С Торой к императору

Во время недавно завершившихся в Симферополе Дней еврейской культуры его участники имели возможность творческого общения, обмена интересной информацией. У экспозиции «Культура и традиции еврейского народа» Крымского этнографического музея посетители-севастопольцы услышали из уст научного сотрудника рассказ об интересном событии далеких лет.Рассказывает Юлия Семеновна Вайсенгольц:

— Севастополь долго был запретным для проживания евреев. Только 29 июня 1859 года по решению Государственного совета евреям-купцам трех гильдий разрешили селиться и торговать в Мелитополе и Севастополе, а молодым евреям — приезжать в эти города для совершенствования в ремеслах и для изучения фабричного производства. Затем всем представителям этого народа разрешено было покупать дома в Севастополе.

Евреи внесли большой вклад в экономическое развитие города Севастополя: на собственные деньги построили больницу на берегу Южной бухты, открыли гражданские чайные, в своих мастерских обшивали городской люд.

Среди севастопольских евреев было немало искусных ремесленников, настоящих мастеров своего дела. Один из них прославился на всю Россию. Это гравер и ювелир Владимир Яковлевич Разумный. Дело в том, что 15 января 1895 года намечалось бракосочетание императора Николая Александровича и императрицы Александры Федоровны. К этому случаю готовилась и еврейская община Крыма. Для торжества выбрали свиток Торы изысканного шрифта в серебряном шкафчике по образцу Орен-Кодеша (хранилище Торы), дверцы которого открывались с помощью спрятанной пружины. Между дверцами и Торой была серебряная ажурная перегородка, исполненная известным художником-гравером Владимиром Яковлевичем Разумным. С правой стороны шла надпись квадратным шрифтом, а с левой — стихи из Второзакония: «Когда же зайдет на престол царства своего да напишет себя в книгу список с сего закона… дабы долгие лета был на царстве своем он и сыны его». Январь 1895 года. От верноподданных евреев Таврической губернии».

Этот дар произвел восторженное впечатление в царском дворе. В телеграмме, полученной из Санкт-Петербурга от севастопольского депутата — управляющего Московским международным банком Павла Абрамовича Каменки 17 ноября 1895 года, отмечалось: «Вчера наша депутация была осчастливлена милостью Высочайшего приема. Наше подношение свитка вызвало всеобщий интерес».

Позднее стало известно, что император повелел беречь этот подарок в собственном музее среди предметов, вывезенных из Индии и Японии.

Участник депутации симферопольский раввин доктор Перельман писал: «Среди петербургской интеллигенции с бароном Гинзбургом во главе мы все, приехавшие, встретили много сочувствия и пожеланий сблизиться на почве изменений и улучшений нашего внутреннего и особенно духовного быта… Пусть поможет нам Всевышний».

В студенческие годы Юлии Вайсенгольц довелось увидеть этот подарок в одном из ленинградских музеев. Но в каком, она запамятовала. Возможно, кому-то из наших читателей попадался на глаза этот свиток. И он поделится своими воспоминаниями.

Другие статьи этого номера