Почетного звания достоин

На посту начальника железнодорожного вокзала Иван Степанович Мирошниченко находился 40 лет, из них 24 — в Севастополе. 19 января человеку, благодаря которому в нашем городе были построены железнодорожный мост и здание билетных касс, а на привокзальной площади вместо одинокой старой шелковицы цветут красавцы каштаны, исполняется 75 лет.Родившийся в семье железнодорожников Иван Мирошниченко продолжил дело деда-стрелочника и отца-путейца. В войну, будучи подростком, он выбрал железную дорогу объектом своей будущей профессии. Трудовой путь для Ивана Мирошниченко начался в неполные 16 лет в прифронтовой полосе, когда в 1943 году он получил свою первую должность подсобного разнорабочего. Тогда же случилось непоправимое — при загрузке металлолома в вагоны случайно разорвался снаряд, в результате чего молодой человек получил тяжелую контузию и лишился правого глаза. Другой бы на его месте впал в уныние. Но Иван Мирошниченко с его неуемной энергией и настойчивостью добился, чтобы его снова зачислили работать на транспорт.

В январе 1944 года после излечения и соответствующей подготовки он был назначен техником отдела движения, затем — диспетчером-информатором, инженером и в 20-летнем возрасте — начальником вокзала станции Никополь, где прошел хорошую школу, окончил вечерний техникум. В апреле 1964 года по рекомендации начальника Приднепровской железной дороги Иван Мирошниченко назначается начальником вокзала станции Севастополь. Город удивил его своим величием и…удручающим состоянием дел на железной дороге.

— С Севастопольского железнодорожного вокзала в 1964 году отправлялось около 260 тысяч пассажиров, — делится воспоминаниями Иван Степанович. — Были большие трудности в приобретении билетов, особенно в августе. У касс, что на улице Гоголя, собирались сотни пассажиров. В то время к каждому билету выдавались посадочные талоны, что тормозило работу билетных касс. Процветала спекуляция, желающие уехать граждане в знак протеста перекрывали движение городского транспорта. Это был очень трудный период в моей работе.

Чтобы исправить ситуацию, решено было применить опыт концентрации информации в едином пункте. Кассирам присвоили персональные номера, приняли на работу в летний период новых людей, ввели диспетчерское руководство билетными кассами, открыли филиалы касс в районах города, организовали телефонную связь, и очереди исчезли.

«Народное радио» сразу же оповестило желающих побывать в Севастополе, что проблем с приобретением билетов больше не существует, и к 1970 году пассажиропоток увеличился до 500 тысяч человек в год, в 1975-м — до 750 тысяч, а в 1980-е годы железная дорога обслуживала уже более миллиона пассажиров в год. Увеличение количества перевозок благоприятно сказалось на развитии гостиничного комплекса и других сфер обслуживающего хозяйства города. Городские власти начали смотреть на железную дорогу как на фирму, которая работает самостоятельно. И когда в целях обеспечения удобства пассажиров было предложено построить «на паях» кассовый павильон, где разместились бы билетные кассы на все виды транспорта и справочные службы, возле вокзала, это предложение поддержал председатель горисполкома П. Стенковой. Письма за его подписью были отправлены руководителям Аэрофлота, морфлота, автомобильного транспорта, путей сообщения. Через полтора месяца пришли отрицательные ответы от всех, кроме министра путей сообщения.

— Вызвал тогда меня к себе Стенковой и показал пришедшие ответы, — вспоминает Иван Степанович. — А потом сказал: «Строй сам! А их к себе не пускай».

В 1975 году оригинальный проект кассового павильона общей стоимостью 800 тысяч рублей был готов. В 1978 году началось строительство павильона, однако здание было сдано в эксплуатацию лишь в апреле 1986 года. Длительная борьба начальника Севастопольского вокзала за осуществление своей мечты завершилась победой. Ивану Степановичу удалось также добиться (шесть лет «воевал»!) строительства пешеходного моста от остановки городского транспорта с выходом на пассажирские платформы и привокзальную площадь. Но самым запоминающимся моментом работы в своей должности Мирошниченко считает озеленение привокзальной площади, из-за чего он… получил выговор и едва не лишился работы.

— Было это в 1966 году, — рассказывает Иван Степанович. — На привокзальной площади росла одна лишь старая шелковица и я решил посадить здесь каштаны. Привезли 16 больших деревьев с корнями в мешковине, приготовились к посадке, но пошел дождь. По площади потекла грязь, а тут начальник из Симферополя приехал. «Севастополь — чистый город, а ты его изгадил», — говорит. Хотел с работы снять, но начальство из Днепропетровска заступилось. Дало неделю на устранение последствий посадки деревьев. Знакомый поливальщик за 25 рублей вымыл привокзальную площадь «до блеска», а сами каштаны, как бы радуясь хорошей погоде, выпустили листья. Такую картину и застали проверяющие. «Ты знаешь, а мне нравится!» — сказал тогда днепропетровский начальник симферопольскому, и меня оставили в должности, не забыв, однако, объявить выговор.

