Саммит открыл Украине новые возможности

Главный итог киевского саммита стран СНГ тот, что Украина в лице главы нашего государства теперь председательствует в этой международной структуре. Достижение вроде бы скорее символическое. Но оно несет в себе новые возможности: как для Содружества Независимых Государств, так и для нашей страны.Если говорить о других подписанных главами держав Содружества документах, то я думаю, что они такого уж эпохального значения не имеют. Но кажется важным, что во время этого неформального саммита наконец-то между Украиной и Россией было подписано соглашение по границам. Мне оно представляется более значимым, чем другие решения: 5 лет страны-соседи не могли договориться, существовало немало серьезных проблем, но вот теперь компромисс найден.

На саммите не прозвучало каких-то сенсационных заявлений: например, что Россия без оговорок соглашается на зону свободной торговли или еще чего-либо в таком духе. Но надо быть наивным, чтобы ожидать таких сюрпризов. И все же прорыв есть, и председательство в СНГ открывает нашему государству дополнительные возможности.

Позитивен сам факт ротации: Россия — безусловно, лидер Содружества — удерживала кресло председательствующего все годы существования СНГ. Надо сказать, что от нашего северного соседа, который последние три года новой (путинской) эпохи был озабочен главным образом делами внутренними, можно было ожидать, что настанет время и серьезных международных инициатив. И мы действительно увидели в прошлом году активность нового российского руководства, приведшую к особым отношениям с США. А это ведь изменило картину внешнеполитических реалий и на пространствах СНГ.

Теперь дело доходит до новой политики России по отношению к Содружеству Независимых Государств. Пока СНГ имело второстепенное значение для российского руководства, какие-то существенные и успешные результаты, прежде всего экономические, не достигались. Попытки создания «структур в структуре» (например, ГУУАМ) тоже нельзя считать особенно успешными, и в то же время они компрометировали идею возможной реабилитации самого СНГ.

Наверное, поэтому сейчас предпринята попытка отдать инициативу второму по потенциалу партнеру Содружества. Что касается момента якобы «ассоциированного членства» Украины в СНГ, то это утверждение несерьезно. Такого статуса не предусмотрено, не прописано в Уставе Содружества. Украина является учредителем СНГ, она не вышла из этой организации, которую мы же и создали… Значит, Украина — участница Содружества Независимых Государств, что бы там ни говорил экс-министр иностранных дел.

Мне кажется совершенно очевидным: Украине достался новый ресурс. О чем именно можно говорить? Представилась возможность попредседательствовать в международной организации — что это означает? В значительной мере Украина получает механизмы влияния на исполнительную структуру СНГ. Мы сможем предложить какие-то новые идеи, реализовать их так, чтобы интересы Украины от этого только выиграли. Разумеется, не за счет других. Но, во всяком случае, нам предоставлен шанс маневра на широком поле СНГ.

У нас открываются перспективы — мы должны ими воспользоваться. Ведь достижения страны сегодня явно не соответствуют нашему потенциалу. Мне просто смешно читать международные рейтинги Украины, в которых она фигурирует где-то на 70-м месте, пунктов на 50 ниже Кипра. Ни Кипр, ни многие другие государства не имеют ни столь образованного населения, ни такого технологического уровня развития. В конце концов они не строят самолеты или военные корабли, а мы можем. У нас проблемы со сбытом стали, с зерновыми — но Украина уже наконец-то снова стала за столько лет житницей Европы, крупным экспортером. А к нам по-прежнему относятся, как к третьестепенной стране.

Ныне у украинской политической элиты практически не осталось иллюзий, что, мол, завтра-послезавтра Украина станет членом Евросоюза. Нам отводят «карантинный срок» не менее чем в 10 лет. Допустим, выбор сегодня стоял бы так: вступать Украине в Евросоюз, стать членом ЕврАзЭС или оставаться в СНГ? Я бы сказал: «Надо просчитать варианты, но моя душа рвется в Европу, давайте в ЕС». Но нет абсолютно никаких шансов, что нас туда так сразу и примут.

Однако ведь никто нам не мешает, активно и эффективно развивая сотрудничество в рамках СНГ, достигать стандартов, близких к тем, которые необходимы кандидатам в Евросоюз. Тут нет никаких противоречий, равно как и оснований чего-то бояться. На мой взгляд, тот главный конфликт, который обозначился вокруг этой темы, бесконечный плач сторонников национал-демократической идеологии («опять Украину куда-то втянули!») проистекает от некоей незрелости нашей государственности, ребячливости украинских политических сил. Порой трудно понять наших людей: у них что-либо отбирают — плачут… Но и дают им что-нибудь — тоже плачут!

Речь идет о том, что главенство в СНГ помешает нашей интеграции в другие европейские и международные структуры. Не верится. Россия полным ходом движется в ВТО, что не мешает ей оставаться членом СНГ. Украина тоже будет интегрироваться в ВТО: в этой торговой организации гораздо больше стран, чем в Евросоюзе и СНГ, вместе взятых.

Однако председательство в СНГ — это не только ресурс, но и вызов, еще одно испытание на зрелость для страны. Мне кажется, что нашей проблемой остается неготовность четко артикулировать свои национальные приоритеты. При том, что любые идеологические и партийные предпочтения — это всегда выбор только части общества. Они не должны мешать видеть общую концепцию национального интереса страны. Думаю, те испытания, которые пережила Украина в последние пару лет, как раз и способствуют определенному отрезвлению, принуждают определить национальные интересы Украины в неидеологическом поле.

Главенство за столом Содружества — это шанс для того, чтобы Украина получила стимул соответствовать своему реальному потенциалу. Рынок СНГ сейчас не используется Украиной даже на десятую часть. У нас есть свои интересы, и под них должны реализовываться четкие планы по экспансии страны на рынках Содружества Независимых Государств.

Другие статьи этого номера