию. На кульминационный аккорд «траурного митинга» я все-таки опоздала («скорбящие» постарались унести ноги как можно быстрее, пока не успела на несанкционированный пикет приехать милиция), я увидела лишь более чем поспешно ретирующийся похоронный кортеж.

Знаете, дорогие читатели, что испытывает человек, попавший на собственные похороны? Поделюсь: ни-че-го! И не потому, что свыклась с «заупокоем» за годы освещения криминальной темы в газете, а потому что, как бы ни желала фирма «Скорбь» видеть меня мертвой, чувствовала я себя более чем живой: солнце, небо, зелень деревьев, шум машин — все было моим. А к похоронам отнеслась с пониманием: глупость человеческая безгранична… И все осталось по-прежнему: я люблю жизнь, а газета пять раз в неделю выходит к своим читателям и, несмотря ни на что, продолжает публиковать критические материалы, чему порукой сей постпохоронный материал.

А в чем все же суть? Первого августа в «Славе Севастополя» был опубликован материал «Борьба за тело», где шла речь о методах, которыми ЧП «Скорбота» завоевывает себе клиентов, и о его отдаче городу и бюджету. Сравнивалась деятельность коммунального предприятия «Севастопольский комбинат благоустройства» и частного — «Скорбота» (не в пользу последнего). Жутко обидело это директора Щербича, решил отомстить. По-своему, естественно, как человек, по его собственному признанию, «влюбленный в похоронное дело» (вдумайтесь в эти слова!). Но мы более чем живы и по-прежнему задаем вопросы: почему севастопольцам при освидетельствовании смерти близких навязывают телефоны ЧП «Скорбота», почему они должны пользоваться его услугами, вывозя тело за деньги («СКБ» вывозит бесплатно), почему так ничтожно малы налоговые поступления в городской бюджет от весьма преуспевающей деятельности ЧП? За ответами мы отправились в горгосадминистрацию и горсовет.

В администрации нам ясно дали понять, что заинтересованы в успешной работе коммунального предприятия — «СКБ», в том, чтобы севастопольцы получали услугу (по вывозу тел умерших) бесплатно, что предусмотрено нормативными документами. В горсовете решили серьезно рассмотреть ситуацию. Его председатель ответил, что «вопрос оказания ритуальных услуг, затрагивающий интересы жителей города, действительно требует всестороннего изучения, как и деятельность предприятий и организаций, работающих в данной сфере. Предварительным анализом данной проблемы в настоящее время занимаются депутаты горсовета — члены постоянных комиссий по вопросам собственности и функционирования городского хозяйства и охраны здоровья». А чтобы этот анализ был глубоким и всесторонним, руководитель депутатского корпуса обратился в налоговую администрацию города с просьбой провести проверку законности деятельности по оказанию услуг населению, уплаты налогов и сборов такими организациями, как ЧП «Скорбота», тремя частными предпринимателями Щербич К.В., В.В., Н.В., ООО «Южный экспресс», ЧП «Гран» и «Ритуал». И хотя налоговики решили, что оснований для проверок нет, депутаты продолжают изучение рынка ритуальных услуг в городе. После нескольких заседаний депутатской комиссии в адрес горадминистрации из совета было направлено письмо с просьбой предоставить информацию об исполнении должностными лицами администрации распоряжения СГГА «О порядке транспортировки тел умерших». Ответа пока нет.

