В кровати с трупом

Хмурым осенним утром машина дежурной части Ленинского РОВД выехала на телефонный звонок, поступивший с проспекта Генерала Острякова: в квартире обнаружен труп. Вместе с водителем Владимиром Невским и помощником прокурора Ленинского района Евгением Шаблиным к месту происшествия прибыли и корреспонденты нашей газеты.

Дверь квартиры была открыта. На пороге нас встретил муж умершей. От него разило перегаром, лицо было помято: «Вчера выпили бутылку водки на двоих и легли спать. Проснувшись, я понял, что жена мертва. Встал, позвал сына, позвонил в «скорую» и милицию». Как выяснилось, женщина страдала гипертонией. Принятая на ночь доза спиртного стала причиной ее скоропостижной смерти. Врачи констатировали: острое отравление этиловым алкоголем.

Пока Е.Шаблин составлял протокол осмотра с места происшествия, подошел участковый инспектор милиции: «Такие случаи нередки и довольно банальны, — пояснил он. — Человек злоупотребляет спиртным, выпивает прилично, ложится спать и не просыпается. Расспрашиваю родных или друзей: что было накануне? Пили».

Признаков насильственной смерти умершей обнаружено не было. Соседи, приглашенные в качестве понятых, подтвердили, что семья пьющая, из неблагополучных. «Есть хоть на что хоронить?» — спросил участковый. «Найдем», — виновато ответил муж.

Дальше оставаться в квартире было неловко. Мы вышли, тихонько прикрыв за собой двери, спустились к дежурной машине, стали ждать Шаблина. Во двор въехала «труповозка» и остановилась возле нас. «Ребята, с ул. Супруна забрали труп без направления в морг. Что делать?» — спросил санитар.

Оказывается, вчера компания друзей собралась вместе. Начали за здравие. По поводу или без — неизвестно. Повод, впрочем, найти всегда можно. Один из пьянствующих во время веселья умер. Диагноз все тот же — передозировка алкоголем. Дежурный представитель прокуратуры Ленинского района, как и полагается, составил протокол осмотра с места происшествия и выписал направление в морг. Приехали забирать тело, а собутыльники не отдают скончавшегося друга: «Он не готов. Мы его утром отправим». Труп лежал рядом с бывшими друзьями. А те продолжали пить, теперь уже за упокой скончавшегося товарища. Утром «катафалк» снова появился на Супруна. На этот раз труп отдали, но за ночь успели потерять направление в морг.

Словом, работникам милиции направление пришлось выписывать заново. (Формальность, без которой, увы, не обойдешься даже после смерти).

По дороге в райотдел В.Невский мрачно пошутил: «Кто не курит и не пьет, тот здоровеньким помрет», и вспомнил, как однажды их вызвали на осмотр трупа в первую горбольницу. Тогда кто-то из больных подурачился. «Почившего» на скамейке в скверике лечебного учреждения разбудили и отправили домой.

…От увиденного и услышанного остался неприятный осадок. Смерть всегда кажется нелепой. Смерть от бутылки спиртного абсурдна вообще. Вызывает ли она сожаление? Не знаю. Судить не берусь.

Согласно статистике Севастопольского отделения Крымского республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы, за период с начала 2002 года от отравления этиловым алкоголем умерло примерно двести севастопольцев, около 70% из них — мужчины, 85% были работоспособными людьми в возрасте от 35 до 55 лет.

Другие статьи этого номера