Теневое счастье

Считается, что в налоговой службе знают многое о многих. Это справедливо, но с некоторыми поправками. Если бы отчетная и финансово-хозяйственная документация всех без исключения предприятий была зеркальным отражением товарных и денежных потоков, фирмы и фирмочки легко «просвечивались» контролирующими органами насквозь. Но все простое почему-то трудно приживается в родном Отечестве. Тем не менее налоговая служба действительно «дымится» от информации. Однако, чтобы добыть ее, часто приходится пробивать брешь «зазеркальной» экономики документальными проверками. Время от времени всплывающие факты подсказывают, кого «брать на крючок» в первую очередь.

Любопытную историю рассказал севастополец, придя на прием к руководителю налоговой службы с пачкой документов. Его, плиточника, паркетчика и прочая, прочая, едва он предложил свои услуги широко рекламируемой частной строительной фирме, приняли туда на ура. Дали задание преобразить зашарпанную столовую в уютный бар, согласились солидно оплатить работу и ударили по рукам. Однако копию трудового соглашения, отговорившись нехваткой времени, обещали представить потом.

По профессиональным качествам мастер фирме попался опытный, а вот в житейских делах, судя по всему, не очень. Новый рабочий предупредил директора, что, поскольку близится пенсионный возраст, он настаивает на легальном оформлении своей работы. Тот на словах согласился, однако весь первый месяц привозил зарплату исключительно «черным налом», без ведомости, без нарядов на выполненные работы и расценок сдельщины.

До поры отделочника это устраивало. Однако скоро уровень оплаты снизился, хозяева отказались оплатить приобретенные за личные деньги моющие средства и инструмент, начались простои из-за нехватки материалов. Ситуация «дозревала»: мастер пытался верить обещаниям, что получит «остальные деньги, когда закончит работу «под ключ». В конце концов грянул финал и добрые отношения сторон враз разрушились. В ответ на обещание новичка обратиться в суд, ему пообещали создать серьезные неприятности, попытались угрожать.

Мастер рассказал и о таком факте: при приеме на работу ему предложили подписать обещание о неразглашении внутрифирменной «секретной» информации, касающейся зарплаты, системы перемещений, снабжения, объекта строительства. Запрещалось также обсуждать с кем бы то ни было размер и систему выплаты заработка и расценки. «Теперь-то я понимаю почему, а тогда было невдомек», — рассказывал увязнувший в тяжбе строитель.

Трудно поверить, что умудренный жизненным опытом человек не подозревал о том, что известно многим: тайны редко уживаются с честностью.

Пришлось мастеру обращаться в государственную территориальную инспекцию труда, прокуратуру и даже суд. Специалисты первого ведомства побывали на предприятии, ознакомились с документами и сообщили заявителю, что отданным приказом строитель, оказывается, был принят на работу с окладом согласно штатному расписанию в 220 гривен. Такой «ход конем» оказался для того полной неожиданностью. «Это не деньги, а слезы, ведь даже в центре занятости специалистам моего профиля предлагают от 500 до 800 гривен», — возмущался хлебнувший «теневого» счастья человек. Предстоит судебное рассмотрение, где, хочется верить, истина восторжествует.

Налоговая служба не имеет права вмешиваться в гражданско-правовые конфликты работника и работодателя, однако взяла «на карандаш» фирму, где, как явствует из этой истории, налоги прячутся от бюджета.

Другие статьи этого номера