Балаклава без погон?

На период вековой давности приходится пик расцвета Балаклавы как курорта. Известный писатель С.Скиталец называл его «ситцевым» — дешевым, значит, для простолюдинов. Сравнимые с Ялтой дешевизна и доступность городка у живописной лазурной бухты были по достоинству также оценены представителями творческой интеллигенции. Д.Мамина-Сибиряка, однако, одолевали тяжелые предчувствия. «Чудное местечко, — писал он, — счастливо пока тем, что на него обращено мало благосклонного внимания ее величества публики». Не желая того, Дмитрий Наркисович словно беду накликал.

В начале 30-х годов на Балаклаву положил тяжелый взгляд железный сталинский нарком Серго Орджоникидзе. По его указанию временно здесь началась добыча известняковых флюсов для металлургических предприятий юга Украины. Эксплуатация недр городка затянулась на шесть десятилетий. Горняки от души постарались так, что на месте подпиравших небо гор сказочной красоты разверзлись бездонные кратеры. В безветрие над ними клубится пыль, начиненная ядами взрывов. Былая врачующая тишина нарушается хрустом металлических «челюстей» дробилок обогатительной фабрики.

Затем в воспетой Гомером бухте, аналога которой в мире нет, разместили бригаду подводных лодок. На десятилетия. Все это время из судов в лазурную воду тугими струями текли не только нечистоты. За борт также летели отработанные аккумуляторы с их опасной для здоровья людей начинкой.

Хрупкая, ранимая Балаклава основательно надорвалась от непомерного груза, взваленного на ее плечи. На нее больно смотреть. На западном берегу, где хозяйничали военные, пустыми глазницами зияют остовы старинных вилл Юсупова, Апраксина и представителей других известных в России родов. Глядишь на эти руины и не веришь, что война закончилась не вчера, а более полувека назад.

В мелководной северной части бухты в пробах воды постоянно отмечается превышение, иногда в 10-100 раз, предельно допустимых концентраций по аммонийному и нитратному азоту. Зафиксировано запредельное содержание в морской воде также фосфатов, липидов и прочей гадости. Придонный ил сверх всякой меры загажен осевшими нефтепродуктами, тяжелыми металлами, другими непотребными элементами. Их несут в бухту потоки шламовых вод, которые сбрасывают объекты Балаклавского рудоуправления, неочищенные канализационные стоки, производственные стоки завода «Металлист». Потоки дождевой воды несут в бухту яды и удобрения из окрестных виноградников.

Оторопь берет от данных результатов наблюдений специалистов соответствующего профиля. «Видовое разнообразие, — пишут они, — сведено к минимуму…черноморская устрица фактически исчезла». Между прочим, занесенная в Красную книгу черноморская устрица — не только пищевой деликатес, но и активный фильтратор морской воды. «В настоящее время, — читаем далее в официальном документе, — естественные запасы мидий в Балаклавской бухте сократились до критических и не способны в течение обозримого будущего привести к восстановлению популяции». И как итог: «Балаклавская бухта потеряла свое рекреационное и рыбохозяйственное значение». Но с этим последним выводом, несмотря на его тяжесть, балаклавцы не намерены соглашаться.

Корреспондент «Славы Севастополя» беседует с председателем Балаклавской районной государственной администрации Э.Г.ГАНЧЕВЫМ.

— Балаклава, — говорит Эдуард Григорьевич, — готовится отметить в 2004 году свое 2500-летие и 150-летие Первой обороны Севастополя в ходе Крымской (Восточной) войны, когда российские войска противостояли высадившимся у нас англичанам, французам, туркам и итальянцам. Составная часть мероприятий по подготовке к юбилеям — предпринимаемые нами шаги по демилитаризации Балаклавской бухты. Во второй половине августа прошлого года Кабмин поручил заинтересованным силовым ведомствам заняться вопросом дальнейшего использования переданного им в апреле 1999 года имущества расположенных на побережье Балаклавской бухты военных городков. Осенью прошлого года в течение трех дней в рамках этого правительственного поручения в Балаклаве работала межведомственная рабочая группа, составленная из высоких представителей министерств: экономики и по вопросам европейской интеграции, обороны, внутренних дел, а также Госкомграницы, Фонда гос-имущества. В числе тех, кого делегировал в нее Севастополь, были заместитель председателя городской государственной администрации О.В.Локтионов и я. Возглавил межведомственную рабочую группу начальник управления экономики обороны и безопасности департамента экономики обороны правоохранительной деятельности В.Л.Артемьев. По напряженному графику состоялся ряд заседаний, было также организовано посещение территорий дислокации подразделений украинских силовых ведомств. Обсуждались очень сложные вопросы самого щепетильного сектора, касающегося собственности. В.Л.Артемьев предложил искать их решение в рамках правового поля, исходя из интересов государства и с учетом интересов силовых министерств и ведомств, Севастопольской городской и Балаклавской районной государственных администраций. Он призвал путем компромиссов находить точки соприкосновения. Непростая задачка. Но, замечу, итоговый протокол предельно конкретного содержания подписали все 18 членов рабочей группы.

