Интересна не только историкам

Белых пятен в нашей истории — хоть отбавляй. Их можно вывести только кропотливой работой, серьезными исследованиями. Именно к таким серьезным исследованиям относится изданная Крымским центром гуманитарных исследований книга Натальи Ищенко «Крымская война 1853 — 1856 годов: очерки истории и культуры». Многое в ней будет открытием для пытливого читателя. Что именно — об этом рассказывает автор.- Какую цель вы ставили перед собой, приступая к исследованию событий тех далеких лет?

— Новые материалы побуждают всякий раз по-новому переосмыслить результаты военных действий и их уроки. Я считаю, что толерантное отношение к ценностям прошлого, память о культурных явлениях, порожденных далекими эпохами и традициями, дополняют наше представление о человеческой культуре. А кроме того, всегда хочется докопаться до сути, открыть что-то новое для себя и для других. Большинству просвещенных людей известна только героическая оборона Севастополя в ту войну. И героизм действительно был. Но война была проиграна Россией, поэтому говорить о ее результатах было непопулярно. Я столкнулась с тем, что многие крымчане не знают, как закончилась та война, очень удивляются, услышав, что победила не Россия.

— Разделы книги говорят о том, что в своих исследованиях вы опирались на английские источники.

— Это так. В Морской библиотеке Севастополя обнаружила много книг, изданных в Лондоне в период войны и сразу после нее, написанных очевидцами-англичанами. Они никогда не переводились на русский язык.

Современные историки ссылаются в основном на труд Дружинина «История Крымской войны». Литература, которой я пользовалась, почти неизвестна. Я постаралась показать Крым времен Крымской войны глазами англичан. Это в первом разделе книги. Второй называется «Крымская война в контексте английской культуры». Я филолог, и, конечно, меня интересует литература в первую очередь. Но и в военных вопросах стала разбираться. Должна сказать, что чем больше занимаюсь темой Крымской войны, тем больше она мне нравится.

— Наверное, материалов уже на докторскую диссертацию хватит?

— Думаю, дойдет дело и до докторской. Тема уже определена: «Крымская война как культурный миф в английской литературе XIX века». Она более узкая, чем мои исследования. Продолжу их, хочется заниматься и военными корреспондентами, и памятниками, которые есть в Великобритании. Оказывается, в каждом городе Великобритании есть памятник Крымской войне. В Лондоне я была в феврале нынешнего года и удивлена тем, что воспоминания о Крымской войне буквально пронизывают современную жизнь. События давних лет оставили след не только в политической системе, техническом прогрессе и культуре Великобритании, но и в медицине, литературе и даже моде. Карта страны пестрит крымскими топонимами: Крымская дорога, Балаклавская улица, Инкерманская терраса…

А в самом сердце столицы, в пяти минутах ходьбы от Трафальгарской площади и в трех минутах от Пикадилли на элегантной площади Ватерлоо высится памятник, на пьедестале которого начертано «CRIMEA», а на боковых сторонах постамента — «ALMA, BALAKLAVA, INKERMAN». Это Крымский мемориал скульптора Джона Бэлла, установленный в 1859 году на деньги, собранные по подписке. На гранитном пьедестале три бронзовые фигуры: гренадер, фузельер и гвардеец. Груда артиллерийских орудий на задней части меньшего блока из гранита — настоящие разбитые русские пушки из Севастополя. Венчает композицию фигура Славы с распростертыми руками. Англичане воздали дань уважения не только солдатам, погибшим в Крыму. Перед мемориалом стоят два памятника людям, в судьбе которых Крым и Крымская война сыграли решающую роль. Первый — военному министру Сиднею Герберту, который был единственным сыном одиннадцатого лорда Пемброка и графини Екатерины Воронцовой — дочери русского графа Семена Воронцова.Второй — бронзовая фигура Флоренс Найтингейл — первой в истории Британии женщины-медсестры.

Открыт также музей в том здании, где Флоренс основала в 1860 году школу медсестер. Посетители его имеют возможность увидеть ее личные вещи, медицинское снаряжение, которым она пользовалась в Крыму. Воспроизведена даже больничная палата в крымском госпитале. Вот такое почитание героев. Кстати, это касается не только своих героев — англичане знают о Даше Севастопольской. На телевидении есть целая серия по Крымской войне. Все знают Толстого. Читают его. Трепетно относятся к своей истории. С уважением к русским относятся. И стремятся как можно больше узнать. Для этого приезжают в Крым. Недавно я работала с группой англичан, которые приезжали на специальный тур по Крымской войне, организованный через английское турагентство нашим «Южным туром». Англичане приехали со своим экспертом, который многое знает, но лишь английскую точку зрения. Ему была интересна русская точка зрения.

— В чем выразилась победа англичан в той войне?

— Наши оставили Севастополь, ушли на Северную сторону, и в результате парижским миром в течение 15 месяцев России было запрещено держать корабли на Черном море.

Интересная деталь — Крымскую войну называют войной джентльменов. Во время перемирия англичане, французы, русские общались друг с другом. Англичане привезли с собой в Крым скаковых лошадей, проводили скачки во время перемирия. Туристы приезжали специально из Великобритании. Жили в Балаклаве, ночевали там, а днем были на полях сражений. Лорд Кардиган привез с собой яхту, она стояла в Балаклавской бухте, на ней жил его французский повар. Лорд вечером приезжал на ужин с шампанским.

Англичане, вспоминая об Альминском сражении, писали что из Севастополя приезжали туристы посмотреть на боевые действия. Такого ни в одной войне не было. Еще одна отличительная особенность — англичане и французы впервые были по одну сторону баррикад. До этого они всегда воевали, были врагами.

Другие статьи этого номера