Сейчас ширпотреб из отходов больших предприятий никому не нужен

Сегодня наш собеседник — председатель Нахимовской районной государственной администрации, депутат Севастопольского городского Совета А.Б.ГАЛИЧ.Александр ГАЛИЧ:

— Александр Борисович, год назад вас выбрали депутатом горсовета, а в июле доверили руководить лучшим районом города. Скажите честно, вы представляли себе весь объем именно должностных, а не только функциональных обязанностей?

— Я не новичок в чиновничьей деятельности. Работал в свое время самым молодым председателем профкомов РСУ «Атлантика», моррыбпорта. Стал зампредседателя профкома объединения «Атлантика». Был, как говорили, «в резерве на горкомовские должности». Затем постоянно «сталкивался» с различными формами и методами руководящей работы как президент Союза промышленников, предпринимателей и аграриев Севастополя, участвовал во всех значимых мероприятиях, аппаратных совещаниях в администрации. Так что определенная подготовка присутствовала.

— Но одно дело участвовать, другое — управлять и нести за это ответственность. К этому вы были готовы?

— Не был готов к тому, что на работу, на которую внутренне каждый день настраиваюсь, времени практически не остается: сессии, совещания, аппаратные, одно заседание, другое.

Приходишь в свой кабинет — и здесь начинается «хлопанье дверьми». На чем-то одном часто сосредоточиться не удается. Идет «текучка», которую и делом не назовешь. Плюс личные приемы, разные «мероприятия», которые из графика не вычеркнешь, а времени отнимают массу.

— Когда же вы районом руководите, если времени на оперативную работу почти не остается?

— В свободное от основной работы время: по вечерам и в выходные. Кое-что удается решить утром. Приезжаю специально пораньше. Собираемся с заместителями, обговариваем все, что прошло и что будет. А еще нужно поездить по району. Причем не проскочить на служебной «Волге», а «пощупать» все, увидеть своими глазами. Вот недавно обсуждали вопрос, кто должен платить за электроэнергию: город или районы. И как контролировать уровень освещенности улиц, чтобы платить по факту? Горящие фонари и лампочки считать по вечерам? Ленинский район объехать-то можно, а куда я доеду на тех же лимитах бензина? По-хорошему его-то хватает в центр ездить да контролировать санитарное состояние главных улиц нашей «Корабелки».

— В роли «бригадира дворников» выступаете?

— Не смейтесь, это становится бедой и проблемой общегосударственного масштаба. Вон и куратор нашего города — Александра Кужель — приезжает, первым делом чистоту смотрит. Меня очень волнуют наши коммунальные службы. Чего скрывать: грязный район. Нужна реорганизация работы соответствующего отдела в администрации. В КП «Коммунальщик» кадровая замена уже произошла. Сейчас на Северной стороне будем организовывать подобную службу. Приобрели новую мусороуборочную машину, планируем покупку еще одной. Но если говорить о глобальном решении проблемы, не только руководители, а все жители должны понять: дворы и улицы будут чистыми, когда сортировать мусор они начнут в квартирах, а его уборка станет рентабельным делом. В цивилизованном мире за такие подряды на тендерах сражаются.

— Но для председателя райгосадминистрации, наверное, не мусор, тепло и свет — главные заботы. Нечто более глобальное — поднятие экономики района в целом, например?

— Нет уж, извините! Сарказм, прозвучавший в вашем вопросе, здесь неоправдан. Судя по обращениям жителей и наказам избирателей именно районного, не городского масштаба, вода, свет, тепло, мусор да еще зарплата — главное для людей. Большинство горожан не трогает, что происходит с «первомайской» свалкой. А район интересует, потому что она под боком. Отдельного человека не интересует, почему в построенном 5-6 лет назад здании все стояки уже зашлакованы. Его волнует, что конкретно в его квартире нет тепла.

И наша задача так выстроить стратегию, чтобы и тепло каждый день было, и, например, крыши строились шатровые, а не латались смолой и рубероидом. Но такое сочетание тактики и стратегии, а не превалирование первой над второй, возможно лишь при достаточном финансировании.

Напрашивается аналогия с тем, о чем мы никогда особенно не задумываемся. Вот мы, жители Севастополя, часто проезжаем мимо 1-й горбольницы. Кажется, что за этим фасадом, уже более-менее приличным, идет нормальная жизнь — врачи приходят на работу, лечат пациентов. Но когда сам входишь внутрь и видишь больных и их мучения, нищету сегодняшней медицины и бессилие порой медиков, — это абсолютно другая картина. И чаще всего она оказывается не совсем ожидаемой.

