Хирург божьей милостью

Летом 1962 г. я лежал в хирургическом отделении 1-й городской больницы после операции аппендицита. В один прекрасный день вдруг всем больным было приказано срочно выйти из отделения и расположиться в сквере вокруг больницы на расстоянии не менее 100 м от корпуса. Лежачих больных вынесли на носилках. Мы обратили внимание, что в отделении бегают военные моряки, что-то носят.

Прошло 1-2 часа, и нам сказали, что всем можно вернуться в палаты. Что мы и сделали. Но стали, естественно, интересоваться: что же случилось? Поговорив с медперсоналом, мы узнали, в чем дело.

В те времена окрестности города были напичканы «остатками» Великой Отечественной войны — деталями и обломками военной техники, снарядами, минами. Всего этого было немало. Понятно, что это интересовало в первую очередь севастопольских пацанов.

И случилось вот что. Несколько пацанов на «Максимке» нашли ротный миномет и начали его разбирать. Но он не поддавался. Тогда один из них навалился животом на ствол и начал крутить винт подъемного устройства. Раскрутил. А в стволе оказалась мина. Миномет сработал, но начальная скорость мины была невелика и она застряла в животе пацана и, к счастью, не взорвалась.

Сначала, рассказывают, пацана с торчащей из живота миной привезли в госпиталь. Но там желающих удалить эту мину не оказалось. Тогда его привезли в хирургическое отделение 1-й горбольницы. И взялся сделать эту операцию его заведующий доктор Леонид Вуколович Бобылев. Вот тогда-то и удалили из корпуса всех больных, в том числе и меня. В операционной остался один Леонид Вуколович. В дверях поставили броневую плиту, за которой спрятались военные моряки-минеры. Они-то и консультировали хирурга Бобылева. Операция прошла успешно, все остались живы, в том числе и пацан-«минометчик».

Недавно, после опубликования в «Славе» статьи известного в Севастополе библиографа и краеведа Е.М.Шварц «Полвека и секунды доктора Шульгиной», я созвонился с Валерией Петровной, которая очень тепло отзывалась о докторе Бобылеве, называя его хирургом «от бога», прекрасным человеком. Я спросил ее: помнит ли она этот случай с миной? Она ответила, что в послевоенные годы случаев с травмами от взрывоопасных предметов было очень много, все их запомнить невозможно.

Но я этот случай помню уже более сорока лет и никогда не забуду подвиг — по-другому я назвать его не могу — доктора Бобылева. А статья Е.М. Шварц лишь подтолкнула меня, чтобы написать об этом.

Чтобы узнать о герое побольше, я обратился к старшему инспектору отдела кадров Екатерине Михайловне Гетманец, которая любезно познакомила меня с директором музея 1-й горбольницы Борисом Владимировичем Зинченко. Он-то и предоставил мне имеющиеся у них документы. Биография хирурга Бобылева оказалась похожей на биографии нескольких поколений советских людей.

Родился Леонид Вуколович в 1906 г. в Днепропетровске в рабочей семье. Мать — неграмотная крестьянка, семья многодетная, очень бедная. В семь лет его отдали батрачить в деревню, очевидно, спасая от голода. Окончил церковно-приходскую школу. В 1920 г. вернулся в город, работал подсобником, учеником слесаря, кочегаром. Затем — ФЗО, рабфак, Днепропетровский медицинский институт. Окончил его в 1933 г. и направлен в сельскую глубинку, а в 1936 г. начал работать хирургом в г. Бердянске. В 1939 г. призвали в Красную Армию. Великую Отечественную войну хирург Бобылев прошел от первого до последнего дня, был участником Сталинградской битвы, Орловско-Курского сражения, закончил ее в Берлине. Начал войну в санбате, закончил — ведущим хирургом фронтового госпиталя 4-го Украинского фронта. За это время спас десятки тысяч советских воинов. Насмотрелся много. В 1944 г. был заместителем уполномоченного Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию зверств фашистов в г. Станиславе. Здесь оккупанты расстреляли всех больных и раненых, находящихся в городских больницах и госпиталях, в том числе детей-инвалидов.

В 1946 г. майор медицинской службы Бобылев демобилизовался и стал работать старшим хирургом в г. Борисове Минской области. Но заболела жена, тоже врач В.Ф. Гонсиоровская, и семья переехала в 1950 г. в наш Севастополь, где его назначили главным хирургом городского отдела здравоохранения. Одновременно он стал заведующим 2-м хирургическим отделением 1-й горбольницы.

На всех своих постах Леонид Вуколович всегда был милосерден к раненым и больным, принципиален, доброжелателен. Он был прекрасным диагностом, отличным организатором медицины. С любовью он растил медицинские кадры. У него начинал мой младший брат Дмитрий Андреевич Строгонов, которого он рекомендовал в ординатуру, а затем и в аспирантуру. При нем в больнице были организованы новые специальные отделения — травматологии, урологии, ухо-горло-носа.

В 1966 г. он по состоянию здоровья — сказались четыре фронтовых года — освобожден от должности главного хирурга города, но до 1976 г. продолжал заведовать отделением. Затем перешел на должность врача-хирурга, на которой находился до своего последнего дня — 1 февраля 1979 г. Ни один медик, ни один больной не забудет «доктора — золотые руки» — Леонида Вуколовича Бобылева, если хотя бы раз общался с ним.

Интересно, где сейчас пацан-«минометчик», которого спас Леонид Вуколович? Ему теперь около 50 лет.

В прошлом году мне пришлось оказаться в современном хирургическом отделении 1-й горбольницы. Грустно видеть выбитые стекла, обвалившуюся с потолка штукатурку, обшарпанные стены, нищенское одноразовое питание. Невольно вспомнил ухоженные палаты, белоснежное белье, отличное питание в 1962 г.

Да! Другие времена, другие люди!

Другие статьи этого номера