Власть сильна как никогда

На вопросы корреспондента «2000» отвечает лидер украинских социал-демократов Виктор МЕДВЕДЧУК.

— Виктор Владимирович, начну с темы, которая сегодня у всех на слуху — подписание соглашения между Россией, Казахстаном, Белоруссией и Украиной о перспективах создания единого экономического пространства. Это событие оценивают по-разному: одни считают участие Украины в соглашении поражением нашей внешней политики, другие, наоборот — качественным прорывом вперед. Ваш комментарий?

— Это соглашение — смелая и сильная заявка лидеров государств на кардинальные преобразования в экономических взаимоотношениях. Как вы, Вадим Борисович, вероятно, знаете, Украина с самого начала выступала за создание климата свободной торговли с восточными соседями. И те, кто критикует данное соглашение, просто не могут отойти от привычного термина — «зона свободной торговли». Надо смотреть глубже. Важно не то, как соглашение назвать, а каким смыслом оно будет наполнено. Я думаю, что у нашей дипломатии хватит сил и профессионализма, чтобы последующее развитие документа удержать в конструктивном русле, чтобы соглашение работало на благо украинской экономики, украинского народа, на престиж нашего государства в целом. Предстоит долгая и тяжелая работа в данном направлении: согласовать детали, выработать единые подходы и принципы, обобщить, подготовить проекты к ратификации парламентами и пр. Подписание соглашения — акт, имеющий исключительную важность не только для четырех государств, но и для всего европейского и евразийского пространства.

— И еще о злободневном: тема Ирака. Мировая общественность бурно участвует в развернувшихся событиях. Европейская социал-демократия в массе своей выступает против силового решения вопроса. Украинские социал-демократы — члены партии, которую вы возглавляете, также проводили акции протеста против политики США. От вас же мы не услышали заявления — ни в поддержку своих товарищей по партии, ни в их осуждение. Почему вы молчите?

— Члены нашей партии, и это отражено в уставе СДПУ(о), имеют право объединяться и проводить мероприятия, идеология которых не идет вразрез с идеологией партии. Какого-либо дополнительного разрешения у руководства партии для этого не требуется. Но это и не означает, что я, как глава партии, обязан участвовать во всех мероприятиях, инициируемых региональными отделениями или рядовыми партийцами. Ну а насчет того, молчит руководство партии или нет… СДПУ(о) распространила официальное заявление в отношении событий вокруг Ирака. В документе, в частности, говорится: «СДПУ(о) призывает украинское руководство, руководства других государств — членов ООН, мировую общественность продолжать попытки мирного разрешения иракской проблемы и поддержать план разоружения Ирака, предложенный Германией, Францией и Россией». Как вы считаете, мог я, как глава партии, остаться в стороне, не поддержать это заявление?

— А как соотнести такие факты: рядовые партийцы говорят «нет» войне в Ираке, а государственная власть Украины (где вы не последний человек) в это время решает вопрос: посылать или не посылать на войну украинское подразделение?

— Я руковожу партией — участвую в решении стратегических вопросов ее деятельности. Но партия же делегировала меня в государственную власть, где я обязан добросовестно выполнять свои должностные функции. В том числе и в вопросах, касающихся внешней политики. Использование украинского военного контингента в иракской кампании — это один из массы важных для государства вопросов, которые прорабатываются и просчитываются на различных уровнях, в частности и в Администрации Президента.