В районе всю зиму были свет, тепло, тьфу-тьфу — (стучит по столу), и как никогда мало вышедших из строя домов. Да, неполадки случались, но быстро исправлялись. ЧП не было! То есть внешне все нормально. Но для этого требовалось каждодневно решать, за что платить сначала (газ, свет или другое) и из каких средств. И знать, что от твоего решения, в том числе, зависит «выздоровление» тех или иных объектов жизнедеятельности района. Только прочувствовав все на себе, понимаешь, что такое «изнаночная» сторона этой работы и что к ней-то в полной мере не был, оказывается, готов. Даже, честно говоря, не ожидал…

Кажущееся благополучие города, района, особенно в эту зиму, — это неимоверное количество затраченных усилий городской администрации, народных депутатов. Без преувеличения скажу: то, что сделали Заичко и Вернидубов по обеспечению Севастополя субвенциями 2002 года, — это маленький подвиг. Может, и большой. Поверьте: теперь я знаю, это не громкие слова. А уж по сравнению с предыдущими депутатами Рады, которые за два срока практически ничего для города не сделали, эти стали настоящими бойцами за интересы города с первых дней избрания! Каждый депутатский запрос они держат на контроле, не забывая и о предвыборных обещаниях.

Руководить городом, районом, отвечая в буквальном смысле слова за жизнь севастопольцев в условиях острого недофинансирования, трудно. Когда даже у самой администрации отключают свет, воду. Причем за недоплаченные суммы, которые несоизмеримы с долгами некоторых коммерческих структур.

Ладно, нас за пару тысяч долговых гривен главный электрик обесточивает, но когда и в райсобесе компьютеры гаснут, тогда сотни, тысячи пенсионеров остаются без самого главного — своих копеек на хлеб и молоко. Что уж тут говорить!

— А есть надежда, что эта «война», этот ежедневный бой за достойную жизнь когда-нибудь закончатся?

— Я бы не назвал это ни войной, ни боем. Скорее это «коммерческая» неизбежность.

— Но подвиги совершаются в каких-то экстремальных условиях. Да и привычны мы к сражениям. Вспомните «борьбу за качество», «битвы за урожай»…

— Спасибо за этот вопрос! Считаю, что именно сегодня мы близки к разрешению проблемы превращения «борьбы» в нормальную работу, при которой обеспечение населения зимой теплом, а летом водой будет уже не подвигом, а нормой. Путь к этому — в предложенных Президентом политико-правовых реформах государства. Сейчас власти региональные оторваны от центральной и вынуждены к ней «стучаться». Часто через депутатов и часто безрезультатно. При всех попытках создания большинства парламент в нынешнем виде не в состоянии успевать за меняющимися реалиями жизни и потребностями регионов. А нередко разногласия законодателей сводят на нет и все усилия главы государства.

Поэтому, как говорится, «на местах» мы четко понимаем: реформа, направленная на преобразование Верховной Рады в двухпалатный парламент, именно через 2-3 постоянных представителей регионов позволит быстро и эффективно решать как насущные, так и стратегические вопросы. По крайней мере, на местах будут точно знать, что происходит в Раде. В идеале же верхняя палата будет отстаивать интересы регионов. Это нормальный прорыв во взаимоотношениях разных ветвей власти.

— Но и это своего рода революция, то есть борьба, передел, похожий на «хирургический» способ решения проблемы. Причем опять указанный «сверху». А что можно сделать «снизу», чтобы две преобразующие силы гармонично, шаг за шагом, двигались навстречу? Или, по крайней мере, чтобы здесь, на местах, сохранялась стабильность на том уровне благополучия, который достигнут? Ведь так важно для людей это знать.

— Называя реформы словом «революция», мы не правы.

— Без реформ — «сверху» или «снизу» — нет прогресса. Реформирование — естественный путь развития. Мы подошли к тому моменту, когда эти преобразования необходимы. Допустим, все понимают, что экстенсивный путь развития общества завершен, требуется интенсивный. Но нужно, чтобы наступил момент, когда этот переход возможен. Он наступил, и начинать нужно с политического, парламентского реформирования.

