Роковая палочка

В субботу утром 23 сентября 1995 года я с друзьями на рейсовом автобусе 40 отправился за грибами в район села Родного. «Охота» не задалась, лишь изредка попадались «оленьи рожки», подберезовики и сыроежки. Нужно сказать, что моим постоянным спутником в походе за грибами служила кизиловая палочка с рогулькой в нижнем ее конце и крюком в верхнем. Эта палочка отличалась от других моих палочек тем, что крюк, как мне казалось, напоминал голову коренного уроженца Средней Азии — большой округлый лысый череп и длинная густая борода, которую я зачернил электровыжигателем. Вырезать другие части лица руки мои никак не доходили. Увлекшись сбором грибов, я потерял эту палочку, и мои настойчивые поиски успехом не увенчались.

Вечером этого же дня я позвонил своему другу Кузьминскому Георгию, известному севастопольскому архитектору, и сказал, что поездка за грибами в район села Родного в воскресенье не состоится из-за почти полного их отсутствия. В последнее время мы с Жорой, как я называл своего приятеля со школьных лет, довольно часто по субботам и воскресеньям отправлялись за грибами то в район с.Передового, то в район с.Широкого. Георгий договаривался со своими друзьями о поездке за грибами на их машинах, и мы с комфортом отправлялись с ним на «тихую охоту».

А в 10 часов утра в воскресенье 24 сентября раздался звонок, и жена нашего с Жорой общего друга сообщила, что Жоры нет в живых. Утром, во время купания на пляже Песочном, с ним случился сердечный приступ, и он, не приходя в сознание, скончался. И почему-то я подсознательно вдруг решил, что смерть Жоры как-то связана с потерей палочки, на которой имелось изображение человека. Об этом странном совпадении я часто рассказывал своим друзьям-грибникам.

Прошло шесть лет. Я по-прежнему отправлялся в лес с уже новой палочкой за грибами. Утром в пятницу 5 октября 2001 года я в обществе двух закадычных друзей-охотников на «Москвиче» поехал за грибами в район с.Широкого. Далеко в лес углубляться мы не стали и припарковали машину на краю села. Сбор у машины был назначен в 12 часов. Появившись у места сбора к этому времени, я застал друзей за импровизированным столиком с нехитрой закуской и выпивкой. Ростислав Михайлович, будучи за рулем, в рот не брал ни капли спиртного, а мы с Валентином Ивановичем по чуть-чуть пригубили. Каждый стал хвалиться своим «уловом». В основном, это были грузди и опята, но Ростислав Михайлович торжественно продемонстрировал нам два молодых подосиновика и несколько рыжиков, которые тут же вручил Валентину Ивановичу.

Моя душа грибника не могла успокоиться до тех пор, пока и я не нашел хотя бы несколько таких грибов. Друзья были довольны своим урожаем, а я, прихватив палочку, отправился на поиски рыжиков и подосиновиков. Ни тех, ни других найти мне не удалось, и через час с полным ведром опят и груздей я появился у машины, но… без палочки. Под воздействием винных паров я ее потерял.

Памятуя о случае с Георгием, я попросил друзей меня чуть-чуть подождать и отправился на поиски палочки. К машине я вернулся все-таки без нее. Мы вновь расположились за импровизированным столиком для продолжения трапезы, и я, рассказав им историю шестилетней давности, в шутку попросил помянуть потерянную палочку. Больше всех шутил Валентин Иванович, говоря: «Вот будет смеяться моя жена, когда я ей расскажу, что сегодня в лесу я поминал утерянную тобой палочку». Закончив трапезу, в хорошем настроении мы быстро собрались, и Ростислав Михайлович развез нас по домам.

В понедельник 8 октября 2001 года мне позвонил Ростислав Михайлович и сообщил, что Валентина Ивановича нет в живых. Он скончался 7 октября от сердечного приступа. И еще Ростислав Михайлович сказал, что если когда-нибудь он и возьмет меня в лес за грибами, но только уже без палочки.

Другие статьи этого номера