Перспектива

Гидрографическая служба ЧФ РФ погасила маяки вдоль всего побережья Крыма. Прибрежный и Кипарисный вообще разрушены… Для прибрежного мореплавания в регионе сложилась крайне напряженная, причем искусственно созданная обстановка. Корабли и суда Украины и других государств лишились важной информации, привязок к местности. Но зажечь погашенные маяки наша страна не вправе.Представьте себе умозрительную ситуацию, когда правом включать, выключать, менять перегоревшую лампочку в вашей квартире пользуется сосед. Причем его абсолютно не волнует, что вы набиваете себе шишки, бродя в темноте. Аналогия, на мой взгляд, уместна, когда речь идет о проблеме навигационно-гидрографического оборудования в Крыму и Украине. В данном случае нашим хладнокровным соседом выступает Россия.

Средства навигационного оборудования (СНО) — это специальные сооружения, конструкции и устройства, предназначенные для ориентирования или определения места судна в море, а также ограждения каналов, фарватеров и навигационных опасностей.

Если более конкретно — это береговые и плавучие маяки; светящиеся и несветящиеся знаки; навигационные огни; плавучие предостерегающие знаки (вехи, буи); радиолокационные и гидроакустические маяки; наземные станции радионавигационных систем, другие средства.

При Союзе вышеперечисленное оборудование обслуживали военные флотские структуры. Элементы системы СНО были объектами общесоюзного значения.

Проблема раздела ЧФ бывшего СССР приобрела в начале 90-х годов в отношениях между Украиной и Россией политическую окраску, а потому простой с точки зрения имущественного права вопрос — передача Москвой Киеву общесоюзной собственности, расположенной на территории нашей страны, — все время откладывался.

Когда же в 1997 году две страны подписали соглашение о разделе ЧФ и условиях его базирования в Украине, нам без особых проблем отошли объекты СНО в Одессе, Николаеве, Керчи, но не на Крымском полуострове. Здешнее навигационно-гидрографическое оборудование было зачислено в разряд совместно используемого (а на самом деле — используемого лишь российской стороной. — А.Щ.) либо арендуемого у нас.

Было и такое, которое не попало в российско-украинские документы. Важная деталь: структура ЧФ РФ к тому времени коренным образом изменилась. Большой флот значительно сократился, сузившись фактически до военно-морской базы в Севастополе. Однако маяки в Ялте, Евпатории, на мысе Тарханкут, удаленные от причалов российских кораблей и выполняемых ими задач, продолжали и продолжают сегодня оставаться в руках иностранной военной группировки.

Впрочем, на это удивительное обстоятельство можно было бы закрыть глаза, помня о том, что срок аренды Россией объектов на территории Украины ограничивается 2017 годом и что две наши страны являются стратегическими партнерами, если бы не одно обстоятельство.

Еще в 1997-м Россия через соответствующие службы уведомила, что не несет ответственности за безопасность мореплавания в территориальных водах нашей страны.

Более странную ситуацию, в которую попала Украина, трудно представить. С одной стороны, наше государство после ратификации в 1999 году Конвенции ООН по морскому праву взяло на себя ответственность за безопасность мореплавания в Черном и Азовском морях, с другой — не получило в свои руки инструменты для осуществления этих обязательств. Подчеркну еще раз, в Крыму. Россия же не спешит их Украине передавать, мол, СНО — предмет межгосударственных переговоров.

Начиная с 2000-го гидрографическая служба ЧФ РФ в одностороннем порядке погасила навигационные знаки и маяки (в частности, Скалистый, Окуневка, Витино, Карантинный, Прибойный, Морская, Троицы) вдоль всего побережья Крыма. Прибрежный и Кипарисный вообще разрушены, а знак Артек был упразднен задолго до этого — в 1993-м.

Для прибрежного мореплавания в регионе сложилась крайне напряженная, причем искусственно созданная обстановка. Корабли и суда Украины, других государств лишились важной информации, привязок к местности. Но зажечь погашенные знаки и маяки наша страна тоже была не вправе. Нужно было искать выход.

