Нельзя помочь тому, кто сам себе помочь не хочет

В длинном узком коридоре районного отделения милиции на тот момент никого, кроме нас со Славой, не наблюдалось. Видимо, мы с ним излишне поторопились. Я — за очередной информацией для нашей газеты, Слава (с виду совсем подросток) — к следователю, занимавшемуся его уголовным делом. Молча убивать время было довольно скучно. Парень заговорил первым. Его откровенность меня несколько удивила. Впрочем, кому, как не незнакомому человеку, которого видишь первый и, скорее всего, последний раз, не рассказать о своей молодой и горемычной жизни.Неудобно даже говорить, но в этот раз попался я глупо. 7 января, на самое Рождество, украл калькулятор, который стоит-то всего двадцать пять гривен. Уже выходил из магазина, сделал все красиво, незаметно сунул коробочку в карман. Да как на зло, заходят два знакомых мента. Меня под руки и к продавщицам: «Девушки, посмотрите, у вас ничего не пропало?» «Пропало, — говорят. — Калькулятор». Я, конечно, тут же отдал с извинениями. Но дело на меня все равно возбудили, по счету уже седьмое. Не поверите, в свои двадцать три я почти что вор-рецидивист. Первый раз вытащил автомагнитолу из машины. Тогда дали условно. И понеслось. Судили меня уже шесть раз, и вот на носу следующая судимость.

Два раза сидел в тюрьме. На госпредприятии украли с ребятами кошельки из сумок сотрудниц. Сколько было денег, даже сосчитать не успели. Нас как-то быстро повязал участковый ближайшего опорного пункта. Дали три года. Второй раз сел за «кассу» из магазина. Воспользоваться деньгами тоже не успел. Продавщица увидела, подняла шум, сразу закрыли входную дверь и сбежать не представилось никакой возможности. Дали полтора года.

Я бы работал даже грузчиком, если бы труд оценивался в нашей стране нормально, а не так, как сейчас. Вкалывать надо, зная за что. Идти на низкооплачиваемую работу не хочу, на высокооплачиваемую — не устроиться.

Если я хоть раз сворую тысячу баксов, то исправлю свою жизнь. Сразу завяжу, все повернется на триста семьдесят градусов. Каждая копеечка пойдет на мое благо. Не верите? Честным путем никогда не заработать. Свой начальный капитал все олигархи сколотили, обокрав других. Просто им больше повезло. В тюрьмы воров только за мелочевку сажают. Будете спорить? Я согласен своим трудом «штучку» заработать. Согласен на любую работу. Но где ее взять? В бюро по трудоустройству? На зарплату, которую там предлагают, разве что с голоду не умрешь.

Мама развелась с отцом давно. Почему? Сложно сказать. Во всяком случае, деньги отец зарабатывал, и много. Помню, что я спал на матраце, под которым хрустела куча «зеленых». Представляете, спал на деньгах. Вот были времена: мать счета деньгам не знала, мы не нуждались. Я тоже так хочу.

Мама — продавщица в канцтоварах. Получает не бог весть какую зарплату. Все время поучает меня: «Слава, сынок, украдешь на рубль, а потеряешь сто». И она по-своему права. Но ведь воруешь каждый день, а попадаешься гораздо реже. За год, если подфартит, так пожить можно, что другому всю жизнь не снилось. Только вот садиться опять не хочется. Хочется повеситься, раз я такой непутевый. Сколько можно матери нервы трепать, мучить ее?

Отец у меня умный и состоятельный человек. Он все время помогал. Вы думаете, кто платил за курсы? Он, конечно. Я же матрос. Могу в загранплавание ходить. Это он дал мне деньги и на загранпаспорт, и на открытие визы, и на другие необходимые «бумажки». А я эти деньги потратил. Когда пришло время показать отцу готовые документы — не смог посмотреть ему в глаза. Он же мне столько раз верил и прощал. Это был последний раз. Я взял и нарочно потерялся у него из виду. «Ладно, — думаю, — достану денег, оформлю эти паршивые документы и к отцу». Но время шло. Чем дальше, тем хуже.

Мне кажется, был бы я отцом, никогда бы не отказался от сына, не махнул на него рукой. Сказал бы: «Слава! Попытайся начать жизнь заново». Но мой отец так уже не скажет. Может быть, если встретится, спросит только: «Как дела?» А я отвечу: «Все нормально, папа». И каждый поспешит отвернуться и уйти подальше.

Живем вместе с моей девушкой и ее родителями-пенсионерами. Ира знает, что я ворую. Сейчас она тоже временно не работает. Уговаривал ее, чтобы у нас было все по-серьезному, чтобы она родила. Но Ирка и слышать об этом не желает, говорит: «Бросишь воровать, устроишься на работу, будем думать о детях». Она права, иногда самим есть нечего, не то что еще кормить, одевать и обувать кого-то. Но, с другой стороны, ради ребенка я уж точно завязал бы с воровством и пошел работать. Как это сделал один мой хороший знакомый. А просто так — не для кого стараться. Ира сделала уже два аборта. Скорее всего мы расстанемся в ближайшее время. Она в меня больше не верит.

Случайна ли Славина исповедь перед дверью кабинета следователя, не знаю. Не берусь высказываться и по поводу его откровений. Предоставим слово специалисту, далекому от уголовного права и стереотипного обывательского мышления «горбатого могила исправит».

Итак, Виктория СЫТНИКОВА, психолог:

— Давайте исходить из того, что парень сказал о себе правду. Мы не имеем оснований ему не верить. Почему бы и нет? Судя по откровениям, Слава — слабый, запутавшийся, с множеством комплексов человек: инфантильный, зависимый, не верящий в себя, наивный, не понимающий жизни и прочее. Такие неудачники во все времена одинаковы, независимо от социальных неурядиц. Вечная история.

Если посчитать по пальцам, первую кражу Слава совершил в очень юном возрасте. Не думаю, что его воровская карьера началась с автомагнитолы. Скорее, это была первая кража, на которой он попался, а приворовывать начал гораздо раньше. Практически все, что совершается несовершеннолетними, — прямое следствие проблем их родителей. Каковы были убеждения матери и отца, их комплексы по поводу богатства, мы не знаем. Зачем Славе деньги — неизвестно. Может быть, он и задумывался лет в четырнадцать над этим, а тем временем под его матрацем хрустели «зеленые». Истинных ценностей Слава не имеет. Девушка у него есть. Но о том, какая радость быть любимым и любить, не думает. Есть у Славы родители, готовые прийти на помощь и принять его. Но контакт с отцом Слава прервал сам.

Знаете, зачем Слава с вами поделился? Он искал сочувствия в своих ложных убеждениях: «Да, да, в нашей стране честно не заработать. Да, да, жизнь тяжелая, и люди справиться с ней не могут» и т.д. Прогнозы делать сложно. Ведь то, что Слава поведал, лишь маленькая часть айсберга. Потерян ли этот молодой человек для общества навсегда? Надежда, как известно, умирает последней. Слава говорит о своих проблемах вслух, возможно, это означает, что он начал о чем-то задумываться. Однако нельзя помочь тому, кто сам себе помочь не хочет. Пора понять и Славе, и таким же, как он, запутавшимся молодым людям, что воровство — не лучший и не их путь.

Другие статьи этого номера