Уголовный розыск — тяжелый труд, нужный людям

На мой взгляд, уголовный розыск — это святая святых органов милиции. О нем, о людях, которые там работают, пишут мало, да они и не любят распространяться о себе и своем деле. Но методы их работы, способы — удивительно интересная тема. Тем более если занимаются розыском настоящие мастера, такие как наши, севастопольские, проявляющие зачастую высочайшую квалификацию и оперативность. А когда убийства раскрываются в основном в течение двух-трех дней (как последние, наиболее резонансные в городе), работа розыскников просто изумляет: как это удается, за счет чего? Об этом наша беседа с начальником управления уголовного розыска УМВД Украины в г.Севастополе В.И.ОЛЬХОВСКИМ.- Виктор Иванович, я не прошу раскрывать секреты розыскной работы, но все-таки приподнимите завесу, познакомьте более подробно наших читателей со своей службой.

— В уголовном розыске Севастополя трудится около 130 человек. Нагрузка (число преступлений, приходящееся на одного оперативного сотрудника в год) у нас одна из самых высоких в Украине — 35-36. Мы занимаемся всеми уголовными правонарушениями — убийствами, изнасилованиями, разбоями, грабежами, кражами, наркотиками, оружием. В розыске работают исключительно оперативники — оперуполномоченные. Добытая и проанализированная ими информационная, документальная, доказательственная база затем поступает к следователю. Офицеры розыска — это люди, получившие специальное образование, имеющие навыки оперативной работы, допуск к секретной документации. Новичков в розыск не берут. Далеко не каждый способен выдержать наш режим работы, горячие, как мы говорим, варианты. Звонок из «дежурки» может раздаться в любое время, у преступников нет рабочего дня с 9 до 18 часов. У нас ходит шутливое мнение, что убивают, насилуют или грабят обычно в пятницу вечером или субботу утром, не оставляя нам выходных. Но если серьезно, то розыск — очень тяжелый труд, поэтому совсем не случайно то, что год службы в угро приравнен к полутора в других подразделениях милиции.

Розыск — это прежде всего оперативный сбор информации и ее столь же оперативный, грамотный анализ. Для розыскника мелочей нет, он должен владеть всей информацией по своему направлению. Это помогает не только раскрывать преступления, но и, что считается наиболее стоящим, предотвращать их на стадии подготовки. Для этого существуют различные оперативные возможности, в том числе и источники информации. Настоящий опер может раскрывать преступление, не выходя из кабинета: достаточно информации, сопоставления фактов, примет — и можно, применяя те или иные оперативные комбинации, задерживать правонарушителя.

— То есть сыграл свою роль источник информации… И много таких у каждого оперативника?

— Не выводите меня на аналогию с 1937 годом. Мы не держим штат добровольных доносчиков, это аморально, да и не то время сейчас. У нас другие методы. И прежде всего — умение разговаривать с людьми. Именно в этом ценность оперативного работника. Свидетельские опросы (поквартирные, дворовые обходы — глобальная работа) дают детали, сопоставив которые, сделав выводы, оперативник находит пути раскрытия преступления. Информацию нужно получать отовсюду, нужно только уметь ее анализировать и применять. Как пример могу привести июньское убийство девочки в Гагаринском районе. Громаднейшая была проведена работа, более сотни сотрудников милиции находились на месте происшествия, обошли все близлежащие дома, опросили буквально всех жителей. В процессе беседы с людьми удалось узнать, что к их соседке приходил парень, стали выяснять кто, проверили его по учетам, оказалось, что он ранее был судим за аналогичное преступление. Поехали к нему домой, а родители ему сделали алиби, сам он в это время был якобы у сожительницы, последней тоже не оказалось на месте. Чтобы не терять времени, выяснили, где живут ее родители, оказалось — в Бахчисарайском районе. В 4 часа утра выехала машина с операми, в 6 — его сняли с электрички, в 8 — он уже начал давать показания.

— Но как можно было узнать, что он на электричке поедет в сторону Бахчисарая?

— Анализировали. Как обычно, была создана группа из наиболее опытных сотрудников, которые собирали информацию, прорабатывали ее и намечали пути розыска. Самое главное — в огромном потоке информации не пропустить ту единственно важную, но это уже исключительно дело опыта.