Что касается «революции» на местах, то, на мой взгляд, Леонид Михайлович Жунько уже сделал ее — в кадровом смысле. Помните, сколько было значимых замен в руководящем городом составе! И в трех районах сменилось руководство. Впрочем, ваша газета обо всех назначениях сообщала. Казалось, риск может не оправдать себя. Но этот шаг, скажем так, влил «свежую кровь» в управленческий организм.

— Говоря о ротации кадров, оставим в стороне другие посты. Прежний председатель РГА передал вам район, который был признан лучшим в городе. Скажите откровенно, ваше назначение пошло на благо «нахимовцам»? Или вы не можете еще об этом судить?

— К удовлетворению моему, думаю, и людей, меня назначивших на этот пост, и жителей района, никаких спадов не произошло. Могу объяснить почему. Во-первых, мой предшественник Кудряшов за годы своего руководства подобрал и подготовил очень работоспособный сплоченный коллектив.

— И вы в него вписались?

— Это судить сослуживцам. Я же не увидел необходимости кого-то менять из основных работников. Поэтому не пришлось кого-то поучать, разоблачать, наказывать. Это мне нужно было выдержать заданный до меня ритм.

— То есть коллеги вас чему-то научили?

— Конечно! Конечно! Хоть я и вырос в Нахимовском районе, долгое время провел в отрыве от него. И когда вернулся, нужно было восстанавливать свое видение района. Тут уж мои заместители оказали неоценимую поддержку и помощь. Уверен, бесконфликтное «вхождение» во власть — уже полдела во благо. Ибо без «борьбы и боев» мы теперь сообща работаем, чтобы звание лучшего района города подтвердить. Но организацию дела нужно совершенствовать непрерывно. Поэтому много работали над штатным расписанием, упорядочили ряд должностей и управлений, подыскивали достойные замены уходившим, в том числе на пенсию, специалистам.

Но главное — выполнили бюджет прошлого года и приняли нынешний.

А свести концы с концами в 2002-м, когда финансирование по социально-экономическому развитию всех районов составляет всего 25 процентов, было очень непросто. Правда, многие планы, в том числе капремонт, пришлось отставить.

— Скажите, вы оптимист?

— Да.

— Видите кардинальные признаки повышения уровня нашей жизни? Ведь в Европу стремимся…

— Вижу (по пальцам): в районе быстрыми темпами растет объем производства, уменьшаются долги по зарплате. В городе и стране впервые за последние годы отмечается повышение рождаемости, одновременно идет строительный бум. Разве это не показатели?

Растет потребление стройматериалов, значит, благосостояние населения увеличивается.

Самое примечательное для Корабельной стороны событие: вновь после многих лет молчания утром и вечером звучит гудок Морзавода!

— Он, кажется, загудел летом прошлого года. Вас назначили председателем Нахимовской РГА в июле. Символично получается: вы пришли сюда «по гудку»…

— Да, совпадение (улыбается)… На самом деле судостроительные и судоремонтные предприятия, получив несколько крупных заказов, начинают набирать мощь. «Авлита» делает многомиллионные (в долларах!) инвестиции в экономику района, строит элеватор. Это — и много новых рабочих мест, уже при строительстве. А в перспективе — возрождение известности Севастополя как крупного узла по перевалке зерна на экспорт.

«Зашевелился» и «Парус» — постоянная боль, особенно для меня, выходца с этого завода. Там я начинал свою трудовую деятельность, вернулся после армии, работал настройщиком радиоаппаратуры. Когда-то на этом гиганте индустрии работало практически все население Северной, из города ездили — всего около 5000 человек. Сегодня через проходную проходят в лучшем случае до 200. Мертвые цеха — это страшно, заходишь туда, вспоминаешь, как все бурлило, и сердце кровью обливается. Сейчас появились признаки возрождения: с приходом новых учредителей частично выплачены долги по зарплате, есть новые планы развития территории предприятия и восстановления разрухи. Думаю, на последнее уйдет около года.

— А кадры будут сохранены?

— Желание сохранить-то есть, но где их теперь брать, если многие уже не идут обратно? Вот где проблема для крупных предприятий. Кадров уже нет. Многие нашли нишу и ничего не хотят менять. Это уже комплекс — боязнь перемен: как бы хуже не стало. Изжить его из психологии людей, дать им гарантии, чтобы поверили в реформы и возрождение производства, — глобальная задача, решить которую за короткий срок невозможно. Но начинать надо! Ведь основная масса народа к рыночным отношениям была абсолютно не готова. Сориентировались немногие, нашли себя единицы.

