Целительный язык предков

«То, что в одном веке считается мистикой, то в другом становится научной истиной». (Парацельс)

Не так давно мне довелось побывать в Архангельске, ездил туда на международный семинар стран СНГ, посвященный проблемам расследования катастроф НЛО. За день до отъезда встретил своего приятеля, уроженца этого северного города. Он мне дал адресок родственников, обещал позвонить, чтобы «встретили и обогрели» на трое суток. Кое-что передавая своим родичам на словах, Сергей Витальевич попросил меня особо поинтересоваться судьбой его племянника, названного, кстати, по имени своего дяди — тоже Сережей. Оказывается, три года назад в него попала молния на рыбалке, еле парня отходили. В итоге он стал сильно заикаться, вот Сережа и попросил узнать, есть ли какие-либо подвижки в лечении…

Архангельск встретил меня непривычным холодом (это в сентябре-то!) и зябким туманом. Родственники Сергея Витальевича оказались весьма симпатичными, гостеприимными людьми. Кстати, очень гордились своим родством (в пятом или шестом поколении) с первопроходцами-строителями царского флота. Сережу я в первый день не застал, он выехал в С-Петербург на выставку юных художников Севера Российской Федерации.

Я, помнится, аккуратно справился о состоянии здоровья племянника Сергея Витальевича и в ответ услышал в общем-то просто фантастический рассказ. Оказывается, по словам двоюродной сестры моего севастопольского приятеля Станиславы Егоровны, Сережа после своего несчастья почти полгода провалялся в больницах, а затем с сильным поражением речевой функции был выписан. Он пропустил год школы, забросил свои упражнения в живописи и впал в полную депрессию, сидел в своей комнате при свечах в ясный полдень.

Как-то в эту семью «на огонек» зашел друг детства мужа Станиславы Егоровны, ныне настоятель одного из мужских монастырей под Псковом. Он по сугубо епархиальным делам приехал в Архангельск, в командировку. Естественно, узнал о беде хозяев и неожиданно вызвался помочь. Оказывается, он, бывший в миру врач-невропатолог, за несколько лет своей жизни в монастыре написал целую диссертацию о благотворном воздействии на нервную систему подростков изучения и особенно громкой читки книг на церковно-славянском языке. В перечне избавлений от различных болезней значится и заикание.

По рекомендации настоятеля монастыря Сергею приобрели на книжной толкучке несколько молитвенников, книгу псалмов и по спецметодике игумена Михаила начали учить Сергея основам церковно-славянского языка. Самое главное в этой методике: за час до сна необходимо было, не останавливаясь, громко читать все, что отведено в молитвеннике на конкретный день.

Вначале было трудно. Сережа не укладывался в установленный «норматив». Но вскоре дело заладилось и наступил, наконец, тот день, когда он прочел десять молитв по три раза каждую… без запинки.

Таким образом племяш Сергея Витальевича обрел новое дыхание, прямо-таки вернулся к нормальной жизни.

Ученые, кстати, предполагают, что в любой православной молитве есть некая «целительная компонента», помогающая особым сленгом предков восстанавливать утраченные функции нервной системы. Что ж, тому яркий пример — случай с мальчиком Сережей на далекой Архангельщине.

Другие статьи этого номера