Иван Степанович встречал Молотова и Хрущева, Ворошилова и Подгорного. Но особенно ему запомнилась встреча со вторым секретарем ЦК КПСС Кулаковым.

— Он был большим скромником, — рассказывает Иван Степанович. — Приехал с сыном в Севастополь по каким-то делам в купе обычного вагона, и никого из встречающих ни из областного, ни из городского начальства не было. О его прибытии я узнал случайно — увидел сотрудников госбезопасности, дежуривших на перроне. Поезд приняли на второй путь. Кулаков вместе с сыном вышел из купейного вагона, прошел в прорезь с четырьмя ступеньками (такой у нас был проход!) на первую платформу, пересек вокзал и сел в свою «Чайку». Затем кивнул сопровождавшим его двум сотрудникам госбезопасности и уехал. Это был первый на моей памяти член Политбюро, которого никто не встречал.

— Каким образом обычно путешествовали правительственные персоны по железной дороге?

— Как правило, в спецвагонах. Так назывались вагоны-салоны с членами правительства. Везущий такой вагон поезд объявлялся литерным, ему уделялось особое внимание. Все начальники станций должны были лично контролировать подготовку маршрута, «зашивать» стрелки «костылями». И это помимо того, что обеспечением безопасности передвижений занимались сотрудники спецслужб.

— А курьезные случаи с именитыми гостями происходили?

— Случалось и такое. Когда Ворошилов, уже будучи на пенсии, отдыхал в Форосе, ему пришлось уезжать в Москву из Севастополя. Его вагон прицепили к «скорому» московскому составу. Ожидая отправления, Ворошилов вышел на перрон и начал там прохаживаться. В это время мимо пробегала дежурная по вокзалу в красной фуражке. Так как Ворошилов был в хорошем настроении, то просто не мог не обратить внимания на «Красную Шапочку». Жестом подозвал дежурную к себе, снял с нее фуражку и водрузил себе на голову. Тут уж охранники не выдержали, подошли и сделали дежурной замечание, чтобы не допускала подобных вольностей. Извинившись, женщина забрала у Ворошилова свой головной убор и побежала дальше по перрону.

Запомнился еще один случай, хотя произошел он не на железной дороге. В городе случился небольшой переполох, когда отдыхать на Кавказ ехал Косыгин. В Севастополь он прибыл на теплоходе. Когда на борту находился член правительства, на судне подымался соответствующий вымпел. Но Косыгин дал команду одесситам и капитану теплохода вымпел не вывешивать и никому ничего не сообщать. Так и прибыл в Севастополь инкогнито. В порту пассажиры сошли на берег, вместе с ними сошел Косыгин и отправился осматривать город. Никто об этом даже не догадывался. Но когда Косыгин зашел в магазин, что напротив театра имени Луначарского, среди посетителей его заметил бдительный сотрудник милиции и сообщил об этом начальнику отдела милиции. О высоком госте доложили первому секретарю горкома, а тот — командующему, и они вместе на машине приехали за Косыгиным. Последний попытался было отказаться от сопровождения, но ничего у него не получилось. Пришлось осматривать городские достопримечательности «под конвоем».

Деятельность Ивана Степановича Мирошниченко не осталась незамеченной. За присвоение ему звания почетного железнодорожника ходатайствовали многие известные люди.

«Я участник Великой Отечественной войны, в 1941 — 1942 годах оборонял Севастополь на бронепоезде «Железняков», который строили и затем вместе отстаивали город с железнодорожниками Крыма, — обращался к министру путей сообщения СССР писатель Н. Александров. — Мы — совет ветеранов бронепоезда — считаем необходимым ходатайствовать перед вами о представлении к награждению Почетным знаком железнодорожника начальника вокзала станции Севастополь Ивана Степановича Мирошниченко. Вся его жизнь связана с железнодорожным транспортом. Его биография служит ярким примером самоотверженного служения Родине, которой он отдал и отдает все силы и здоровье. Можно без преувеличения сказать, что весь его пройденный путь — это непрерывный подвиг».

В ноябре 1982 года за достижения коллектива в обслуживании пассажиров приказом министра путей сообщения Мирошниченко И.С. был награжден знаком «Почетный железнодорожник». Проработав 44 года на Приднепровской железной дороге, в январе 1988 года он ушел на пенсию по возрасту. Севастопольский горисполком отметил работу Мирошниченко, назначив ему персональную пенсию местного значения.

…С юбилеем вас, Иван Степанович!

Другие статьи этого номера