То есть ситуация остается прежней: государственное похоронное бюро — «СКБ», оказывая услуги по социально-низким ценам, а по отдельным видам работ — бесплатно, продолжает пополнять местный бюджет. А «Скорбота»? В отличие от людей, спокойно работающих и старающихся наладить положение дел в пользу севастопольцев, ее директор ведет активную борьбу за укрепление собственных интересов. Городской совет он завалил заявлениями и письмами, смысл которых един: «СКБ» не справляется со своими обязанностями, делегируйте нам его функции, и город будет образцом в государстве по организации похоронного бизнеса. И для этого Щербич просит выделить ему в городской черте «участок в 10 га на землях 5-го километра для организации хозяйственной деятельности ЧП «Скорбота» и кладбища, что, по его мнению, позволит иметь в городе образцовый погост. Что же касается платного вывоза тел умерших, то «влюбленный в похоронное дело» указывает, что «мы это делаем почти бесплатно — всего за 25 гривен», а обращения граждан с жалобами на высокую стоимость услуг вызваны… «низким уровнем жизни, а также несбалансированной политикой администрации и горсовета по взаимодействию городской службы с частными структурами».

О том, что руководитель «Скорботы» «присел на ветер перемен», говорит и такой факт. В числе вопросов, вынесенных на пятую сессию горсовета, депутаты должны рассмотреть вопрос о передаче в аренду ЧП «Скорбота» земельного участка общей площадью 0,24 га в районе 5-го километра Балаклавского шоссе для строительства здания ритуальных услуг. Как они решат, пока неизвестно — сессия продолжит работу сегодня. Проект Щербича содержит не одну недоработку (об этом говорят замечания, вынесенные юридической службой горсовета). Но вот на что особо хотелось бы обратить внимание народных избранников. Испрашиваемый Щербичем земельный участок располагается (граничит) возле памятного места — французского воинского кладбища периода Крымской войны 1853 — 1856 годов, то есть размещение здания ритуальных услуг, мастерских и автостоянки планируется в зоне регулирования застройки памятника истории и культуры.

Для справки: кладбище возникло в 1863 году. После Крымской войны французское правительство настояло на перезахоронении останков своих генералов, офицеров и рядовых с французских кладбищ, разбросанных от Байдарской долины до Камышовой бухты. Приобретя землю, французы устроили воинский некрополь. На его воротах была надпись «Земля Французской республики». В центре находился мавзолей, где были погребены генералы, с трех сторон — 17 склепов-саркофагов с черепами и костями воинов. На кладбище было перезахоронено 28 тысяч человек. На его территории в годы боев за Севастополь в Великой Отечественной войне производились захоронения советских воинов, а рядом находится братское кладбище воинов 1-го сектора обороны 1941 — 1942 годов. Разведывательные работы поисковой организации «Долг» показали, что захоронения советских воинов имеются и за границей ограды братского кладбища, и около бывшей ограды французского некрополя. Решением исполкома горсовета в 1991 году это памятное место взято на госучет как памятник местного значения.

И вот на этой святой земле Щербич намерен взрастить свое детище. Бог ему судья. Мы же можем только задаться вопросом: за чей счет банкет? И сами себе ответим: за счет «Скорботы». Значит, средств у нее достаточно. Тогда почему же за 2001 — половину 2002 года похоронным агентством «Скорбь», в состав которого входят ЧП «Скорбота» и три частных предпринимателя Щербич, в бюджет уплачено налогов и сборов только лишь 13,9 тысячи гривен? Что-то маловато, если учесть, что «Скорбью» оказывается примерно 37 процентов общего объема ритуальных услуг в городе (выручка от реализации составляет около 1,7 миллиона гривен). При этом «СКБ», оказывающий 49 процентов услуг и имеющий выручку 2,2 миллиона, уплатил в бюджет за аналогичный период 700 тысяч гривен! Эта информация направлена в налоговую администрацию. И на этот раз ответа от нее ждут не только горсовет, но и редакция. Кстати, для сведения налоговиков: ранее В.К. Щербич уже привлекался к ответственности за уклонение от уплаты налогов. Исполнительное производство по решению суда наверняка хранится в ОГИСе Нахимовского района.

У нас нет цели препятствовать предпринимательской деятельности частных предприятий, в том числе «Скорботы». Мы ставим перед собой задачу помочь городу в пополнении казны, мы отстаиваем интересы севастопольцев. А что касается наших прижизненных похорон, то «собака лает, а караван идет», знаете ли…

Другие статьи этого номера