Инкерман: большие проблемы маленького города

Беседа с городским головой Инкермана Ю.В.АКСЕНЧИКОВЫМ В кабинете Юрия Владимировича висит большая, во всю стену, карта Инкермана — с улицами, домами, причалами, производственными предприятиями и историческими памятниками, крепостью Каламита и Свято-Климентовским монастырем, Инкерманской долиной и поймой реки Черной. Юрий Владимирович проводит для меня небольшую экскурсию по этому единственному экземпляру карты, выполненной по его заказу. В границах Инкермана — поселки Горный, ГРЭС, Октябрьский, Зеленая горка, 8-й гидроузел. Водная черта заканчивается ковшом реки Черной, т.е. той частью бухты, где вода еще наполовину пресная. Тут же — бухта Маячная и Нефтяная гавань.

Фактически вся прибрежная полоса инкерманского региона занята производственными предприятиями, и лишь на двух небольших участках есть выход к морю, да и то у стоянки катеров. На берегу располагаются ТЭЦ, «Крымвтормет», «Крымвторцветмет», портово-перегрузочный комплекс, железнодорожные станции Инкерман-1, Инкерман-2, ЧНИИТС, «Крымсплав», завод «Инкермебель» и ряд других предприятий.

— Юрий Владимирович, два года назад в нашей газете была опубликована статья под названием «Инкерман: парадный въезд или хозяйственный двор Севастополя?». Как бы вы сегодня уже в качестве головы г. Инкермана ответили на этот вопрос?

— Можно в принципе все совместить. Исторически Инкерман развивался как спальный район, поскольку в основном в нем жили люди, работающие на расположенных тут же предприятиях. За многие годы здесь так и не была развита нормальная социальная инфраструктура — нет ни клубов, ни кинотеатров, ни летних площадок, ни парков отдыха, ни даже пляжей, выведен из эксплуатации и не решается вопрос по ремонту причала ГРЭС. Как правило, люди здесь работали, а отдыхать ездили в город. В свое время это была северная часть Балаклавского района , а потом уже в 1976 г. постановлением Верховного Совета УССР было принято решение о создании города и переименовании его в г. Белокаменск. Затем в 1991 г. последовало решение — переименовать в город Инкерман с уточнением: «город районного значения».

— Именно тогда у нас появился город в городе?

— С существенной разницей — все продолжалось по принятой схеме, в Севастополе было четыре бюджета — по числу районов, а финансирование Инкермана по-прежнему шло через Балаклавский район. Считаю, что это была неправильная политика: если уж присвоили статус города, надо было как с городом и поступать. Развитие Инкермана тормозится и сегодня, потому что финансирование идет через бюджет Балаклавы. На бумагах Инкерман — это город, но функции города мы осуществляем не в полную меру.

— И это при том, что насыщенность Инкермана работающими производственными предприятиями чрезвычайно велика. Даже по сравнению с городом.

— Исторически сложилось так, что здесь прежде располагалась основная перевалочная база, своеобразный оптовый рынок торговли между Южным берегом Крыма и северной его частью. Находился порт «Авлита». Это сегодня и порт, и узловая станция, которая имеет немаловажное значение, потому что здесь уже идет сортировка вагонов по всему городу, по всем предприятиям.

Однако в основном в Инкермане проводилась разделка кораблей и черного металла, это был и есть единственный участок судоразделки на всем Крымском побережье. Здесь занимались судоремонтом и изготовлением мебели на крупном заводе «Инкермебель», который работал на судостроительную индустрию.

— И вот такое насыщенное хозяйство вам досталось. За что принялись в первую очередь?

— Свою работу в должности головы Инкерманского горсовета я начал с того, что составил реестр предприятий, находящихся в нашем регионе. Оказалось, что, по данным Балаклавской налоговой инспекции, в Инкермане значится 148 предприятий. На нашей территории функционируют также предприятия, которые зарегистрированы в других районах города и даже в других городах. Но здесь есть свои сложности. Так, например, поскольку «Крымвтормет» относится сегодня к Симферополю, то городу попадает только налог на землю — остальные виды налогов к нам не поступают. В целом же в Инкермане находятся работающие предприятия, которые дают до 15 проц. наполнения бюджета Севастополя — это порядка 40 млн грн. Названия ведущих предприятий ( а таковых у нас — 26) широко известны: Севастопольская ТЭЦ, «Крымсплав», ЧП «Елена», «Инкерстром», Инкерманский завод марочных вин. Здесь же крупнейшие поставщики топлива — «Нафта-Крым», «Крымпетрол», «Акар», флотская нефтебаза и пр. Подчеркну с сожалением: хотя они находятся на нашей территории, фактической помощи от них Инкерману нет никакой. Руководители этих предприятий считают, что раз они Севастополю помогают (салют, допустим, устраивают), Балаклаве помогли, так вот уже Инкерману и необязательно. Предприятие «Крымсплав» (директор В.П.Кочура) составляет исключение из них. У них на предприятии создана стройная система оказания помощи инкерманцам, возглавляет это направление депутат Инкерманского горсовета по 23-му избирательному округу С.А.Тимаков.