Попытались это сделать специалисты Севастопольского филиала государственного учреждения «Госгидрография» (Киев), входящего в систему Минтранса Украины. Они написали несколько обращений в Генеральную прокуратуру с просьбой помочь вернуть из незаконного владения гидрографическое имущество, находящееся на территории Крыма от мыса Тарханкуг (на западе) до мыса Аю-Даг (на востоке) — всего 22 объекта.

Логика гидрографов прозрачна. Во-первых, все без исключения объекты в соответствии с законом «О предприятиях, учреждениях, организациях союзного подчинения, размещенных на территории Украины» от 10.09.91, безусловно, наша государственная собственность. Во-вторых, гидрографическое имущество принадлежит Украине и в соответствии с постановлением Кабмина 1282 от 17.08.98. Этим документом оно передано в сферу управления Минтранса в лице государственного учреждения «Госгидрография».

— И закон, и постановление нужно выполнять как можно скорее, — говорит начальник отдела средств навигационного оборудования филиала Владимир Ковтонюк. — Неправомерное удерживание Черноморским флотом чужого имущества лишает нас возможности им пользоваться, выполнять поставленные государством задачи и международные обязательства в своих территориальных водах от Тарханкута до Аю-Дага. Это препятствует реализации госполитики в сфере навигационно-гидрографического обеспечения, подрывает обороноспособность и авторитет страны в мире…

В свою очередь Генпрокуратура подала в хозяйственный суд АРК иск об истребовании у министерства обороны России из незаконного владения указанных выше средств.

В июле суд удовлетворил иск частично. Было решено изъять у ответчика 15 спорных объектов, а 7 оставить, ибо они упоминаются в Соглашении между Украиной и Россией от 28.05.97 как переданные нашей стороной на правах аренды.

Решение не удовлетворило ни ГПУ, ни Минобороны РФ. Разбирательство во второй инстанции — апелляционном хозяйственном суде Севастополя — завершилось в ноябре вердиктом о передаче российской стороной Украине уже 17 гидрографических объектов.

Понятно, что рассмотрение дела и в Высшем хозяйственном суде Украины также не устроит никого. Что будет, если решение, принятое второй инстанцией, останется без изменений? Есть ли механизм реализации? Наивно думать, что российские военные с радостью откроют двери контрольно-пропускных пунктов и запустят на территории частей судебных исполнителей.

— Алгоритм весьма громоздкий, — говорит Владимир Ковтонюк, — мы его действие испытали на себе уже не раз. Чтобы обменяться какими-либо документами или проектами, нашему учреждению и гидрографической службе ЧФ РФ, расположенным на соседних улицах, нужно прибегать к нотам МИД. Они идут через Москву и Киев месяц, а то и два.

Без доброй воли российской стороны, считает Владимир Васильевич, в данной ситуации не обойтись.

— Насколько мне известно, российские коллеги предлагали «Госгидрографии» прибалтийский вариант, когда недвижимое имущество достается Киеву, а движимое — Москве.

— Да, такой подход рассматривался, но он не может нас удовлетворить. Потерять сразу 54 навигационных буя, стоимость каждого — 14 тысяч гривен — сильный удар по системе безопасности мореплавания. Мы на такой вариант не пойдем.

Ковтонюк считает, что процесс передачи СНО надо распространить и на Севастополь, где тоже существует противоречие между фактическим состоянием дел и требованием украинских законов.

Например, сегодня за передвижение на внутреннем рейде города отвечает командный пункт управления ЧФ РФ, где несут совместное дежурство российские и украинские военные моряки. Однако постановлением Кабинета министров эта функция возложена на морской торговый порт Севастополя.

— Порт в свою очередь не сможет выполнить ответственную задачу, — говорит Владимир Васильевич, — пока не получит от ЧФ РФ маяки, знаки и другое имущество…

На днях в Херсоне состоится заседание хозяйственного суда. Истцом выступает Генпрокуратура, которая намерена изъять у Минобороны РФ в пользу государства радионавигационную станцию МАРС-75, расположенную в Геническе и дающую возможность кораблям и судам определять свое место в Черном или Азовском морях с точностью до 60-90 метров.

Пока материал готовился к печати, из неофициальных источников стало известно, что Минобороны РФ обратилось в хозяйственный суд Киева с иском об отмене… постановления нашего правительства 1282. Что это, если не вмешательство во внутренние дела Украины?

Другие статьи этого номера