Для чего все это надо?

И надо же такому случиться, что в конечную, самую южную часть своего пешего перехода он прибыл тогда, когда в Севастополе стояли непривычные для нашего города морозы. Так что отогреться после столь длительного путешествия Сергею не удалось. Подобный эксперимент — от Белого моря до Черного, от Мурманска до Севастополя — осуществлен впервые. Позади осталось девять месяцев перехода, почти шесть тысяч пройденных километров, однако на вопрос, является ли это путешествие уникальным, Сергей отвечает, что в этом нет ничего необычного. Просто он еще раз доказал, что человеку все подвластно. Доказал сам, чтобы научить других выживать в экстремальных ситуациях.Сергей Гордиенко живет в Днепропетровске. Здесь он родился, крестился, учился. Он называет себя профессиональным путешественником. На первый взгляд, такое утверждение кое-кому может показаться странным, потому что географические путешествия для массы людей остались где-то в эпохе великих исторических открытий. Хотя и наши современники — Тур Хейердал, Жак Ив Кусто, Бьерни Осланд да и Федор Конюхов или Юрий Сенкевич — конечно же, являются профессиональными путешественниками. Свое место в их ряду занял Сергей Гордиенко. Путешествовать он начал давно, с середины 70-х годов. Вначале это было овладение техникой преодоления препятствий, сюда входили и альпинизм, и водный слалом, и парус, и пешеходная часть. А уже профессиональным началом он считает переход к Северному полюсу в 1995 г., когда проходили учения МЧС России под командованием Шойгу. Потом была еще одна экспедиция к полюсу в 1998 г. Потом Сергей принимал участие в первой Украинской антарктической экспедиции на станцию «Вернадский» и там же, в Антарктике, он выполнил свою отдельную программу по технике выживания — в течение шести месяцев совершил одиночный поход на 1000 километров.

Действительно, за его плечами — 25.000 пройденных километров. Он вдоль и поперек исходил Кольский, Гыданский и Югорский полуострова, Ямал, Таймыр, Якутию и Чукотку, Алтай, Приморье и Казахстан, он побывал в Южноамериканских Андах. Он занимается серьезными исследованиями и никак не говорит о путешествиях как о хобби или модном сейчас экстриме.

На мой вопрос, что было самым большим его достижением, Сергей ответил: «Я не делю экспедиции на большие и малые, в каждой — своя программа, своя психология, свое преодоление препятствий, свои задачи — в зависимости от поставленных целей».

Ну а вообще-то по вузовскому диплому Гордиенко — историк и сейчас заведует отделом истории и краеведения регионального центра программ развития ЮНЕСКО и ООН, в который входят Днепропетровская, Николаевская, Херсонская и Полтавская области. Он — действительный член Академии устойчивого развития общества и личности (Париж), член Географического общества США и действительный член Севастопольского общества географов.

Нынешняя научная экспедиция взяла старт в Мурманске, хотя Сергей считает, что начиналась она в Севастополе, поскольку ее планы и цели обговаривались в Севастопольском обществе географов, членом которого он является. Именно здесь было решено посвятить уникальное путешествие русским морякам, флотоводческому гению России, победам русского флота, подвигам моряков, а также памяти трагически погибшей атомной подлодки «Курск». Была предусмотрена и научная часть по изучению и сохранению памятников истории и культуры.

Гордиенко решил пройти по части пути «из варяг — в греки», который проходит по европейской части России, Белоруссии и Украины. Из общего числа преодоленных 6.000 километров почти полторы тысячи — на лыжах, две с половиной тысячи километров — по воде, на каркасной надувной байдарке. А остальное — ножками, ножками, десятки километров в день с поклажей и провизией. Никакой техники, и это — главное условие. Как уточняет Сергей, переход исключительно на мускульной силе. Ноги, лыжи, весло. Даже без собаки. Весь скарб — с ним. Все нес, вез, тащил, а то, что приходило в негодность, отбрасывал. Полная автономия. Более того — за все время перехода Сергей ни разу не разжег костер, готовил с помощью примуса. Продукты закупались, как правило, быстрорастворимые, их существует сейчас достаточное количество.

Помимо того, что входит в необходимый рацион, у него разработана своя формула питания. Конечно же, приходилось прибегать ко всякому подножному корму. Рыбы в этом году было очень много, ягоды, кое-какие птицы, случалось, и насекомые. «Специально этого не делал, чтобы не вредить природе, — уточняет он, — но в случае необходимости использовал в пищу». Бывало, что он не выходил к людям до 25 суток и все же надо было идти в поселки или города, чтобы подавать о себе вести в штаб.

Апрель — май, когда начиналось его путешествие, — это уже не зима, но еще не весна. По системе рек и озер, по побережью Белого моря он на лыжах дошел от Мурманска до Петрозаводска. Затем по тайге преодолел большую часть так называемой «осударевой дороги», основанной в то время, когда в период царствования Петра Великого зарождался российский флот. От Петрозаводска начался сплав на байдарке — она была доставлена туда предварительно и напоминала кожаные лодки, на которых ходили монахи. Затем были величайшие озера Севера — Онега и Ладога — и другое, очень красивое и опасное озеро Ильмень, на котором во время шторма поднимается такая волна, что сбивает не то что байдарки, но и солидные суда. Ему пришлось преодолевать озеро ночью, когда шторм стих. Затем была величайшая историческая река Лопоть, затем знаменитый город Холм в Новгородской области, известный своими памятниками деревянного зодчества, которые были утрачены в годы Великой Отечественной войны. Кстати, именно сюда на пути «из варяг — в греки» доплывали суда, с которых потом все содержимое перегружалось на телеги и далее путники шли до Торопца, где уже на более мелких судах отправлялись вниз по системе рек до Днепра.