— В межведомственной рабочей группе, кроме севастопольцев, мы видели ответственных сотрудников пяти министерств и ведомств. В то время правительство возглавлял Анатолий Кинах, нынче — Виктор Янукович. У нас есть печальный опыт последствий подобной смены караула. Помните, один министр по вопросам экологической безопасности пообещал открыть финансирование проектирования очистных сооружений в Балаклаве, а сменивший его руководитель этого ведомства отпуск денег приостановил. Не будет ли так и на этот раз?

— Любая смена руководства в столице сопряжена с необходимостью дублирования уже наработанных вопросов с новыми министрами, вице-премьерами. Верно, многие из них — новые люди. Но, как я убедился в ходе недавнего посещения Киева, на местах остались госсекретари министерств, что является фактом сохранения стабильности исполнительной ветви власти. Наверное, зря в свое время кое-кто активно выступал против института госсекретарей, но это к слову. К тому же поручение главы правительства прежнего состава родилось отнюдь не на пустом месте. Оно выдержано в духе мероприятий по подготовке к 2500-летию Балаклавы и 150-летию Первой обороны Севастополя, в духе взятого в нашем городе курса на развитие рекреации и международного туризма. Балаклавцам и севастопольцам, наверное, интересно будет узнать о том, что почти был готов к подписанию состав оргкомитета на столичном уровне по подготовке к 2500-летию Балаклавы. Его должен был возглавить вице-премьер по гуманитарным вопросам. Теперь эту должность занимает Дмитрий Табачник. Придется вновь пройти по кругу за визами новых министров. Да, будут хлопоты, трудности, но оптимизма добавляет то обстоятельство, что на руках мы имеем и поручение Президента Украины по Балаклаве. А его слово остается в силе, как бы ни менялся состав правительства.

— Поддержка Президента страны — это весомый аргумент в осуществлении намеченного.

— Это тем более ценно, что поддержка Леонида Даниловича распространяется и на принятые у нас концептуальные документы — это Концепция развития г. Севастополя, принятая горсоветом в 2001 году, и утвержденная год спустя Балаклавским райсоветом концепция развития района на период до 2010 года. В них обозначены новые пути экономического и социального развития территорий. Для Балаклавы приоритетными определены: туризм, рекреация, агропромышленный комплекс, высокотехнологическое экологически безопасное производство.

— По результатам работы межведомственной рабочей группы был составлен план дальнейших действий. Им, в частности, предусматривалось разработать ТЭО — технико-экономические обоснования использования объектов береговой инфраструктуры Балаклавской бухты и представить его на экспертизу в Минэкономики. Всего в документ внесено 14 подобных пунктов. Сроки их реализации истекли в конце прошлого года. Управились? Были ли неожиданности в ходе работы?

— Пункты плана, ответственность за осуществление которых была возложена на севастопольцев, понятно, и на балаклавцев, более-менее выполнены. Но при углубленном рассмотрении некоторых вопросов, в том числе и вопроса разработки упомянутых вами ТЭО, в очередной раз столкнулись со старой проблемой отсутствия генплана застройки Балаклавы и плана детальной планировки с правилами застройки, технико-экономического обоснования развития территории. Кстати, Севастополь недавно приступил к разработке нового генплана.

— Документы очень серьезные. Выходит, телега впрягается впереди лошади. Разработка одного генплана — дело не одного месяца.

— Почему же? При нормальном финансировании его можно изготовить в достаточно сжатые сроки. Но в любом случае без генплана никак нельзя. Мы уже пожинаем последствия его отсутствия. Примером может служить осуществляемая жилая застройка 5-го — 7-го километра Балаклавского шоссе, где приступили к делу без достаточной предварительной проработки, в общем-то, благого намерения. Сегодня дома есть, а прокладка инженерных сетей отстает. В Балаклаве, где предполагается поднять серьезные объекты рекреационного и туристического направления, где намечено строительство очистных сооружений, системы канализования и газификации исторического центра, наступать на те же грабли просто нельзя. И строить по схеме «кто в лес, кто по дрова» тоже нельзя. Уж больно серьезные поставлены задачи.

