как мы отмечали helloween

Феерия праздничных безумств и безгранично-всеобъемлющего размаха шумно-лохматых вакханалий, в вихре которой кружится восторгом необузданного веселья танец дико жуткого смеха зеленомордых, длинно-кривоносых и откровенно развязно-шалых чудовищ (не лишенных, впрочем, черт знакомых и друзей) в самых необыкновенно неожиданных одеждах (а может, и без них) — и есть Хэллоуин. То есть торжество свободы самовыражения (в примитивной форме заключающееся в диких плясках, сопровождаемых довольным полногласным ором «А-га-га! Как же хорошо, товарищи!!!», которого уставшие от суетности мирской труженики социума (то есть все мы с вами) уж целый год как ждали.Наконец-то закончился этот холодно-мокрый вредный сентябрь, щедро и злорадно поливавший дождем и обдувавший мерзким ветром, когда имела место быть неосторожность нарядиться в легкие маечки, шортики и босоножки, и криво скалившийся неприятно теплыми солнечными лучами резко шатавшимся по улицам несчастным, одетым чуть ли не в зимние куртки. Миновал и октябрь, но последний октябрьский день (а точнее, вечер) запомнится многим. Например, нам. Поскольку в ночь с 31 октября на 1 ноября мы занимались:

а) спиритизмом. И вызывали мы духов различных особо почитаемых, но ныне уж давно почивших деятелей труда умственного или какого другого, дабы задать им какой-либо извечный вопрос, даруюший возможность прочувствовать значимость момента. И разговаривали с ними…

б) реализацией своих разбушевавшихся фантазий. Одна из них в самом безобидном варианте выражалась в беготне непосредственных обладателей тех самых фантазий по центру города в образе склизких зеленых существ явно не земного происхождения, противно ухмыляясь левой ноздрей и ковыряясь нижним ухом в третьем глазе, цепляющихся к людям с наглыми предложениями «прошвырнуться по ресторанам» за их (людской) счет или хотя бы совокупиться посредством прикосновения седьмой инопланетянской руки к большому пальцу левой человеческой ноги. Вы нас не наблюдали? Жаль. Значит, вас там просто не было.

в) еще различной ерундой, способствующей духовному отдохновению.

В общем-то, как праздновать ночь, когда, как считали древние кельты, открывается мистическая дверь в потусторонний мир и на землю спускается всякая нечисть (которая, судя по всему, впоследствии никуда не исчезает, а втирается в доверие к добрым людям (к нам, опять же), делает свои мелкие гадости и льет свой деготь в наш мед, прикрываясь лицемерной личиной добрых друзей и соседей) — дело сугубо личное. Самое главное — это выпустить всю свою отрицательную энергию в эту ночь и на протяжении последующего года излучать смирение и кротость.

Что мы и сделали.

Другие статьи этого номера