Что мы знаем о пути «из варяг — в греки»? Вероятно, он существовал еще до нашей эры, но в исторической литературе более всего датируется V — XIV столетиями. Сам маршрут — это переход от нынешнего Осло до Стамбула. Скандинавию Сергей оставил в стороне, зато он, единственный в наше время, полностью прошел центральную европейскую часть маршрута до Днепропетровска. И прошел так, как это делали предки. Реки, озера, заводи, болота, торфяники… По течению и против него, в стужу, туманы, дождь и гарь.

Самым сложным и самым экстремальным испытанием для него оказались горящие торфяники и в Белоруссии, и уже в Украине. Горело все вокруг. От гари и едкого дыма спрятаться было невозможно. Забиты бронхи, легкие, сжаты сосуды. Невозможно дышать, двигаться, спать. И негде спрятаться. И так — почти месяц. Люди покидали поселки, забирали скот и уходили. Проще всего ему было обратиться к медикам и начать лечение. Но Сергей, превозмогая все, шел дальше. А какие штормы были на его пути! А какие курьезы! В водохранилище он попал в огромную стаю толстолобиков. Рыбаки потом объяснили ему, что это очень опасно. Но и сам он испытал, что значит животная стихия. Рыбы пугаются, но не уходят, а начинают выпрыгивать из воды. Они велики по размеру и способны нанести ущерб лодке и даже сбить человека. Действительно, несколько рыб, выпрыгнувших из воды, согнули шпангоуты на байдарке.

Он услышал легенду, что на одной новгородской болотине, именуемой как Погорельский Мох, есть острова, к которым в древности причаливали лодки. Да так и оставались. Рассказывали ему местные жители, что даже видели следы такой лодки. Однако где это было, никто уже не помнил. Сергей отправился на поиски вместе с проводником. И надо же — ему повезло! Обнаружили корму. Разгребли мох, увидели великолепно сохранившуюся металлическую цепь. «Лодка большая, вероятно, Новгород, XII век. В болотах вообще все хорошо сохраняется, даже люди. В свое время, когда Тур Хейердал на одном из скандинавских озер поднял лодку, так там сохранились тела нескольких викингов и даже лошадь».

Кстати, Сергей с удовольствием вспоминает свои встречи с Туром Хейердалом в 1993 г.в клубе путешественников «Киевская Русь». Мэтр-путешественник благословил его на поход к Северному полюсу. «С этого все и началось, — говорит Сергей. — А потом были профессиональные встречи. Меня всегда интересовала тема «славяне — готты».

И надо же такому случиться, что ныне на одном из переходов Сергей встретил племянника Хейердала — Эрика, который совершал путешествие на велосипеде от Мурманска до Магадана. Уже потом Сергей узнал, что до конца маршрута парню дойти не удалось, где-то в Сибири у него украли велосипед и вещи.

А вот еще об открытиях Сергея. В белорусском поселке Кистени, знаменитом своими кузнецами и мастерами-оружейниками, ему удалось отыскать представителей старого, уже забытого промысла. Старики здесь все еще изготовляют лодки-однодревки, для чего долбят могучие стволы. Нашел такое поселение и на Днепре. Потом оказалось, что делают их и в заброшенном днепровском поселке. И об этих, и о других уже мощных мореходных лодках Сергей снял видеофильм, который, безусловно, вызовет большой интерес у специалистов.

Действительно, для чего это надо в наш век, когда есть самолеты, поезда, машины?

— Должен сказать, что я не одиночка по своей натуре. Люблю людей, общение, — отвечает Сергей. — Но цивилизации очень шатки. Рушатся города и государства. Человек часто оказывается беззащитным перед стихией. Задача такая — научить, чтобы человек, находясь в одиночестве, смог выжить. Необходимы тесты по выживанию, по крайней мере, для молодых людей, которые попадают в такие ситуации. В Днепропетровском центре мы работаем с молодежью, я передаю свой опыт. Важно преодолеть страх. Мои тесты на выживание подходят не всем. 60% населения Земли избалованы цивилизацией, поэтому сигнал смерти воспринимают очень легко. Им проще умереть, чем бороться.

Вот так, один человек на своем примере вселяет сотням и тысячам людей фактор надежды. И, не останавливаясь, идет вперед. На 2003 г. он запланировал кругосветное путешествие. Первая часть — транс-Евразия. Мечтает попасть в Японию. Там, говорит, живет загадочный народ — айны. Есть предположение, что они родственны славянам.

И как всегда он начнет свой маршрут из Севастополя и опять по окончании путешествия вернется в Севастополь. Потому что он считает: здесь сходятся все дороги.

Другие статьи этого номера