Она мечтала стать эстрадной певицей. А стала драматической артисткой

И тем не менее основную часть программы своего бенефиса, который пройдет завтра вечером на сцене театра им.А.В.Луначарского, заслуженная артистка Украины Светлана Евдокимова решила посвятить пению. Эта сольная программа будет состоять из произведений, которые ей дороги: акапельная русская народная песня, «Аве-Мария», «Санта-Лучия», романс из кинофильма «Жестокий романс», песни из фильмов «Титаник», «Ромео и Джульетта». А вторая часть будет традиционно театральной — отрывки из спектаклей и непременный сценический «капустник».Естественно, что рассказ об актрисе так и надо строить: театральная биография, сценическая судьба, роли и зрители. Но говоря о Светлане Евдокимовой, я невольно вспоминаю один очень важный эпизод, связанный с нашей газетой, городом и флотом. Было это лет пятнадцать назад, когда «Слава Севастополя», первой из газет Союза, с подачи писателя Николая Черкашина опубликовала на своих страницах хронику трагической гибели линкора «Новороссийск». Мы напечатали поименные, до того засекреченные списки погибших моряков. Потом пригласили на встречу моряков Черноморского флота, родных и близких погибших, всех, кто помнил ту страшную октябрьскую ночь 1955 года. Можно себе представить, каким трагическим и горьким был этот первый прелюдный разговор о гибели линкора и его моряков! К своему удивлению, я заметила в зале, казалось бы, не связанных с этими событиями людей — артистов театра им.А.В. Луначарского Бориса Черкасова, Светлану Евдокимову и их дочь Машу. Еще более удивилась, когда на следующий день они пришли в редакцию и предложили свою помощь. А она была необходима, потому что мы взялись за оповещение родственников погибших: ведь до того времени многие из них так и не знали о судьбе своих близких. И вот Маша, тогда старшеклассница, в числе других наших помощников старательно писала письма во все концы страны.

Я напомнила эту историю Светлане Евдокимовой при нынешней встрече и спросила, чем было вызвано их участие.

— Чем? — удивилась она. — А разве можно жить только своим узким миром? Своими театральными проблемами? Нас с Борей интересует многое. Мы сопереживаем, мы просто не можем иначе! Разве можно пройти мимо того, что случилось в Москве или произошло в Нью-Йорке? В нашей семье так принято. Каждое событие проходит через сердце. Я считаю, что актер не может заниматься только своими личными проблемами, своим «я». Этот круг, его жизненная позиция должны быть гораздо шире. И тогда становится ясно, что ты собой представляешь в этой жизни.

Светлана Евдокимова на сцене театра им. А.В.Луначарского уже тридцать лет. Каждый, кто видел ее хотя бы в одном спектакле, уносил с собой ее искренний и светлый облик. Она ни на кого не похожа — изящная, нежная, трепетная, до предела женственная и пластичная. Она такой и осталась в памяти — как Ассоль из спектакля, поставленного по произведениям А.Грина.

Естественно, что в образах, которые воссоздает актер на сцене, неизбежно отражается его внутренний мир, его сущность. В работах Светланы Евдокимовой всегда чувствуется великолепная актерская школа, речевая культура, особая интеллигентность.

И этому есть свое объяснение. Она родилась в Германии, где после войны оставался служить ее отец и где он был комендантом города Магдебург. В те годы у маленькой девочки даже была гувернантка, которая занималась ее воспитанием и обучала немецкому языку. Мама Светланы — латышка, и это, естественно, наложило на нее свой отпечаток. Мама была учительницей, хорошо знала немецкий язык. Потом семья уехала в Латвию. Потом они долго жили в Киеве. Когда через много лет Евдокимова приехала в Германию и ее принимали коллеги — артисты частного театра «В замке» из Кельна (а до того они по приглашению М.Е.Кондратенко давали спектакль в Севастополе), она с удовольствием воспринимала страну и вызывала из памяти свои забытые детские впечатления. Кстати, в Германии ей организовали концерт и она пела русские романсы вместе с великолепным джазистом и пианистом Юрием Шальновым.