У нас зарегистрировано также порядка 450 предпринимателей, правда, значительная часть из них работает в Севастополе. Когда меня избрали городским головой, то я принял голый кабинет без какой-либо базы данных. Теперь все собрано, проанализировано. Картина становится ясной и уже наглядно видно, что теряет Инкерман как город. Например, в соответствии с Бюджетным кодексом 60 проц. земельного налога, собираемого на территории города Инкермана, должно идти в местный бюджет. Город нам этих денег не дает. А если бы из 1 млн 68 тыс. грн, полученных в качестве налога на землю, нам бы вернулось 60 проц. (641 тыс.) и плюс 25 проц. от подоходного налога (это еще порядка 308 тыс. грн), мы бы практически могли бы обойтись без дотаций. Дотация в 2002 г. составила 724,3 тыс. грн.

— А какие рычаги вы можете использовать для изменения этой ситуации?

— Один из рычагов — отстаивать интересы своей громады в суде, но это крайняя мера. Сегодня рычаг один — совет народных депутатов и обращения на сессию Севастопольского горсовета. Трижды в прошлом году наши проблемы рассматривала бюджетная комиссия (председатель Г.К.Луцай). Отдельные вопросы были решены, но глобальные проблемы никто решать не собирается. А ведь у нас статус города. У нас городской голова избирается населением согласно Закону о местном самоуправлении и Конституции, тогда как во всех районах на эти должности назначаются. С моей точки зрения, надо сделать Инкерман самостоятельным регионом со своим бюджетом, своей милицией, налоговыми структурами, СЭС, а на сегодняшний день получается, что в Инкермане штат исполкома — 14 человек на 10 тысяч населения, тогда как, например, в Балаклавской администрации — более 100 человек.

— Вы рассчитываете на кардинальные изменения?

— Так, может быть, время настало. Вот недавно в горгосадминистрации состоялось заседание за «круглым столом», где обсуждался проект Закона Украины о городе-герое Севастополе. Меня, например, настораживает статья 3, в которой говорится, что все взаимоотношения внутри города утверждаются на основании устава, который регистрируется в Министерстве юстиции Украины. Получается, что закон принимают, а потом устав подрабатывают. Думаю, необходимо заранее определить статус каждого подразделения, чтобы не было никаких разночтений и неурядиц, конкретизировать статью 2. Должно быть четко написано: Севастополь имеет, допустим, статус областного города, состоит конкретно из такого-то количества районов — двух или четырех. А в принципе, помните, как в старые времена шло обсуждение Конституции? Печатался текст. Люди высказывали свои мнения. Почему бы сейчас не опубликовать проект Закона о статусе города в «Славе Севастополя», скорректировать всем вместе, тем паче что у каждого руководителя есть свое видение. Нам важно было бы, чтобы услышали точку зрения людей, проживающих в Инкермане. Проблем-то много. Мы уже говорили о предприятиях, которые у нас расположены.

— Хотя еще не затронули такую точку зрения: какой урон они наносят Инкерману, его природной среде, морской воде, земле, воздуху.

— Естественно, нагрузка на окружающую среду большая. Опасность таится даже в том случае, когда предприятия простаивают. Вот за проходной завода «Инкермебель» до сих пор находятся асбест и стекловолокно, которые в свое время сняли с корабля «Юнайтед-стейдс». Склад стареет, ржавеют его ограждения, асбест представляет опасность для здоровья. Поговаривают, что опасные отходы собираются переместить на полигон твердых бытовых отходов в Первомайской балке. Кстати, если мы коснулись полигона, то выскажу свою точку зрения: разве разумно было строить его в таком месте? Полигон еще не открыт, а мусор, полиэтиленовые пакеты ветром разносятся по округе.

— Поскольку мы остановились на экологических проблемах, не могу не задать вопрос о переплавке металла, которая ведется в Инкермане.

— У нас два металлоперерабатывающих предприятия — «Втормет» и «Крымсплав». Первое занимается судоразделкой, второе переплавкой. Одному предприятию 72 года. Другому — лет шесть. На первом как резали корабли дедовским способом, так и режут. А на «Крымсплаве» раньше было тигельное производство, плавка велась полуоткрытым способом с вытяжкой из ковша, работали на солярке и хотя вредных примесей не было, угарный газ все равно выделялся.

