«Это трудное, но безумно интересное и ответственное дело — женщина-телохранитель»

Парадокс: многие мужчины принципиально не желают связывать свою молодую беззаботную жизнь с обязывающей военной специальностью, а женщины, некоторая их часть, рвутся в военные училища, подписывают контракты, меняя платьица и каблучки на мешковатый камуфляж. Более того, выбирают поистине редкие мужские профессии. Например, женщина-телохранитель. Психологи толкуют сей факт по-своему. Существует, якобы, «мускульный» тип женщин, которым нравится стрелять, летать, прыгать с парашютом, находиться в экстремальных ситуациях, и в этом, дескать, нет ничего противоестественного, просто каждому свое…Я представляла себе младших сержантов подразделения судебной милиции Елену Солодилову и Екатерину Мищенко эдакими накачанными басовитыми девицами с грубоватыми манерами. Но встретилась с молодыми симпатичными девушками в ладно сидящей черной форме, милыми и доброжелательными.

Лена и Катя — студентки 4 и 5 курсов заочного отделения Таврического национального университета им. Вернадского, факультета правоведения. У Лены в ее двадцать пять за спиной еще Симферопольский юридический техникум, работа в пенсионном фонде по хозяйственному праву. Кате — двадцать один, сразу после школы пробовала поступить в Донецкий институт внутренних дел, не получилось, имеет почти трехлетний опыт работы в адвокатской конторе. «После десятого класса альтернативы не было — только в милицию. Это была моя давнишняя мечта. Привлекала определенная романтика, хотелось доказать себе, что способна наравне с ровесниками-мальчишками точно так же бегать, прыгать, драться, защищать и защищаться», — рассказывает Катя.

«Не стоит забывать и о семейных традициях, — подхватывает Лена. — В нашей семье все, кроме мамы, юристы: папа отдал 25 лет службе ОГСО, дядя — майор милиции, брат тоже работает в правоохранительных органах. Я выросла в окружении людей, преданных этому делу, и судьбу свою определила задолго до окончания школы».

Словом, Лена и Катя убеждены: женщины имеют полное право работать телохранителями и могут делать это не менее профессионально, нежели мужчины.

Три месяца назад они (мы не упомянули еще Машу Мазуренко, с которой по независящим от нее причинам встретиться не смогли) стали сотрудниками специального отдельного взвода милиции по обеспечению безопасности работников суда, правоохранительных органов, лиц, которые принимают участие в уголовном судопроизводстве, членов их семей и близких родственников, и для охраны учреждений судебных экспертиз УМВД Украины в Севастополе. Поначалу мужской коллектив осторожно воспринял появление слабого пола. Однако все быстро наладилось. Командир подразделения майор Виктор Ковтонюк взял к себе девушек не случайно. Основная их функция в подразделении, занимающая большую часть времени, — это поддержание правопорядка в судах. Для многих (а в суды приходят разные люди) присутствие человека с оружием и резиновой дубиной является своеобразным табу, сдерживающим негативные эмоции или намерения. Реже бывают ситуации, когда в охране нуждаются именно женщины. А поскольку при обеспечении личной безопасности телохранитель сопровождает клиента везде, вплоть до туалета, то не стоит подробно объяснять, почему женщин должны охранять женщины. Несмотря на недолгое присутствие в подразделении, девушки уже участвовали в охране женщины-судьи и ее семьи.

Один мой знакомый уверял, что женщины-телохранители — нонсенс и, скорее всего, они пришли в подразделение ради будущих мужей, льгот и денег. «Ну нет. Все совершенно иначе», — возмутились Лена и Катя. Во-первых, Катя — женщина замужняя. Муж — старший лейтенант милиции, эксперт-криминалист. У Лены тоже есть молодой человек, который, между прочим, гордится работой своей подруги. Во-вторых, зарплата у девушек такая же, как и у ребят подразделения (оставляет желать лучшего), льготы и прочее — тоже все, как у всех. Необычно лишь то, что заняты они даже для мужчин делом нетрадиционным. «Почему?» — главный вопрос, с которым я обратилась к девушкам.

— Конечно, это трудная и очень ответственная работа, но столь же интересная и живая, — последовал короткий ответ.

С физическими нагрузками девушки справляются успешно. Наравне с остальным личным составом упражняются в стрельбе, рукопашном бое, беге и т. д. — нормативы практически у всех одинаковы. В прошлом Лена серьезно занималась танцами, Катя — плаванием. Кстати, выходить замуж и рожать детей женщинам-телохранителям в этом подразделении не возбраняется. Другое дело — отстранение их на определенный период времени от некоторых обязанностей.

— С экранов телевизоров не сходят герои-супермены, меняются лишь исполнители ролей. Есть ли среди них ваши кумиры, которым вы не прочь подражать? — спросила я у девушек.

— Однажды поймала себя на мысли, — отвечает Катя, — что смотрю боевики большей частью как учебные пособия: анализирую ошибки в поведении героя, отмечаю быстроту реакции, технику выполнения приемов — стараюсь почерпнуть что-то полезное для себя.

— А как насчет красивого платья, которое нельзя надеть на работу, или туфель на шпильке? Каждой женщине хочется выглядеть привлекательно, согласны?

— Наоборот, — отвечает Лена, — многим нравятся женщины в форме, и нам самим тоже. Когда, например, мы втроем садимся в троллейбус, народ обращает внимание на нас больше, чем если бы мы были в коротких юбках и декольте.

— Телохранители — это конечная цель или ступень к осуществлению дальнейших планов?

— Пока конечная цель — совершенствовать профессиональные навыки, о планах загадывать рано. Зато есть пожелание: чтобы у женщин не возникало необходимости пользоваться нашими услугами. Лучше, если искусство рукопашного боя и меткой стрельбы народ будет демонстрировать лишь в стенах спортивных залов.

Женщин-телохранителей видели в близком окружении сильных мира сего. В том числе президента США Клинтона, ливийского диктатора Каддафи, премьер-министра Израиля Натаньяху, канцлера Германии Коля. Телохранители-женщины ценятся за интуицию и «алогичное» женское поведение, непонятное мужчинам. Женщина успокаивающе воздействует на недоброжелателя: большинство мужчин не воспринимают женщин как серьезного противника. Возможно, принцесса Диана осталась бы жива, если бы ее телохранителем была женщина!

На снимке:  Е.Солодилова и Е.Мищенко.

Другие статьи этого номера