— И тем не менее мало-помалу дело движется. В официальной обстановке председатель городской государственной администрации Леонид Жунько объявил о достигнутой договоренности по перебазированию из Балаклавы в другое место украинской подводной лодки «Запорiжжя».

— По передислокации подводной лодки принципиальное согласие получено и от министра обороны Украины генерала Владимира Шкидченко. Сравнительно недавно в сопровождении самых высоких должностных лиц Военно-Морских Сил ВС Украины он посетил Балаклаву. Не было обнаружено непреодолимых препятствий и по некоторым другим объектам Минобороны, расположенным в Балаклаве. Нужны лишь средства. Как выход из создавшегося положения рассматривается вариант продажи на аукционе имущества, ныне принадлежащего Минобороны, с условием, что вырученные деньги пойдут на его нужды. Здесь уместно будет сказать, что из всех воинских частей силовых ведомств, расположенных у нас, лишь морские пограничники несут боевые дежурства. За МВД числятся расположенные на западном берегу военные городки Б-1 и Б-24. Руководство этого ведомства поделилось своими планами использовать их под учреждение лечебно-профилактического профиля для сотрудников органов внутренних дел. И, как говорится, на здоровье.

— Потрясающе, объект МВД можно превратить в дом отдыха или санаторий. Труднее, догадываюсь, что-то изменить на заводе «Металлист» и на сугубо гражданском предприятии, каким является Балаклавское рудоуправление. Но их деятельность, с какой стороны ни подходи, никак не вписывается в перспективу развития Балаклавы как международного центра рекреации и туризма.

— Работа «Металлиста» никогда не согласовывалась с элементарными санитарными нормами. Так, его плавучий док расположен буквально рядом с жилыми домами. Худо их жильцам, да и дорогостоящий док нельзя использовать по полной программе. Для него уже есть место по другому адресу. Чтобы он его обрел, нужны средства. И деньги найдутся у заинтересованных фирм. На договорных условиях они готовы отбуксировать док, скажем, в Камышовую или иную бухту с тем, чтобы продолжить там его эксплуатацию без ограничений, обязательных в Балаклаве. Во время пребывания у нас Владимира Шкидченко шел также разговор о будущем «Металлиста», так как он принадлежит Минобороны. Государственная форма собственности — это сегодня долги по зарплате, перед бюджетом, отсутствие всяких надежд на инвестиции. Родственные предприятия, такие как «Севморзавод», давно ушли вперед по изменению формы собственности. Инвестиции, заказы на судоремонт, судостроение будут идти туда. Что остается «Металлисту»? Уходить из структуры Минобороны, акционироваться и находить свою нишу в производстве товаров и предоставлении услуг. Это может быть постройка маломерных судов. Если постараться, потенциальными клиентами «Металлиста» могут стать яхтсмены. Богатая на события история рудоуправления — это заметные этапы в экономическом и социальном развитии Балаклавы. В этом плане и сейчас предприятию, преобразованному в закрытое акционерное общество, принадлежит ведущая роль. Этого нельзя не учитывать. Но при нынешних темпах работы горняков кладовая Кадыковского карьера исчерпает себя года через два, на Псилерахском дно обнажится лет этак через десять. Что дальше? Освоение месторождения горы Гасфорт сегодня представляется проблематичным. Наиболее вероятным видится продвижение к Караньскому месторождению. Но прежде предстоит пройти сложную процедуру получения землеотвода, которого пока нет. В данной ситуации власть должна беспокоить проблема будущего тысячного коллектива.

— А разве курс на рекреацию и сферу туризма — это не дополнительные рабочие места?

— На примере Донбасса мы приобрели безрадостный опыт, когда вчерашние труженики закрытых шахт не нашли дела для своих рабочих рук. Потребовались годы, чтобы снять остроту проблемы. На такой путь становиться нельзя. Да, обогатительная фабрика в Балаклаве явно не на месте. Нужно время для того, чтобы с минимальными потерями для производства, для бюджета и, самое главное, для людей решить назревающую проблему. Она поддается решению, если ею займутся не только в Севастополе, но и в Киеве, в соответствующем министерстве. Надо добиться того, чтобы, если это потребуется, люди плавно переходили из одной в другую сферу производства.

— Спасибо за беседу. Мы желаем найти разумные, взвешенные решения столь сложных задач. Мы надеемся на сотрудничество по информированию населения о происходящих переменах.

На фото:  Балаклава сегодня. Если попытаться обойти бухту по ее периметру, то непременно наткнешься на проходные, заборы с колючей проволокой. Менее трети ее открыто для простого люда. Но верится, что она будет доступна для отдыхающих, для яхт.

Другие статьи этого номера