Леонид Кучма неоднократно подчеркивал, что Украина выступает за мирное разрешение конфликта в Персидском заливе. И наша дипломатия прилагает все усилия в этом направлении. Но мы не должны исключать возможности иного решения. Если пойдет другая игра, то вступят и другие правила, игнорировать которые будет неразумно. К чему я веду: Украина должна осваивать мировые рынки. В частности и, если можно так выразиться, рынок миротворческих услуг. И мы его осваиваем. Наши миротворцы отлично показали себя на Балканах. Как результат — мы продвинулись на рынке: стали работать в Африке, других регионах. Если теперешний конфликт не удастся разрешить дипломатическим путем — а мы все надеемся, что удастся, — и опять потребуются услуги миротворцев, то почему их не должна оказывать Украина? Я уверен: если украинский батальон окажется востребованным, он с честью выполнит ту миссию, ради которой наши военнослужащие готовы отбыть на Ближний Восток, — окажет достойную помощь мирному населению в случае возникновения вооруженного конфликта. В этом случае батальон будет устранять последствия военных действий и исключительно с согласия государства, в которое его могут направить. В конце концов это наш престиж.

— Вы сказали, что участвуете в решении стратегических вопросов партии. Мне приходилось сталкиваться с расхожим мнением: СДПУ(о), дескать, партия миллионеров, она далека от народа, напрочь не думает о рядовом гражданине и так далее.

— Это полное искажение того, что есть на самом деле. Мы провозгласили приверженность социал-демократическим идеям, а это значит, что главной своей целью мы видим именно человека, его благополучие, всестороннее развитие личности. Мы не делим людей по национальным признакам, что свойственно некоторым партиям правого толка, не подразделяем на касты бедных и богатых. Относимся к человеку как к гражданину, который имеет права и гарантии, достойные цивилизованного общества.

А то, что нас называют партией миллионеров… Да, в руководстве СДПУ(о) действительно есть люди, доказавшие свою состоятельность в бизнесе, умеющие ставить цели и добиваться их. Но это усиливает авторитет партии. Именно состоявшиеся люди способны модернизировать общество, подтягивать основную массу населения страны к более высоким стандартам жизни. Во всем мире левые движения служат сцепкой элиты с широкими социальными слоями.

— Почему же в руководстве СДПУ(о) почти незаметны представители тех самых широких масс, которые, как вы говорите, и обслуживает ваша партия?

— В руководстве есть представители всех социальных слоев. А что касается того, кто заметен, а кто незаметен… Партийную элиту выдвигают рядовые члены организации. И наша элита такова, какой ее видит тот самый рядовой партиец. СДПУ(о) — мощная общественно-политическая сила. Достаточно проанализировать цифры. На начало года партийные ряды насчитывали около 350 тысяч человек. 780 районных и городских, почти 17000 первичных организаций. Это социально активные граждане, имеющие четко выраженные жизненные принципы и задачи. Средний возраст членов партии — 39 лет. На треть организация состоит из молодежи до 30 лет. Около 25 процентов — люди от 31 до 40 лет. Почти столько же тех, кому от 41 до 50 лет. Более половины партийцев — женщины. Самая многочисленная — Закарпатская региональная организация, объединяющая 36 с половиной тысяч членов. Далее идут Харьковская область (более 32 тысяч человек) и Запорожская (свыше 25 тысяч). Если брать по социальному признаку, то на первом месте у нас работники сельского хозяйства, далее — работники науки и образования и те, кто занят в промышленной сфере.

Так что обвинения в том, что партия далека от народа, не чувствует его чаяний и ценностей, я считаю абсолютно необоснованными. Наша партия именно народная. Если говорить языком цифр о представителях элиты в СДПУ(о), то я скажу, что таких нужно бы больше. В рядах партии зампредседателя парламента, 2 министра, 1 председатель госкомитета, 1 госсекретарь, 2 начальника главных управлений министерств, 3 председателя и 12 заместителей председателей облсоветов, мэров городов и их заместителей — 81 человек, 166 руководителей районного уровня. Кроме того, в партийной фракции 39 народных депутатов Украины. Также в наших рядах — 3 депутата Верховного Совета Крыма, 107 депутатов областных советов, более тысячи — депутатов городских советов и более двух тысяч — районных. Самая многочисленная группа — председатели сельсоветов, а также депутаты сельских и поселковых советов — их в СДПУ(о) более шести с половиной тысяч. То есть около десяти тысяч депутатов всех уровней.

