Тайное венчание

Академик, видный организатор образования и науки, лауреат престижных премий…Это далеко не все титулы и звания, которых при жизни был удостоен ректор Севастопольского, с недавних пор национального технического университета М.З.Лавриненко. Его жизнь — это цепь знаковых событий. Некоторые из них золотыми буквами вписаны в историю ведущего в городе вуза, в летопись Севастополя. Но сегодня наш рассказ о том, о чем известно лишь близким людям Михаила Захаровича.В домашнем рабочем кабинете академика одна стена от пола до потолка закрыта стеллажами с книгами. На второй, справа от входной двери, под стеклом в огромной раме помещен крупноформатный Похвальный лист. «Настоящим листом, — читаем его лаконичный текст, — награждается ученица первого отделения Отказненской церковно-приходской школы при Николинской церкви Анна Ананиевна Ступникова за благонравное поведение и успехи в науках… 1913 год января 15 дня». В центре — портрет Александра II. По правую от него руку — портрет последнего российского императора Николая II, по левую — портрет императрицы Александры Федоровны. По бокам — портреты Лермонтова, Гоголя, Никитина, Пушкина, Тургенева. Кольцова. «Ум истинного просветителя, а сердце любовь согревает», — одна из надписей славянской вязью.

Анна Ананиевна — теща Михаила Захаровича. С ее дочерью — студенткой медицинского техникума — Леночкой моряк-черноморец Михаил Лавриненко познакомился в конце 40-х годов в Кисловодске. Тогда же парень сказал девушке: «Выходи за меня замуж». Но Лена ответила согласием лишь в 1955 году, когда сама окончила мединститут в Краснодаре, а Михаил Лавриненко — горный институт в Днепропетровске. Все эти годы были редкие, один раз в году, встречи и письма, письма, письма. Они приходили ежедневно в течение пяти лет.

— Что он, — удивлялась мать, — не нашел в Днепропетровске достойной себя девушки?

Мать выдвинула единственное условие, прежде чем отдать дочь за Михаила Лавриненко.

— Обвенчайтесь в церкви, — сказала она.

К тому времени молодая была комсомолкой,а молодой — членом партии.

— Раз надо, так тому и быть, — сказал Михаил Лавриненко.

Анна Ананиевна взяла в руки старинную икону.

— Благословляю вас, дети. Пусть вам на жизненном пути сопутствует благодать Божия.

Местом венчания была избрана церквушка в сельце Отказном, что в девяти километрах от родного Лене Воронцово-Александровска, что в Ставропольском крае. Там жила тетя невесты, Марина Ананиевна. В 30-х годах ее мужа-священника сослали неведомо куда, где он, судя по всему, и погиб. Но храм в селе худо-бедно действовал.

— Батюшка водил нас вокруг аналоя, — вспоминает сегодня Елена Ильинична, — Миша был строг с виду, стоял словно по стойке «Смирно!», а меня смех разбирал, глядя на одиноко стоявшую на клиросе согбенную старушку. Иногда невпопад она дребезжащим голосом частила: «Господи, помилуй, Господи, помилуй…» А замолкала под суровым взглядом священника.

Как объяснить согласие коммуниста Михаила Лавриненко пройти обряд венчания: желание угодить теще или высказанное в такой форме уважение к вековым обычаям? Кто знает. Но в течение всей долгой жизни впоследствии академик М.З.Лавриненко не препятствовал, а поощрял в тесном семейном кругу проведение больших религиозных праздников. Позже он ходатайствовал о выделении земельного участка под строительство храма Святой Татьяны — покровительницы студенчества. Михаил Захарович участвовал и в церемонии закладки первого камня в фундамент церкви. А когда он ровно четыре года назад ушел от нас, его отпевали во Владимирском соборе.

Супруги Лавриненко прожили в любви и согласии 44 года. Им действительно сопутствовала благодать Божия. За год до смерти Михаила Захаровича им была предпринята поездка с женой по местам юности. Они постояли на месте своей первой встречи, посетили храм (на снимке), в котором состоялся обряд их венчания.

Другие статьи этого номера