— Актер — профессия зависимая, — говорит Светлана. — Профессия очень тяжелая, горькая. Когда ты молод, ты востребован, хотя я не могу пожаловаться на свою судьбу. Все так удачно складывалось, я получала прекрасные роли. Самым насыщенным, самым замечательным периодом своей жизни я считаю тот, когда главным режиссером театра работал Владимир Петров. Это было время приподнятости, целеустремленности, особого единения коллектива. Это было время сбывшихся надежд. Когда я приходила на репетиции спектакля «Проводим эксперимент», я поражалась тому, что делал Петров. В его интерпретациях не терялась цельность и внутренняя линия произведения, что происходит обычно, когда режиссер начинает что-то придумывать. У Петрова все вытекало из психологии, из внутренней жизни героя.

В том спектакле Светлана Евдокимова создала прозрачный, изысканный, несколько манерный образ Хейлы Ларен, в котором воплотилась мечта о любви, и критики назвали эту роль «подлинной жемчужиной в репертуаре актрисы». Тогда же были и другие прелестные роли в спектаклях «Лавидж», «Наш городок». Были успешные гастроли в Москве, Киеве, Риге. Из своих последних работ Светлана выделяет Элеонору в спектакле «Это настоящий скандал, ангел мой!», где она работает вместе с Борисом Черкасовым, и роль Тины в спектакле «Приглашение в замок». К созданию этого образа вместе с режиссером Татьяной Магар они шли достаточно долго. Роль маленькая и, казалось бы, совсем незначительная. По пьесе это некрасивая женщина, приживалка, но роль характерная и надо было как-то ее подать. В конце концов Светлана предложила изобразить ее негритянкой, потому что по ходу действия звучит джаз и Тина поет. На первую же репетицию она вышла в гриме, и все сразу преобразилось. Потом, на спектаклях, даже знакомые не узнавали актрису — огромные глаза, белозубая в пол-лица улыбка, азарт, огонь, темперамент.

— Я люблю быть разной. Я и в этом спектакле готова была больше спеть и предлагала режиссеру, но Татьяна отвечала: достаточно, роль-то далеко не главная. Мне ближе всего, когда в характере моих героинь присутствует драма, когда посредством роли я могу высказать, что совпадает со мной, с моими мыслями.

Она вспоминает свою работу в спектакле «Царствие земное» по Т.Уильямсу вместе с Михаилом Кондратенко и Валерием Сенчиковым. Роль драматическая, где человек поставлен в экстремальные обстоятельства. Вообще герои Уильямса, как правило, доведены до крайней точки — отчаяние в жизни, отчаяние в любви, отчаяние в человеческих отношениях.

Севастопольские зрители любят эту красивую театральную пару — Светлану Евдокимову и Бориса Черкасова. А хорошо ли это, когда и муж, и жена работают на одной сцене?

— Я думаю, очень хорошо. У нас общие интересы, нам есть о чем поговорить. Не годится когда два человека молчат на кухне. А мы постоянно говорим. Спорим. У нас общие интересы, общие взгляды. Общая позиция в жизни. У Бори сейчас замечательный период, он играет Арбенина. Я помню, он с ума сходил, когда готовил эту роль, это был сумасшедший период.

Сейчас Борис и Светлана подготовили сценическую композицию «Пять уголовных дел Сергея Есенина» по дневникам Галины Бениславской. Этот спектакль они играли на разных площадках, в разных городах, в том числе в Крымском драматическом театре у Новикова. Однако севастопольские зрители еще не видели эту работу.

— Мне очень хочется играть. — Я хочу быть востребованной, несмотря на годы. И я надеюсь, что еще получу хорошие роли и сыграю на сцене своего родного театра, которому я верна на протяжении 30 лет.

Другие статьи этого номера