— Размах впечатляет. Но почему видна активность только верхушки? Почему не ощущается бурление низов?

— Что вы хотите ощутить? Партийную жизнь, дискуссии? Все это есть. Партия издает 12 газет — центральный печатный орган СДПУ(о) «Наша газета+», которая еженедельно выходит в Киеве тиражом около полумиллиона экземпляров, а также ряд газет региональных организаций.

Кроме того, мы основали первое в Украине партийное издательство «Основные ценности». Печатаем труды видных мировых теоретиков, исследовавших природу социал-демократии. Под эгидой партии проводится ряд общеукраинских проектов, которые, кроме того, что дают практическую пользу людям, несут еще и пропагандистскую нагрузку. Это проекты «Правовой всеобуч», «Земельный кодекс Украины» (названия говорят сами за себя), «Мы о вас помним» (для ветеранов). Провели международную конференцию по социал-демократии. Открыли музей социал-демократии в Днепропетровске.

— С вашим приходом в руководство Администрации Президента связывают якобы появление политической цензуры и наступление на свободу слова.

— Мне кажется, что журналисты в Украине сегодня имеют достаточно свободы, чтобы найти трибуну и говорить то, что они сочтут нужным. И в тех красках, в которых пожелают. Поверьте, если бы факты давления на журналистов действительно имели место, то мы бы уже давно об этом узнали из таких газет, как «Вечерние вести», «Грани», «Коммунист», «Товарищ» и пр. Но там есть только декларативные заявления некоторых политических фигурантов, не подтвержденные жизненными фактами.

— Вы активно участвуете в административной реформе. Будучи депутатом даже подали проект закона, который предусматривает жесткий контроль за доходами чиновников. Не боитесь встретить сопротивление коллег, ведь среди госслужащих высшего эшелона немало выходцев из большого бизнеса, которые формально отошли от дел, но фактически участвуют в управлении частным капиталом?

— Именно потому, что многие, как вы говорите, фактически участвуют, я и подготовил проект закона, который позволит очистить госслужбу от тех, кто хочет думать прежде всего о собственной выгоде и использовать в корыстных целях государственные полномочия. С коррупцией во власти можно и нужно бороться изнутри. Эту задачу ставит Президент, и этого требуют мои обязанности руководителя администрации главы государства, мой долг гражданина.

Коррупция — это как врожденная болезнь, которая досталась Украине при переходе из состояния советской республики в состояние независимого государства. Общество осталось без направляющей силы в лице КПСС (КПУ). Чиновничество, которое привыкло существовать в идеологическом поле, оказалось в идеологическом вакууме. Политические силы правого толка были неспособны навязать чиновничеству свою идеологию, вовремя не смогли это сделать и левые силы. В результате чиновничество выработало свою идеологию. Оно стало и заказчиком продукта, и его производителем. Пошли перекосы — развитие государства стихийно оказалось направлено не на обслуживание человека, гражданина, а на обеспечение удобства диктатора-чиновника. Все это прикрывалось государственнической и патриотической риторикой. Это и есть коррупция.

Сегодня важно не дать чиновнику ставить самому себе «производственные задания». Если это госслужащий высшего уровня — он должен выполнять политическую волю Президента, руководства страны в целом, если это низовой клерк — он обязан выполнять должностные инструкции. В нашем обществе, как и в любом другом, всегда найдутся люди, которые предпочтут «жить на одну зарплату» — за установленное жалованье честно выполнять должностные обязанности и не проявлять лишней инициативы. Инициатива, идущая вразрез с должностными обязанностями, — это путь коррупции, это взяточничество, вымогательство, волокита, подмена принципов. Важно, чтобы чиновник перестал чувствовать себя творцом. Он должен быть обслуживающим персоналом для гражданина и не более.