— А инстинкт существует?

— Да. Но на его базе мало что докажешь. А вот современные технические средства очень выручают. Взять последнее убийство в районе Омеги: помогли телефонные распечатки «Укртелекома», потерпевшая накануне смерти звонила домой из квартиры отца обвиняемого. Кстати, мы стараемся не распространяться, но хорошую помощь может оказывать мобильный телефон. Он помог раскрыть нам убийство частного предпринимателя в 5-м микрорайоне.

— Важны ли следы, отпечатки пальцев?

— Безусловно. И здесь неоценима роль экспертов, с которыми мы работаем в тесном взаимодействии. Так задержали оставившего отпечатки пальцев на одном из мест преступлений наркомана, совершившего серию квартирных краж. У нас есть специальная компьютерная система с базой отпечатков, взятых как с мест происшествий, так и у лиц, попадавших в поле зрения милиции. Порой отпечатки служат основным доказательством. Были в моей практике случаи, когда и оперативники, и следователи были уверены в виновности человека, но не было доказательств по делу и преступника приходилось отпускать. Но все до поры, до времени. Как правило, совершивший преступление и избежавший наказания не останавливается, вновь нарушает закон. И ответственность неумолимо наступает.

— Не считаете ли вы, что в распоряжении милиции должны быть отпечатки пальцев всех проживающих в городе людей?

— Считаю. Это нужно самим людям (в жизни все может быть, и порой на установление личности потерпевшего уходят бесценные сутки). Но все должно быть проведено на законодательном уровне. Кстати, в отдельных штатах Америки путем референдума установлено правило обязательного представления отпечатков пальцев жителей.

— Что самое трудное в раскрытии убийства?

— Все. В одном — установить мотив, так было, когда обнаружили на мысе Феолент труп мужчины с перерезанным горлом. Неделю бились: кто он, за что убили? Оказалось — из Берегового, а убил любовник жены по обоюдному сговору. В другом — установить личность убитого. Помните убийство в Первомайской балке? Потерпевший прибыл из Архангельска, документов при нем не было. Вот и потребовался почти год, чтобы выйти на убийцу, земляка и друга жертвы. Опять же помог источник информации: хозяйка квартиры, где они жили, обмолвилась, что знает девушек, с которыми общались жильцы. Через одну из них вышли на преступника.

— А много ли преступлений совершается приезжими?

— В разное время года по-разному. Севастополь злоумышленники почему-то любят. Но мы очень жестко работаем в этом направлении. В прошлом году задержали 10 человек из разных регионов России, которые находились в розыске за совершение убийств. Причем убийств серийных, заказных. Помню задержание бандитов, приехавших «отсидеться» в нашем городе из Южно-Сахалинска. За ними числились страшные преступления: скажем, они в ходе бандитских разборок закрыли четырех человек в клетку и опустили ее в море. Надо отметить, что у нас налажена связь с правоохранительными органами городов Украины и России. Вот на днях приезжали опера из Мариуполя, разыскивавшие человека, совершившего ряд разбойных нападений. Предполагалось, что он, возможно, находится у отца, который, возможно, проживает в Севастополе. Мы помогли коллегам, вычислили и задержали преступника.

— Виктор Иванович, вы около двадцати лет в розыске, накопили богатейший опыт работы. А помните раскрытие самого первого убийства?

— Конечно. Это было убийство новорожденного. Не из легких. Помню, проверили материалы более чем по тысяче беременных женщин, опросили сотни врачей. Нашли ту, что нанесла своему ребенку более 30 ударов ножницами.

— Вы испытываете чувство удовлетворения после раскрытия преступления?

— Да. По моему глубокому убеждению, зло всегда должно быть наказано. И поверьте, дорогого стоят слова благодарности, которые слышишь от пострадавшей стороны после установления справедливости. Розыск — моя любимая работа. Она очень нужна людям.

Я хочу попросить редакцию сделать материалы о районных отделениях уголовного розыска, там работают отличные оперативники. О них стоит рассказать севастопольцам.

Ну что ж, тема будет продолжена.

Другие статьи этого номера