В детях — наша сила

Выстоявших и победивших, мать и отца и сотни таких же, как они, бывших политических заключенных отправили обратно на Соловки. Правда, теперь уже на поселение. Там у семьи Лебнихтов-Халиковых родилось четверо детей, в том числе и Зигмунда — героиня нашего рассказа.После смерти Сталина семья переехала в родной город отца — Ташкент. Жизнь потихоньку налаживалась. На свет появилось еще пятеро желанных детей. Мама, тем не менее, окончила медицинский институт, позднее защитила диссертацию в области нейрохирургии. Папа занимался общественной работой. За дельным советом к отцу приходил чуть ли не весь город. Когда Зигмунде исполнилось двенадцать лет, нашлась ее бабушка. Приехала из Латвии в Ташкент и забрала внучку к себе в Даугавпилс. «Давай я возьму хоть одного ребенка, тебе полегче будет», — предложила она матери.

Бабушка врачевала людей травами. Именно бабушка открыла маленькой Зиге секреты: как, когда и какую траву собирать, учитывая лунные фазы, дала ей первые уроки астрологии. «Бабушка научила верить не только в Бога, но и в себя, — говорит Зигмунда. — Помню слова, которые она твердила как молитву: если не я, то кто? Пожалуй, это был ее жизненный девиз».

Зигмунда выросла. Вопрос «Кем быть?» перед ней не стоял. Конечно, лечить! И она поступила в Ташкентский медицинский институт, на факультет педиатрии. А потом в числе двадцати двух человек (из тысячи пятисот желающих) еще четыре с половиной года постигала искусство массажа и философию бытия в Тибетской школе, ставшей важнейшим этапом в ее полной испытаний жизни.

В двадцать семь, будучи уже взрослым человеком, вышла замуж. Очень, очень хотелось иметь детей. Трагедия заключалась в том, что из-за отрицательного резус-фактора Зигмунда не могла выносить плод и не один раз теряла ребенка. Наконец после нескольких неудачных беременностей родилось двое — мальчик и девочка, с разницей в одиннадцать месяцев. Но дети росли слабыми и болезненными, почти ничего не ели, а главное — не росли. Их повезли в Институт генетики роста. Там врачи констатировали: готовьтесь к самому худшему, дети рождены на стыке двух разных кровей. Что будет с ними дальше — прогнозировать никто не брался. Факт оставался фактом: налицо явное прекращение роста.

И тогда Зигмунда начала бороться за своих долгожданных. Интуитивно она решает резко сменить климат. Из Ташкента семья летит в Тюмень, живет там три месяца (контрольный срок, определяющий показатель роста). Результатов нет. Дети в возрасте трех и четырех лет выглядели полуторагодовалыми. Переехали в Нижневартовск — результатов нет. Барнаул — нет. Обратно в Ташкент — нет. Чужих городов, неустроенности и неопределенности не выдерживает муж. Они разводятся. Зига остается без поддержки. Мама — ее единственный друг и советчик. Совершенно неожиданно чужой человек, Леонид, берет на себя ответственность за ее детей и становится их отцом и спутником жизни отчаявшейся было женщины. Все четверо едут дальше: Самарканд, Бухара, Хива, крайняя южная точка бывшего СССР — город Кушка. Потом Москва, Наро-Фоминск, Орел, Геленджик. За девять лет странствий Лебнихты-Халиковы сменили 72 населенных пункта необъятной державы. Перемена климата давала детям небольшой толчок в росте. Но стоило им немного простыть — и опять что-то становилось не так. И снова Зигмунда упорно паковала чемоданы. Так доехали до Крыма: Партенид, Симферополь, Джанкой. Дочери к тому времени исполнилось одиннадцать лет (рост — 62 см), а сыну — двенадцать (рост — 1,15 см). И вдруг дети в крымских степях начинают расти на глазах, буквально за три месяца оба вытягиваются почти на 40 см. «Странствия закончились, мы победили! Я стала самой счастливой мамой на свете», — радовалась Зигмунда.

Казалось, настал момент, когда можно облегченно вздохнуть. Но нет. Вскоре трагически погибает в автокатастрофе Леонид, успевший за это время заменить детям родного отца… «Возможно, — говорит Зига, — то, что выпало на мою долю, — испытание свыше. Выстою ли я, смогу ли быть сильной, решительной?»

Сейчас сыну Лаймару (в переводе с латышского — счастливчик) двадцать три года, дочери Голде (золотинка) — двадцать два. Кстати, ростом они 1,85 см и 1,75 см. Лаймар отслужил в армии. Не в пример многим нынешним юношам призывного возраста он очень хотел пройти армейскую школу, боялся, что по состоянию здоровья его могут комиссовать. И Зигмунда, пестовавшая сына с пеленок, ходатайствовала перед военкоматом: «Пожалуйста, возьмите моего ребенка, он так мечтает служить!» Спустя год после прихода из армии Лаймар женился. На свет появился Глебушка — чудесный здоровый малыш. Пришла любовь и к дочери. Недавно Голду выдали замуж. На свадьбе молодые посчитали, сколько времени знают друг друга. Оказалось немало — 8 лет 7 месяцев и 2 недели. «Теперь у меня появилось еще трое детей. Жена сына Аннушка — от природы золотая девочка и внутреннее тоже, Роман Анатольевич, зять, — наша опора и надежда. Внук Глеб — всеобщая гордость. С моими детьми мне ничего не страшно. Вместе мы сумеем преодолеть и выдержать многое — в этом наша сила», — подытоживает глава семейства Зигмунда Карловна.

Есть в доме Зигмунды Лебнихт книжная полка, где мирно соседствуют Коран и Библия, учения буддийских философов. Объединенным храмом религий называет она этот любимый уголок. «Вера — щит для ранимой души, — размышляла Зига, показывая наугад выбранную из своего храма книгу, — а лейтмотив бытия — вечная борьба за жизнь». Я смотрела на этого удивительного человека и мне вспоминались другие слова: часто, для того чтобы жить, надо иметь больше мужества, чем для того, чтобы умереть. Наверное, это именно о ней. Лучше и не скажешь о восточной женщине из Латвии, обретшей, наконец, счастье на благодатной крымской земле.

Другие статьи этого номера