В этой связи также важно раскрепостить украинского гражданина, вселить в него большую уверенность в себе, более выраженное чувство собственного достоинства. Не бояться чиновника, не заискивать перед ним, а требовать от него тех услуг, которые обещает гражданину наше государство. Необходимо всесторонне поддерживать и развивать мелкий и средний бизнес как основу экономического процветания общества. Малый и средний бизнес должен стать священной коровой для чиновника. А всесторонняя поддержка предпринимательства — неписаным правилом любого государственного служащего. Эта задача как раз является для меня той золотой точкой пересечения, где мои идеологические убеждения партийца полностью совпадают с должностными обязанностями государственного менеджера.

— О парламентском большинстве чаще рассуждают как о несостоявшемся. А скоро, возможно, и вовсе перестанут его вспоминать. На мой взгляд, вашей партии не удалось провести свою модель построения большинства, и СДПУ(о) чуть ли не слагает с себя ответственность за действия парламентского большинства и сформированного им коалиционного правительства. Действительно ли социал-демократы были готовы хлопнуть дверью?

— Парламент — это место, где страсти накаляются до предела, эмоции хлещут через край. Причем не только в Украине. Парламентарии всего мира отличаются повышенной эмоциональностью. Да, наверное, и не может быть иначе: в одном зале собираются люди разных политических взглядов, разных убеждений, перед которыми всякий раз стоит одна и та же задача: принять единственно правильное решение. Как тут без эмоций? От этого и порванные пиджаки, сломанные микрофоны. Социал-демократы в Верховной Раде, безусловно, стараются смотреть на вещи трезво, без лишних эмоций. Но ничто человеческое им не чуждо. То, о чем вы говорите, — следствие эмоциональной реплики уважаемого Леонида Кравчука. Гипотетически рассуждая, он вслух задался вопросом: дескать, зачем играть в большинство, поддерживать его, если фактически оно не отвечает тем критериям, которые задумывались? Но эта реплика — отнюдь не демарш, не официальное заявление фракции (а тем более всей партии) СДПУ(о) о прекращении работы в большинстве и с большинством, а размышление, на которое имеет право любой член партии. Ответственность же за деятельность правительства наша фракция несет настолько, насколько она причастна к формированию этого правительства.

— Не являются ли многочисленные атаки на власть со стороны оппозиции — всевозможные митинги, заявления, критические выступления в средствах массовой информации — ярким свидетельством слабости власти?

— Власть сегодня сильна как никогда. Скажу так: чем активнее ведет себя оппозиция, тем эффективнее и сильнее становится власть. Она выигрывает в такой ситуации. Потому что оппозиция в своих попытках атаковать опирается не только на выдуманные, несуществующие проблемы, но и на недостатки реальные, критика которых абсолютно справедлива. Показывая проблемные места, оппозиция обращает на них внимание власти. И мы эти недостатки устраняем. В выигрыше — народ Украины.

Власть становится более корректной, эффективнее решает задачи государственного строительства, борьбы с коррупцией, обеспечения социальных гарантий. Но я уверен, что придет время, когда власть будет учить оппозицию прежде всего современным европейским цивилизованным формам выражения протеста.

Власть твердо уверена в своей победе в грядущих политических битвах. Если кто-то полагает, что власть можно запугать, спешу разочаровать его: так не будет. Тут срабатывает принцип парусника: чем сильнее ветер, тем быстрее движется корабль. И не страшно, если это встречный ветер — ветер критики. Для движения вперед можно использовать любой ветер. А мы умеем управлять своими парусами.

— И что же, вас не раздражает столь острая критика?

— Абсолютно! Я нахожу позитив в любой критике. Если она объективна, то это ведет к прогрессу, если же критика безосновательна, построена на надуманных примерах, откровенной лжи, то это также дает положительный результат. Люди видят, кто есть кто на самом деле. Народ-то не обманешь.

Еженедельник «2000».

Другие статьи этого номера