О европерспективах

На днях Президент Украины Леонид Кучма дал первую в этом году пресс-конференцию для СМИ. Подытожив состояние экономики за минувший год, глава государства обрисовал свое видение перспектив развития Украины и прокомментировал актуальные вопросы.В январе состоялась эффективная поездка в страны Персидского залива. Я десять лет назад был в этом регионе как премьер-министр. Хочу отметить, что изменения, которые произошли в этих странах за десять лет, просто впечатляющие. Начиная от внешнего вида стран, все наилучшее. А перед тем как начать строительство или населенного пункта, или еще чего-нибудь, строятся коммуникации, дороги высшего качества. Я убежден, что в Европе приблизительно такие дороги только в Германии.

Когда мы научимся относиться к работе так, чтобы новопостроенная дорога имела гарантийный срок хотя бы 50 лет? А у нас со времен Советского Союза остался «ямочный ремонт» и каждый год «бухаем» зимой. Мне, когда я там со своими коллегами поднимал эту тему, говорили: «Вы знаете, у нас же морозы, а тут тепло». Но ведь там температура летом в тени 55 градусов и выше. Можете себе представить, сколько на солнце. Потому результат работы зависит от того, как руки поставлены и как мы относимся к ней в принципе. Я люблю Киев, но когда в Киеве нет ни единой улицы, ни единой дороги, которая бы соответствовала европейским или мировым стандартам, то это никуда не годится. Хотя мы каждый день видим, что где-то что-то обязательно ремонтируют, а летом прокладывают. А на следующую зиму все начинается сначала.

А главное, что там и наши экономические интересы. Товарооборот Украины с Саудовской Аравией превышает товарооборот с многими европейскими странами, он в три раза больше, чем с Канадой. И главное, что там есть деньги, и они хотят работать с Украиной. Потому задача власти в целом, и прежде всего Кабмина, использовать тот позитивный имидж и желание арабских стран сотрудничать с Украиной хотя бы на 90%. Даже если на 50% используем, будет достаточно.

2002 год стал годом продолжения экономического роста. Хотел бы напомнить, что заработная плата реально выросла на 18,2%. Все-таки я считаю, что это ощутимый сдвиг и позитивный шаг, и эти темпы нужно наращивать. Хотя валовой внутренний продукт вырос на 4,1%. Хотел бы остановиться на тех проблемных вопросах, которые нужно решать правительству и вообще всем нам.

В 2002 году вдвое снизились темпы повышения ВВП, а также объемы промышленного и сельскохозяйственного производства. Продолжаются структурные деформации, особенно в промышленности, существует слишком большая налоговая нагрузка на всю экономику. Финансовое положение предприятий ухудшается, если смотреть в процентном соотношении в сравнении с предыдущими годами. А прибыли перераспределяются в пользу посреднических структур. Распространяется «болезнь» искусственной убыточности — это связано, в частности, с посредническими структурами. Компании подают отчетность за год, подчеркиваю — миллиардные, как убыточные.

В 2002 году, к сожалению, почти как и все предыдущие годы, отсутствовало достоверное прогнозирование, надлежащее взаимодействие между правительством и Национальным банком Украины. Каждый проводил свою политику: правительство — свою, Национальный банк — свою. Вы знаете, что за прошлый год вместо прогнозируемой инфляции 9,8% мы получили дефляцию — 0,6%. Бюджет потерял от этого больше, чем один миллиард гривен. Эта сумма очень важна, это означает сдерживание экономического развития.

В первом полугодии 2002 года Национальный банк увеличил денежную массу только на 12%. Показатель вдвое меньше, нежели в первом полугодии 2000 года. И только во втором полугодии, после моего вмешательства, ситуация была исправлена. Но годовые макропоказатели фактически были сорваны, как результат — потеря бюджета. Беспокойство вызывает кредитная политика Национального банка. Можно констатировать, она неадекватна нуждам экономики. Кредиты в частном секторе составляют всего 18 процентов валового продукта: в Венгрии — 30, в Словении — 40. Средние процентные ставки в Украине — около 20%, а учетная ставка Национального банка — 7%. Нужно смотреть, в чем причина этого. Почему такой большой разрыв? В 2000 году кредиты выросли на 62%, за прошлый год — на 48%. Где логика — экономика увеличивается, а кредитование уменьшается? В то же время вклады населения выросли практически до 80%. Деньги в банковской сфере есть.

Мы все говорим, что бюджет этого года самый напряженный. После принятия бюджета, сразу в тот же день был принят Закон о минимальной заработной плате — решение, которое требует только по первой половине года около трех миллиардов гривен. А мы предусматривали в бюджете сумму намного меньше. Но я подписал и закон, и бюджет. И парламент конституционным большинством принял этот бюджет и этот закон. Братцы, давайте думать, как это выполнять. А то, что нужно выполнять, сомнений нет ни у кого.

Возможным системным мероприятием в этом плане считаю детенизацию экономики и доходов населения. По разным оценкам в теневом обороте крутится более 35 миллиардов гривен. А уровень доходов граждан, с которых не снимаются налоги, достигает 50 миллиардов.

