Севастопольский городской приют для несовершеннолетних: помогут ли ему взрослые дяди и тети?

Приют для несовершеннолетних (или как его до сих пор многие называют приемник-распределитель) существует в Севастополе уже 4 года. Здание, в котором располагается приют, никак не соответствует требованиям, выдвигаемым к помещениям, где проживают дети. На одежду для детей денег у приюта хронически не хватает.Как рассказали нам в службе по делам несовершеннолетних Севастопольской городской государственной администрации, в подчинении у которой находится приют, в год на ребенка выделяется по 8 тыс. грн. Такова воля Минфина. Казалось бы, что сумма немалая и для ребенка в семье достаточная, но в названную сумму входит и питание детей, и заработная плата воспитателей, социальных работников и психологов, и оплата коммунальных услуг, и хотя бы косметический ремонт помещения, да и одеть ребят во что-то надо, и в школу с пустыми руками детей не отправишь. Серьезная статья расходов — командировки, ведь иногородних детей надо отвезти по месту проживания. То есть, если посчитать, то на питание для ребенка получается четыре гривны пятьдесят копеек в день…

Приют рассчитан на 15 детей. На каком основании определена именно эта величина приюта, неизвестно никому, потому что бывают периоды, когда там находится вдвое больше маленьких граждан.

Приют арендует часть помещения у приемника-распределителя для несовершеннолетних, который находится на балансе у городского УМВД Украины в г. Севастополе. В 1998 году там был сделан ремонт, но такой, что после открытия приюта он был через три дня закрыт СЭС. С тех пор ремонтируется приют за счет средств, выделяемых государственной администрацией города и усилиями работников приюта. Щели в стенах все равно проявляются…

Идет зима, а многие дети в приюте — в летней одежде и обуви. Для того, чтобы помочь приобрести для них одежду, соответствующую сезону, первичная ячейка Севастопольской организации СДПУ(о) при кабельной телекомпании «Ликком» уже выделила средства, а горком СДПУ(о) взял приют под свое покровительство.

Крошечные комнаты с двухъярусными железными кроватями, в которых одновременно вынуждены размещать детей от 3 до 18 лет, выглядят удручающе. Только детские рисунки и поделки из цветной бумаги да пианино, подаренное спонсорами, радуют глаз. А еще, конечно же, сами дети, которые при всех своих невзгодах не перестают быть обаятельными, открытыми, не перестают тянуться к взрослым и мечтать о счастье, уюте и доброте. Особенно запомнилась пятилетняя кроха Ирочка в смешной шапочке с «ушками», которая доверчиво тянулась ручками к журналистам местного кабельного телевидения, которые снимали сюжет о приюте. Непутевая мамаша девочки умерла от водки, и сейчас Ирочку готовится взять под опеку один из сотрудников этого особенного детского учреждения.

Когда ребенок попадает в приют, вся работа его сотрудников направлена на возвращение его в семью, если есть такая возможность. И с ребенком, который по каким-либо причинам ушел из семьи, и с его родителями работает психолог. В детские дома ребята направляются только в крайнем случае, т.е. если они являются сиротами, если от них отказались родители или если эти мамы и папы лишены родительских прав.

Педагоги приюта стараются показать детям севастопольские музеи, стараются, как могут, украсить быт малышей, устраивают для них праздники. Средняя школа 42 г. Севастополя приняла непростой «контингент» ребят из приюта в свои классы, ведь нельзя лишить детей возможности получить образование.

Для улучшения бытового состояния приюта администрация города выделила пустующее помещение бывшего ПТУ в Инкермане. Это мотивируется тем, что в этом здании можно разместить до 50 детей, там большая прилегающая территория, близко школа. Уже готов проект реконструкции здания. Но там наши чиновники хотят видеть не только приют для несовершеннолетних детей, оказавшихся на улице, но и центр медико-социальной реабилитации несовершеннолетних. Это, конечно, благое дело, но если для создания там приюта требуется около 1 миллиона гривен, то для центра нужно не менее 2 миллионов. На сегодняшний день, как уже, наверное, смогли догадаться читатели, денег не выделено еще ни копейки…

Инкерман — достаточно отдаленный район севастопольского региона, это, в сущности, отдельный город. Что же получается: с глаз долой — из сердца вон? Да и переезд в Инкерман поспособствует разрушению сложившегося педагогического коллектива, благодаря которому приют держится, существует, выполняет свое непростое назначение. Собственно, благодаря именно этим людям многие дети получили возможность изменить свою жизнь, поверить в то, что их кто-то может любить.

Находясь в приюте, не можешь отделаться от чувства вины перед обездоленными детьми. Неужели те люди, которые отвечают за их достойное существование, не испытывают ничего подобного?

Другие статьи этого номера