Фортификаторы фермерской Гераклеи

Эту по-своему уникальную сельскую усадьбу вообще-то обнаружили наши местные археологи, как это часто происходит, случайно. В 1978 году на мысе Манганари, на территории воинской части морских пехотинцев, проводились плановые исследования земледельческих наделов (клеров) и в отвалах возле одного из капониров (видимо, в результате проведения первоначальных вскрышных работ) археологи увидели насыпь целой «жилы» в виде мелких черепков античной посуды. Подобная находка для исследователей всегда добрый знак. Они стали смотреть внимательнее, и вскоре глазам ученых предстал край явно рукотворной толстой глыбы из сарматского известняка.

Первые предположения были традиционными: «Очередное захоронение?» Плита, кстати, датировалась примерно IV — серединой II века до н.э. Однако после более тщательного изучения стал очевидным однозначный вывод: эта плита — часть довольно сложного комплекса древней винодельни гераклеотов.

Вскоре в ходе раскопок открылся новый план данного аграрного сооружения — вторая площадка, где виноград уже давили не ногами, а механическим прессом. Через некоторое время выдвинутая на 2 метра вперед от стены усадьбы стала «прорисовываться» сторожевая башня, а затем археологи обнажили фундамент жилых помещений, а также некое гидросооружение, напоминающее ров, и банное помещение. Смущало исследователей (а это направление исследования возглавляла и возглавляет нынешний заместитель генерального директора Национального заповедника «Херсонес Таврический» Галина Николаенко) одна немаловажная деталь: ров (если это был ров) древние строители пробили прямо в скале, что для ученых являлось, по сути, совершенно новым в многолетней практике выявления и изучения сооружений подобного типа в сельской зоне Херсонесской хоры.

…Тогда, в семьдесят восьмом, перед консервацией, как теперь выясняется, почти на четверть века, все, что было найдено, археологи занесли в подробную опись. Оказывается, эта усадьба некогда строилась по тщательно разработанному плану. На скальной платформе сельские греки-зодчие вначале прорубили ров шириной 2,2 метра. По периметру он как бы «обнимал» прямоугольную усадьбу на площади 27 на 24 квадратных метра. Ров потом был одет в камень. Что самое интересное: производство было безотходным — из вынутой скальной блочной породы тут же сооружался, если говорить современным языком, цокольный этаж усадьбы. Затем постепенно росли башня, жилые помещения и, самое главное, винодельческий технологический комплекс, который так и дошел до наших дней в первозданном виде, разве что с утратой деревянных секций и механизмов…

В 2002 году Галина Николаенко во главе с группой археологов завершила окончательное до-следование усадьбы, в частности была законсервирована винодельня. Кстати, когда обнаружили в стене бани водосток, то вначале надеялись найти колодец. А в итоге полностью обнажился ров. Именно туда стекала вода.

Любопытно, что уже в I веке до новой эры ров утратил свое фортификационное значение, хозяева усадьбы (уже, наверное, в шестом поколении) приспособили его под мощное дренажное устройство. На самом дне гидросооружения археологи вскрыли своеобразный «слоеный пирог»: внизу была уложена явно привозная мелкая галька, затем выстилался слой прискального грунта, потом шла земля, которую венчало покрытие из мелких черепков от посуды. Эти черепки вновь перекрывала скальная крошка — и так далее.

От усадьбы в разные стороны вели две дороги — к бухтам Казачьей и Камышовой. По одной, по всей видимости, сюда привозился виноград, а по другой — транспортировались уже готовые виноматериалы. Все было отлажено по очень четкой, весьма практичной схеме. Ученым удалось даже определить вид вина, который здесь изготавливали. Это были красные местные сорта, т.к. площадка под давильню была устроена так, чтобы от мелкоплодной ягоды в ходе давления не отделялась плотная кожура.

Сейчас этот редкий памятник культуры находится на территории фирмы «Югторсан», с которой заключен договор на основе закона Украины о сохранности культурного наследия. Как считает Галина Михайловна Николаенко, с арендаторами данного земельного участка археологи вели и будут вести переговоры об условиях консервации и исследования этого древнего комплекса на вполне приемлемых, как говорится, джентльменских условиях. Объект, кстати, уже внесен в план благоустройства первой очереди Археологического парка как прекрасный и по-своему уникальный образец хорошо некогда защищенной от набегов воинственных степных племен фермерской усадьбы Херсонесской хоры.

На снимке: археологические работы летом 2002 года на усадьбе древних гераклеотов; на групповом снимке справа — Г.М.НИКОЛАЕНКО.

Другие статьи этого номера