Ставки налога с граждан не изменяются с 1995 года. За семь лет заработки выросли в пять раз, налоговое давление — в четыре раза, что толкает к тенизации доходов. Решить эту проблему могут только системные мероприятия. Прежде всего необходимо значительно снизить налоговое давление на граждан, в то же время ограничив льготы. Легализовать необлагаемые доходы, полученные непреступным путем. Соответствующее поручение правительству я подписал и думаю, что в этом плане адекватные мероприятия будут со стороны правительства.

Я сегодня считаю, что будущая политическая система должна строиться на пропорциональной основе. Но не на той пропорциональной, которая есть у нас. Ведь это как в советские времена: «Запишите меня в список, проголосую». Мы же в Европу идем. Давайте у них перенимать позитивный опыт, который есть в этом плане. Я знаю, что ряд фракций не оппозиционных, а правительственных, подали на рассмотрение новый закон о пропорциональной избирательной системе. Я в деталях не знаю, думаю, что они ориентировались на Европу. А то, что оппозиция в парламенте есть, что она существует реально, значит, существует реальная политическая жизнь в Украине. Я считаю, что в этом плане мы выглядим на постсоветском пространстве наиболее демократично. Нужно сохранить все это до президентских выборов. Путь одолевает сильнейший. Моя позиция старая. Должно быть соответствующее законодательство: что такое большинство, оппозиция и какие обязанности, какая ответственность и большинства, и оппозиции. Это также европейское правило. Давайте играть по этим правилам.

Тот ход обсуждения и подготовки соответствующих проектов законодательных актов, которые нужно внести в Конституцию, удовлетворить никого не может. Все с оптимизмом восприняли это предложение (инициативу Президент озвучил 24 августа 2002 г. — Прим. ред.). Ведь я же нового ничего не сказал. Я просто внес то, что на устах многих политиков было. Но когда дошло сегодня до дела, начали примерять изменения в Конституцию каждый под себя. Это правда. Это я говорю не свое мнение, а мнение, которое и сегодня услышал в сессионном зале. Вы знаете, что создана комиссия Указом Президента, но в эту комиссию не вошли оппозиционные силы парламента.

Я буду вынужден сделать следующий шаг — внести предложения, которые отрабатываются на уровне правовой науки и практики. Ждать, когда мы достигнем согласия в единственном органе, который над этим работал, Конституционной комиссии, неуместно. Нужно переносить обсуждение в парламентский зал и двигаться дальше. Я не хочу, чтобы меня обвиняли в том, что я являюсь тормозом этой реформы…

Мы показали инспекции, которую сами же и пригласили, все, подчеркиваю, все без исключения. Мы сделали 76, начиная с 1987 года, «Кольчуг». Мы показали, куда каждая «Кольчуга» пошла. С номерами. Так, несколько «Кольчуг» в Германию пошли, в Азербайджан, Белоруссию, Грузию и Россию. Четыре в середине прошлого года экспортировали в Китай и три года или два года назад — в Эфиопию.

Мы у себя показали все. Мы отчитались по каждой «Кольчуге». Я понимаю, что американскую сторону и англичан беспокоит безопасность своих пилотов. Если их это волнует, давайте обратимся к России и спросим: где все «Кольчуги»? Давайте обратимся к Чехии. Там «Тамару» делали. Разработка наша была, а Чехословакия делала эту «Кольчугу». Только называлась она «Тамара». Давайте спросим: где все эти «Тамары»?

Потому и я, честное слово, не знаю, что нужно сделать, чтобы мы могли убедить американскую сторону. Мы обращались к Организации Объединенных Наций во время инспекций: давайте смотреть эти «Кольчуги», ведь номера же, я подчеркиваю, известны все номера, где они находились.

Но это прошлое. А будущее — я считаю, что стратегические интересы у нас сходятся. У нас нет разногласий по принципиальным вопросам. Хотя вы знаете, сколько проблем возникает относительно статуса Украины с рыночной экономикой. Сколько проблем относительно поправки Джексона-Веника.

Давайте посмотрим, как будут рассматриваться эти проблемы, которые обсуждались во время украинско-американского комитета. Наша делегация приехала с добрым настроем. Давайте подождем. Швейцария пройдет, FATF. Как мы согласуем вопрос вступления Украины во Всемирную торговую организацию, ведь практически у нас на сегодня расхождения только с Соединенными Штатами Америки, с другими странами практически проблем не существует.

Стоит ли сегодня вопрос о вступлении в Европейский Союз? Нам откровенно говорят: разговор начнем лет через десять. Так что, нам лечь и умирать? У нас в прошлом году был хороший урожай, у нас была квота для Европейского Союза — 2 млн. Где она? Исчезла. Но я еще раз со всей ответственностью заявляю, это моя позиция однозначно: европейский путь развития, достижение европейских стандартов — это аксиома. И я не ставлю вопрос вступления в Европейский Союз, ведь понимаю, насколько это далеко. Но нужно двигаться в том направлении, и вы знаете, что в этом движении есть всякие этапы. Так вот, мы видим главным своим этапом вступление в ВТО, что расширяет наши возможности вступления в ассоциированное членство, дальше — ассоциированное членство, а потом… Как мы дальше будем работать? И убежден, что Украина Европе нужна. Ведь Европейский Союз без Украины — это незавершенное формирование… Сегодня мы просто не в состоянии вступить туда. Потому давайте лучше работать таким образом, чтобы развивалась экономика, чтобы меньше было деклараций, а больше конкретных дел.

 

Другие статьи этого номера