«В детдом внуков не отдам!»

Родная мать бросила этих очаровательных малышей, ради которых их бабушка готова пойти на все. Семье сейчас очень трудно, но Лариса Георгиевна Нечвалова просит лишь об одном — выплатить ей задолженность по детским пособиям, чтобы иметь возможность хотя бы изредка покупать страдающим анемией внукам яблоки и мясо.Маленькой Валерии 4,5 года, Виталику — три. Они не знают своих отцов. Да и родная 26-летняя мать тоже вниманием детишек не балует — живет отдельно. Мамой малыши называют совсем другую женщину, растящую их с пеленок. Лариса Георгиевна Нечвалова — их бабушка, которую некоторые чиновники за глаза называют сумасшедшей. Еще бы! Мало того что взвалила на себя бремя по воспитанию фактически брошенных детей, но и по всем инстанциям ходит, требуя выплаты задолженностей по детским пособиям, чтобы иметь возможность купить страдающим анемией внукам яблоки и мясо.

— Моя дочь — мать-одиночка, — рассказывает Лариса Георгиевна. — После рождения Виталика она хотела оставить его в роддоме, но мы уговорили забрать ребеночка. До семи месяцев дочь приходила каждые три часа и кормила его. Малыш был очень слабеньким, не сидел, и я решила временно отдать его в Дом малютки «для спасения». Но через четыре месяца была вынуждена забрать его обратно. С тех пор и выхаживаю ребятишек сама. Оформила обоих в детский садик, а дочь о детях и не вспоминает. Детские пособия я получала по доверенности до сентября прошлого года. Эти деньги все же были каким-то подспорьем, а потом выплаты прекратились. Обращалась я и в райисполком, и в собес, где мне сказали, что в бюджете нет средств для выплаты государственной помощи таким, как я. К Новому году пообещали выделить 50 гривен как малоимущим, но так и не дали. А когда начинаю чиновникам со своей просьбой надоедать, они мне говорят: «Это ваши проблемы. Зачем на себя такую обузу взяли? Отдайте детей в детдом!» Обидно слышать такое. Своих детей в детдом, наверное, не отдали бы. Да и не милостыню я прошу, а те деньги, что моим внукам по закону полагаются. Спасибо, в детской поликлинике ни в чем нам не отказывают, идут навстречу. Детки ослаблены, болеют, а обследование сейчас дорогое. У обоих низкий гемоглобин, необходимо хорошее питание, а где деньги на необходимые им продукты взять? Мы внуков растим вместе с моей мамой — инвалидом 1 группы по зрению. Ее пенсия и мои 170 гривен зарплаты — вот источник существования семьи. Себе во всем отказываем, чтобы дети не голодали. Месяц назад малыши переболели пневмонией, им необходимо усиленное питание. Сейчас нас очень бы выручили пособия на детей. Но никто в нашу беду вникать не хочет. Денег в бюджете нет, но бывают же исключения из правил!

— А опекунство над детьми оформить не пробовали?

— Пробовала. Только сделать это можно после лишения дочери родительских прав, а суд счел, что для этого не хватает фактов. Однажды уговорила дочь написать заявление в органы опеки и попечительства — пришли с ней туда, а мне все равно в оформлении опекунства отказали. Теперь как только за помощью обращаюсь, мне сразу говорят: «Вы — бабушка, помочь ничем не можем». А за глаза называют меня сумасшедшей, так как ради внуков я готова пойти на все.

— А как же ваша дочь?

— А что дочь? Каждый раз обещает детей забрать, когда пойдет работать. Да только работу не ищет. Знает, что на улицу внуков не выгоню и голодными не оставлю. Вот и живет со спокойной душой.

P.S.  Что можно добавить к вышесказанному? Парадоксальная складывается ситуация: с одной стороны, государство, озабоченное все возрастающим количеством брошенных детей, увеличивает помощь малоимущим семьям. С другой стороны, родная бабушка, не желающая отдавать в детский дом внуков, не может эту помощь получить. Кто разрубит этот гордиев узел?

Другие статьи этого номера