РАЗ ДЕПУТАТЫ НЕ ХОТЯТ…

3 февраля Кучма подписал Указ «О мероприятиях по усилению контроля за декларированием доходов лиц, уполномоченных выполнять государственные функции». Как сказано в преамбуле, издание Указа вызвано «чрезвычайной важностью повышения эффективности работы органов государственной власти, обеспечения открытости и прозрачности в выполнении возложенных на них задач».»Лица, уполномоченные выполнять государственные функции», — это те, кого государство назначает на должности, связанные с выполнением государственных задач. Это может быть, например, управляющий заводом, находящимся в государственной собственности, или директор некоей организации, на которую государством возложены обязанности по исполнению каких-то функций.

То, что различные «исполнители государственных функций» воруют, и не только в Украине, но и в любой другой стране, — не секрет. Разница в масштабе. В США, как недавно с ужасом обнаружили тамошние граждане, воруют со вкусом и настоящим американским размахом — сразу миллиардами «зелёных». У нас масштаб, конечно, не тот, однако, по данным организации «Transparency International», исследующей подобные вещи, Украина занимает (в приятной компании с Грузией и Вьетнамом) 85-е место из 102-х. Методика этих подсчётов, впрочем, достаточно сомнительна.

Радикальных способов борьбы с этим злом за всю многотысячелетнюю историю человечества так и не придумано. Соблазн украсть или протянуть руку за взяткой слишком велик. Но если не бороться с этим совсем, то коррупция разъест («коррупция» по-латыни и значит «порча», «разъедание») государство так же, как жучок-древоточец разъедает дерево до тех пор, пока оно не валится.

Сказать, что у нас нет законов, препятствующих коррупции, нельзя: есть такие. И налоговая инспекция есть, и прокуратура, и уголовный розыск. Всё есть. И коррупция — тоже. Всем известны чиновники и иные «уполномоченные государством лица», официально получающие зарплату в несколько сот гривен и разъезжающие на «мерседесах» в костюмах от Армани. Это в том числе и оттого, что в законах есть лазейки, позволяющие законным путём иметь «левые» доходы, совершенно несоизмеримые с официальными. Поэтому эффективное антикоррупционное законодательство — первый рубеж на пути воровства и других незаконных доходов.

В России — та же беда. В поисках лекарства там логично решили, что раз не удаётся проследить за незаконными доходами (поймать за руку взяточника — дело непростое, да и другие способы незаконного обогащения обнаружить не легче), то надо отслеживать расходы. Не станет же человек, способный купить себе какой-нибудь «ягуар» и виллу под Москвой, ездить на «жигулях» и жить в «хрущобе»! Потому был принят соответствующий закон о контроле над расходами — но и от него толку мало. Он оказался настолько неэффективен, что уже ходят слухи о его отмене и попытке замены чем-нибудь более подходящим для борьбы с коррупцией.

Небольшое исследование истории законодательных инициатив обнаружило, что за последнее время в Верховную Раду был дважды представлен законопроект под названием «Проект Закону про державний (фiнансовий) контроль за декларуванням доходiв осiб, уповноважених на виконання функцiй держави, та їх витратами». Первый раз — 16 мая 2001 года, ещё в Раду предыдущего созыва, а затем — 10 апреля 2002 года, уже в ныне действующую Раду. Автор проекта — тогдашний народный депутат Украины Виктор Медведчук. Кстати, многие его коллеги по Верховной Раде до сих пор не могут простить ему этой инициативы. В парламентских кулуарах поговаривают, что большинство критических стрел в адрес нынешнего главы президентской администрации выпущено как раз в отместку за попытку заставить нелегальных миллионеров стать легальными.

Издание Кучмой Указа о контроле над доходами становится ещё более понятным в свете скандалов, прогремевших в стране на последних парламентских выборах, когда ЦИК беспощадно снял с дистанции сразу 110 кандидатов от 19 партий и блоков. Как раз за «забывчивость» в отношении своих доходов. Естественно, «обиженные» были недовольны. Казалось бы, самое время принять хороший закон о контроле над доходами, но депутаты по-прежнему не торопятся. «Что же здесь удивительного, — говорит политолог Николай Сергиенко, — ведь впереди снова выборы, и многим депутатам отнюдь невыгодно иметь закон, который усиливает контроль за возможностью получения незаконных доходов».

Наконец, есть и ещё одна причина, по которой Кучма не стал дожидаться, пока депутаты «раскачаются» и вернутся к рассмотрению вышеупомянутого законопроекта. Это — санкции FATF (Международной комиссии по борьбе с отмыванием денег), очень неприятные для нас. Очевидно, Президент не мог больше рисковать авторитетом страны, стараясь до принятия закона хотя бы частично разрядить кризисную ситуацию и продемонстрировать грозной и недоверчивой FATF реальные шаги к решению проблемы. Кучма свой шаг сделал. Теперь слово за народными избранниками.

 

Другие статьи этого номера