— Давайте уточним: «Крым-сплав» — это бывшая «Доминанта»? И вы были там генеральным директором.

— Производственное предприятие «Крымсплав» — это новая структура. Сейчас новые хозяева. Вопрос по экологии прежде возникал, но сегодня он не стоит. Однако и тогда, и сейчас предприятие было открыто для любых проверок. В природоохранные мероприятия вложено много денег. Сегодня здесь ликвидировали все старые печи, установили две новые трехтонные печи закрытого типа с прямой вытяжкой через мокрый фильтр. Они работают уже не на солярке, а на газе. Печь — как саркофаг — с вытяжной вентиляцией. Установлен газовый котел. Ни запаха, ни мусора. Чистота. Это уже культура производства.

— Негативной нагрузкой для Инкермана всегда была шоссейная дорога, которая проходит через весь город. Построили так называемую президентскую дорогу. Стало легче? Изменилось положение?

— Действительно, от нее шло 80 проц. угарного газа от проходящих машин. Загрязнение воздуха в Инкермане связано с тем, что весь грузопоток, ближний и дальний — на Бахчисарай, Симферополь, Одессу и т.д., идет через весь город. Новая дорога спасла бы положение. Однако, когда строительство было завершено, фактической разгрузки не произошло.Я обратился в управление ГАИ, чтобы выставили знаки, ограничивающие движение транзитного транспорта по старому шоссе через Инкерман. Но транспорт как шел, так и идет. По всей видимости, торопились соорудить новую дорогу, она сделана с большим уклоном, автопоезда по ней пускать нельзя. Ну ладно автопоезда. Но пусть остальной поток направляется по новой дороге, не надо ее беречь как парадную. Однако решение так и не принято. И я снова направил письма в управление экологии, в Севастопольский горсовет и администрацию.

— Юрий Владимирович, а каким бы вы хотели видеть Инкерман?

— Нужна определенность. Я хотел бы видеть дальнейшее развитие Инкермана как обычного города.

— С какими приоритетами?

— Приоритеты поменять сразу тяжело. О многих проблемах мы уже говорили. Важно руководить всем хозяйством на месте. А получается, допустим, что РЭП-14 находится в Инкермане, а руководит им управление жилищного хозяйства из Севастополя. А кто лучше нас знает наши проблемы? Что жилой фонд старый, постройки пятидесятых годов?

Около 40 крыш требуют капитального ремонта. Есть у нас отделение милиции — 25 человек, оно замыкается на УВД Севастополя. Если бы я определял спектр его деятельности, то сейчас, например, основным направлением выбрал бы борьбу с наркоманией, для нас это очень серьезный вопрос. Большая проблема у нас с больницей, все централизовано и уже дошло до ручки. В лаборатории нет условий для приема первичных анализов. Людей с температурой отправляют на Корабельную. А вот по детским садам нет никаких вопросов, пять садов на нашем балансе. Решили проблему с отоплением, во все группы приобрели электрокамины, бойлеры. Теперь надо найти средства на ремонт навесов на летних площадках. Нам на месте проще решать, чем постоянно обращаться к городским структурам. Сегодня мы хотим, чтобы на наш баланс передали клуб, ведь у нас негде проводить встречи, мероприятия, вечера. Клуб практически пришел в полную негодность. Думаю, общими усилиями мы его поднимем, предприниматели помогут. Мы почти уже сделали сцену на площадке. В ее строительстве принимают участие местные предприятия, например, ЧП «Железобетон» (руководитель В.В.Карпенко). Готовимся к проведению ежегодного праздника «Инкерманская весна» и приглашаем всех руководителей предприятий принять участие в его подготовке.

(В разгар нашего разговора как подтверждение того, что все проще решать на месте, Ю.В.Аксенчикову позвонил один из предпринимателей. Он сообщил, что машины со свежей рыбой уже отправлены по магазинам. «В Инкермане, — пояснил Юрий Владимирович, — швартуются небольшие сейнеры, которые ловят кильку, хамсу. Я предложил директору сети магазинов продавать подешевле рыбу для населения Инкермана. В городе она по 2.90, а я договорился по 2.00 грн. Все налажено, без проблем. Спасибо руководителям СК ООО «Линарта» и предпринимателю В.М.Данько»).

— Вхождение в новую должность не составляло для меня никакого труда, — подытожил наш разговор Ю.В.Аксенчиков. — По специальности я — корабел и уже в начале пути получил хороший опыт работы на судостроительном заводе. Для меня Инкерман — это большой корабль, с его службами, жизнеобеспечением, коммуникациями, палубами, обслуживающим составом. Когда жизнеобеспечение на корабле нормальное, у него и плавучесть хорошая. Все зависит от капитана, личного состава и своевременного решения возникающих проблем.

Другие статьи этого номера