Если город сегодня не даст ветеранам шанс вернуть зрение, завтра они не смогут увидеть то, за что воевали

Сама идея такой программы настолько гуманистична и граждански оправданна, что ее смело можно отнести к патриотическим заслугам нашего города. И это один из немногих примеров, когда продолжение традиций и истинно севастопольских ценностей находит свое выражение не только в словах, но и в человеческих судьбах. Возвращенное зрение для пожилого человека означает его возврат к реальной жизни, поскольку порой из-за болезней многие не могут выйти из дома и вся информация о большом мире приходит к ним через газеты и телевидение. Известны примеры, когда пациенты глазного отделения годами оставались слепыми, потому что сомневались в удачном шансе на возврат зрения, а после операции уходили из отделения, благодаря Бога и руки хирурга. Так, житель Терновки Павел Иванович Челносов два долгих года провел в полнейшей слепоте, пока наконец не отважился на операцию в первой городской больнице. Благодаря заведующей отделением офтальмологии, врачу высшей категории Римме Горшковой этот человек прозрел буквально за две недели, во что до сих пор не может поверить. На самом деле никаких чудес на операционном столе не происходит — чудеса состоят в другом. Например, в том, как до сих пор работает стопроцентно изношенное оборудование десятилетней давности, как возможно оперировать хирургическими инструментами, которые должны обновляться раз в год, а на самом деле их срок годности уже давно подошел к критическому рубежу. Интересен еще один аспект: почему до сих пор не произошло врачебной ошибки в момент отключения старого микроскопа в ходе операции?

В офтальмологическом отделении первой городской больницы не просто устарела материально-техническая база — она достигла той отметки, за которой заканчиваются пределы разумного. Имея дело с одним из самых тонких и значимых человеческих органов — глазами, хирурги начинают свой рабочий день с неприглядного зрелища: заплесневевшего потолка и разодранной кушетки, которая ждет первых пациентов. Через отделение проходит огромный поток больных, загрузка коечного фонда составляет 110 процентов, поэтому нет ничего удивительного в том, что оборудование и мебель в конце концов пришли в негодность. Нет ничего странного и в том, что представители состоятельной части пациентов после первых визуальных впечатлений об отделении разворачиваются и уходят по направлению к ближайшей коммерческой структуре. Та спонсорская помощь, на которую врачи могли рассчитывать раньше, превратилась в оплаченные счета негосударственных структур, некоторые из которых по своему уровню даже не тянут на звание конкурентов штатных офтальмологов системы охраны здоровья. Зато у них есть другое: уютные ординаторские, современное оборудование, разветвленная инфраструктура.

То, что есть у офтальмологов первой городской больницы, ценится во всем мире в первую очередь: высокая квалификация, точные руки и аналитический интеллект профессионалов. Но пока они оказывают хирургическую помощь в надежде, что в момент операции не перегорят старые электрические пробки, негосударственная медицина будет собирать деньги за то, что впоследствии часто приходится переделывать за немалые государственные средства. У неимущих больных спонсор один — государство, им не на кого больше рассчитывать: меньшинство составляют те, кто попадает на лечение до 60 лет (39%), те, кто старше, — 61% и 70,7% пациентов офтальмологического отделения составляют неработающие и пенсионеры. И если под программу, которая, по сути, может стать гордостью города, не появится существенного материального подкрепления, все профессиональные десятилетние наработки сойдут на нет.

Мы постоянно декларируем, что ветераны Севастополя заслужили право видеть своими глазами жизнь, за которую они воевали, но при существующем положении вещей очень скоро врачи не смогут оказывать им полноценную помощь. Мы знаем также и то, что многие блестящие врачи уехали из нашего города только из-за отсутствия оборудования, достойного их уровня профессионализма. И те, кто остались, не хотят, чтобы больные приходили к ним только за эмоциональной поддержкой, которую медицинский персонал всегда готов им предоставить, и чтобы старейшая больница города превратилась в учебный центр для выпускников медицинских вузов. Талантливая молодежь получит необходимые навыки у наших специалистов и уйдет на более перспективные места, что уже неоднократно бывало. Но что в этом случае получат старые, заслуженные или хронически больные люди, которые смотрят с надеждой на врачей и нуждаются в их помощи?

Севастополь должен дать возможность увидеть его тем, кто хотел смотреть на него обновленным из времен военных лет. Для этого нужно немного — наше желание сильных и уверенных в себе современников, дать им этот шанс.

Другие статьи этого номера