Севастополь — Нью-Голливуд

А почему бы и нет? Некогда суперсекретный город супердержавы привлекает внимание кинематографистов многие годы. Даже во времена пропускного режима в Севастополе снимались десятки фильмов. И сегодня интерес к нашему городу проявляют не только бывшие земляки, заброшенные волею судеб в чужие края, но и продюсеры, ищущие оригинальные съемочные площадки. Хорошо это или плохо? Скорее, хорошо. Съемка даже части фильма — это работа для 20 — 30 севастопольцев в течение месяца или более, а также весьма солидная оплата труда.Некоторые творческие коллективы возвращаются в наш город не только для съемок времен года, но и для реализации новых проектов, в которых есть возможность принять участие и севастопольским актерам. Но при одном условии — если эта работа не нарушает рабочего плана местных театров. Например, нынешним летом известный севастопольской публике актер Анатолий Бобер во время съемок фильма «Отель «Чистый воздух» перевоплощался в водителя-летчика-лодочника. Сценарий фильма сразу приглянулся Анатолию отсутствием кровавых сцен и похабной «клубнички». Фильм по-настоящему добрый, с интересным сюжетом и массой импровизаций.

Первый съемочный день был испытанием не только актерского мастерства, но и элементарной физической выдержки: попробуйте походить в кожаной куртке, шлеме и в ботинках с высокой шнуровкой в 35-градусную июльскую жару.

Герой Бобера — человек сложной судьбы и с какой-то тайной в прошлом. По сценарию он встречает на раздолбанном, видавшем виды грузовом автобусе взыскательную публику, приехавшую на курорт. Он немногословен, но ярок. За кадром останется то, что Анатолию в ходе съемки пришлось штык-ножом съесть без хлеба две банки армейской тушенки. Когда последний кадр был снят, смотреть на тушенку без отвращения Бобер уже не мог.

На аэродроме авиационно-спортивного клуба ОСОУ Анатолий впервые в жизни поднялся на борт «кукурузника» и сразу сел за штурвал командира самолета. Его предупредили, что многочисленные кнопочки, ручечки и рычажки трогать нельзя. Но когда взревел двигатель и пиротехники пустили дымные облака, его первой мыслью было: «А вдруг взлетит?»

А в салоне летящего Ан-2 пассажиры обедали. В очередной сцене на столе должна была появиться почти порожняя бутылка из-под шампанского. А в запасе у реквизитора только полные бутылки. Что делать? Во время съемок актеры не пьют. Только через 20 минут кто-то догадался перелить шампанское в бутылку из-под минералки. Вот как жара на мозги действует.

А через два дня пришлось Боберу научиться управлять рыбацкой фелюгой. Сцена на рыбацком причале в Балаклаве, у бутафорски дымящегося котелка была снята за пару часов. Пот застилал глаза, да еще грим потек. Но кожаную куртку и шлем снимать нельзя. Нелегка доля актера. Вышли в море, снимали сцены на диком пляже в Василевой балке. Уже на обратном пути поднялись волны. В это время закрыли вход в бухту пограничники — в ожидании прихода своего корабля. Качка не всей съемочной группе пришлась по нутру. Вот так и проболтались на рейде полтора часа. Чуть живые сошли на берег.

Уже в первый съемочный день талант Анатолия оценили и продюсер Валерий Кречетов, и мэтр советского кино Спартак Мишулин, и весь актерский коллектив. Но никто так и не смог «вспомнить», в каком таком московском театре работает Бобер…

Другие статьи этого номера