Никто, никто на свете не знает столько сказок, сколько их знает наш ТБМ

Сегодня этот любимый севастопольский театр отмечает свой юбилей. «Никто, никто на свете не знает столько сказок, сколько их знает Оле-Лукойе» — помните? Это звучит со сцены во время представления «Дюймовочка» — знаменитой сказки театра «На Большой Морской», удостоенной многих наград международного фестиваля в Москве. Добрым волшебником, который несет со сцены детям сказочную мудрость, стал и сам этот театр. Сегодня, пожалуй, невозможно представить культурную жизнь города без этого коллектива, кажется, он всегда был с нами, с нашими мальчишками и девчонками. А между тем ТБМ — театр-подросток. Ныне он отмечает свой пятнадцатый день рождения. Сегодня вечером состоится второе, «взрослое» отделение юбилея, к которому актеры, как водится, готовили специальную концертную программу. В перерыве между репетициями концерта нам удалось побеседовать с

Л.Е.Оршанской, директором — художественным руководителем городского театра для детей и молодежи. И, конечно, наш разговор никак не мог миновать «сказочной» темы.

— Людмила Евгеньевна, недавно вы после долгого перерыва вновь появились на сцене — в последней, новогодней премьере театра. Как не вспомнить, что вы играли и в самой первой сказке тогда еще никому не известного театра-студии «На Большой Морской»!

— Да, в спектакле «Улыбнись, малыш!» по пьесе Белы Юнгера. Нормальные младенцы о своем появлении на свет возвещают сердитым криком, «нормальные» театры-студии, которые в конце 80-х рождались, как грибы после дождя, заявляли о себе, как правило, эпатирующими спектаклями. А нашей первой работой стала сказка — просто добрая, незатейливая сказка, которая шла 35 — 40 минут и была более чем скромно оформлена. Помнится, из декораций был только выцветший марлевый занавес (кажется, мы позаимствовали его в театре им.Луначарского), этот занавес выполнял роль крыши курятника, служил кустом, за которым пряталась лиса, и даже изображал небо. Но зато сколько было улыбок! Они появлялись на лицах наших маленьких зрителей еще до начала сказки: очень уж азартно смешили юную публику наши ребята, одетые скоморохами. Кстати, обычай «скоморошить» в театральном фойе сохранялся у нас в ТБМ еще долго. Что же касается спектакля «Умка ищет Новый год», где я играю маму белого медвежонка, то нисколько не жалею, что дала режиссерам Ирине Пантелеевой и Ольге Ясинской убедить себя «тряхнуть стариной». Работать с нашей творческой молодежью на сцене оказалось по-настоящему интересно. Самое забавное, что многие знакомые меня не узнали: спрашивали, что это за новая актриса в театре?

— Сколько же сказок поставил театр за эти 15 лет?

— Около сорока. Трудно сказать точнее, потому что некоторые спектакли пережили и второе, и даже третье свое рождение, обновляясь за счет новых исполнителей. У нас есть сказки — настоящие долгожители. Так, «Волшебная хлопушка» родилась в канун 1989 года, «Мишкины шишки» — всего лишь на год-два позже. Казалось бы, можно было отправить эти спектакли «на покой», но их по-прежнему великолепно смотрят самые маленькие наши зрители. А есть спектакли, с которыми нам самим не хочется расставаться, — художественные достоинства их таковы, что они заслуживают право еще много лет украшать нашу репертуарную афишу. Это, например, та же «Дюймовочка», судьба которой по-своему уникальна: сегодня в ней по-прежнему играют несколько артистов, что и на премьере, состоявшейся почти шесть лет назад, только ребята подросли, из студийцев перешли в штат театра. А вот состав «Маугли», «Морозко», «Девочки со спичками» практически целиком обновился. Хотим снова показывать один из первых наших спектаклей — «Приятного аппетита, Тигр!», но уже с новыми декорациями и костюмами. Обязательно возродим «Стойкого оловянного солдатика», кстати, об этом давно уже просят наши зрители.

— Хочу заметить, что сказки, созданные в последние годы, сразу можно узнать, они очень отличаются от других своей зрелищностью. Теперь на сцене ТБМ царит настоящий праздник! Такие костюмы, как на героях сказок «Бука», «Любопытный слоник», «Буратино возвращается», не увидишь и в куда более «богатых» театрах, чем ваш!

— Дело, как вы понимаете, не в том, что денег на постановку спектаклей нам теперь выделяется больше — они по-прежнему не предусмотрены для нашего театра. Но мы действительно стали богаче — на талантливого человека, настоящего профессионала — театрального художника Татьяну Карасеву, которая теперь сотрудничает с нами. Возможности нашей сценической площадки в здании бывшего кинотеатра очень скромны, и то, что удалось сделать Татьяне Борисовне, — это просто чудо!

— Настоящим чудом, однако, многие считают то, что, вы, Людмила Евгеньевна, вообще сумели сохранить театр для детей и молодежи. Известно, что ТБМ с момента своего создания трудился в тяжелейших условиях, а когда к тому же лишился своего лидера и основной части труппы, перебравшихся в Старый Оскол… вы сделали то, что, наверное, было бы далеко не каждому по силам.

— Спасибо. Только ведь я пришла не на пепелище, не на пустое место. Моей задачей стало сохранить все лучшее, что было наработано за прежние годы, — это фундамент. А среди лучших традиций нашего ТБМ — преемственность поколений. На сцену нашего театра — и так было заведено с самого начала — рядом с опытными актерами, мастерами выходили совсем юные артисты, учащиеся детской театральной студии. После смены актерского состава и художественного руководства в жизнь театра снова ворвалась бурная атмосфера студии. ТБМ резко помолодел, и значит «помолодели» и герои наших сказок. Ну а взрослеть, набираться мастерства молодым, как и прежде, помогают старшие ТБМовцы, не покинувшие театр, — Валерий Константинович Сенчиков и Наталья Александровна Батурина, Наталья Клочкова, Жанна Терлецкая. В театре остались работать одаренные молодые режиссеры Ирина Плескачева, Ирина Пантелеева, Ольга Ясинская, которые буквально фонтанируют творческими идеями. С первых дней и поныне трудится над созданием спектаклей замечательно талантливая Ирина Кузнецова, композитор, заведующая музыкальной частью. В трудное для театра время в него вернулась Татьяна Кудрякова, первый наш завлит, много сделавшая для того, чтобы новый в городе творческий коллектив узнали и полюбили в Севастополе.

— Что вас, Людмила Евгеньевна, более всего радует сегодня?

— Радуют молодые актеры, то, что удалось им сделать в минувшем и настоящем сезонах. Как не заметить работу Ильи Спинова в спектакле по Шарлю Бодлеру «Парижский сплин» — это большой рост, настоящее актерское достижение. А какие колоритные образы созданы Настей Овчинниковой, Александром Шамрицким и Александром Безродным в сказке «Буратино возвращается»! С неожиданной стороны показали себя в очень трудной постановке «Ньяя» Любава Максимова и Лиза Бессокирная. Очень удачно прошел дебют в молодежном спектакле «Тише, тише — едет крыша» у совсем юного артиста Игоря Петрова. А сколько сценического обаяния у Матвея Черненко, который за совсем короткий срок стал настоящим лидером нашей творческой молодежи!

— А что огорчает?

— Конечно же, отношение к нашему театру, к тому, чем мы занимаемся, как к чему-то второстепенному, не стоящему внимания. Сколько раз при встрече меня снисходительно спрашивали: «Ну, как там играют твои детишки?» Полтора десятка лет работаем мы в Севастополе, а многие по-прежнему не знают, что в театрах для детей играют настоящие, хорошие взрослые артисты! Сколько людей, облеченных властью, всуе говорят об эстетическом, нравственном воспитании, даже не представляя себе, с какими трудностями приходится сталкиваться тем, кто этому воспитанию посвятил жизнь! Работая за копейки, в тяжелейших условиях, наши постановщики и артисты тем не менее честно выполняют свою задачу: помогают детям разобраться, где добро и где зло, что красиво и что безобразно, и почему, несмотря ни на что, надо верить в свою мечту и стремиться к идеалу. Атмосфера нравственного состояния общества через 15 — 20 лет складывается сейчас. А когда нынешние дети станут взрослыми, будет слишком поздно что-либо уже изменить, и если бы люди, которые управляют государством, всерьез озаботились этим вопросом, была бы обязательно принята специальная программа поддержки таких коллективов, как наш. И непременно нашлись бы для этого материальные средства. Я верю в это!

Этот театр начинался с мечты о театре. С «наивной» (так казалось многим), по-детски беззащитной веры в то, что сказки случаются и в жизни. И потому его история, несмотря ни на что, — это в высшей степени оптимистическая история… Пусть же сказка ТБМ никогда не кончается!

На снимках: сцена из спектакля «Буратино возвращается»; Л.Оршанская.

Другие статьи этого номера