Вот и получается, что бывшие квалифицированные специалисты стоят за прилавками, крутят «баранки» и т.п. Они просто выживают. Довольствуются малым, живут сегодняшним днем. Получают наличку в «конвертах», не думая о пенсии: кто их в старости кормить будет? Предприниматель-благодетель? Утопия. Забыв о трудовых книжках, большинство наемных работников помогают уводить средства в «тень», а то и отмывать незаконные деньги.

— Но нехватка кадров — не главная причина спада производства товаров народного потребления в 2002 году, что отмечалось на последней сессии райсовета. Особенно это заметно на фоне подъема «тяжелой» индустрии.

— Сегодня проблемы потребления нет, как нет и дефицита. Корни проблемы ТНП лишь отчасти — в низкой покупательной способности населения. Основная причина спада — огромный управленческий аппарат на «старых» предприятиях, накладные расходы. Или такой показательный пример: только содержание стены вокруг Морзавода требует больших средств, а ложатся расходы опять-таки на продукцию. Плюс отсталые технологии: переработки сельхозпродукции или производства. Мебели, например. Как следствие, неконкурентоспособность наших товаров. А проблема модернизированного пивзавода — в неверных, на наш взгляд, методах реализации продукции. Ближайшая же наша задача — восстановить в полном объеме работу комбината хлебопродуктов. Но, думаю, все это не помешает Нахимовскому району вновь стать лучшим по итогам года.

Отмечу другую сторону непроизводительного использования квалифицированных кадров и отсутствия инвестиций в производство: в город ввозится огромное количество мелочей, которые могли бы производиться здесь, — те же шурупы, кабели, выключатели, крепления и стройматериалы. Это и есть ТНП. И они востребованы. То есть на них можно зарабатывать! Только делать это сегодня нужно цивилизованно. Вспомним «вертолетики» и «паровозики», что тоннами экспортировались в ту же Турцию. К чему это привело? Игрушек теперь на складах «Паруса» — море. Их не продашь за границу, потому что в свое время эта промышленная собственность была, мягко говоря, «безвозмездно позаимствована».

Путей решения производства ТНП «сверху» мало. Дело — за инициативой самих предпринимателей, причем только в малом и среднем бизнесе, где на одного руководителя — несколько работников, а не наоборот. Оказать им помощь в этом — наша задача. А навязывать производство «винтиков» большим предприятиям, как было при социализме, — просто нерентабельно.

Несравнимо болезненнее новые проблемы. Взять грядущую приватизацию бывших совхозов, которая должна состояться до 1 января 2004 года. Здесь пока даже четкого механизма реализации программы нет. Бизнес интересуют только земля, виноградники и винзаводы. А социальные объекты, на которые только совхоз им.Полины Осипенко больше миллиона гривен в год тратит? Потенциальным инвесторам наши сельчане не нужны. Мы опять вынуждены в суматошном ритме искать выход из ситуации. Чтобы не получилось такого развала, как в промышленности, где только года три назад наметилась тенденция к подъему. И чтобы не пришлось нам в Севастополь ввозить фрукты и овощи, а труженикам села строить новые прилавки для реализации импорта.

— Александр Борисович, в начале беседы вы отметили, что главным, пожалуй, итогом работы на новом месте стал ваш новый взгляд на многие вещи. Понемногу вы грани этого взгляда освещаете — по одной. А могли бы кратко сформулировать, в чем он?

— Могу. Долгое время, как вы знаете, я возглавляю Союз промышленников, предпринимателей и аграриев Севастополя. Получив назначение, решил сохранить за собой этот почетный пост, ибо он оставляет возможность не просто общаться с деловыми людьми, как раньше, но с их помощью многое сделать. На район я смотрю с точки зрения еще не чиновника, но уже предпринимателя. И вижу, что сегодня району не хватает новых путей зарабатывания денег в условиях хронического недофинансирования. Этим своим видением я поделился с председателем нашего райсовета Татьяной Павловной Сорокиной, нашел поддержку. И мы сделали первый шаг: пригласили к нам и подписали договор с киевскими специалистами из института, который занимается проблемами местного самоуправления. Нашли источники небольшого для начала финансирования и вместе начали разработку программы развития района.

— Иными словами, провести общий мониторинг района?

— Да. Составить бизнес-план всего района: на чем здесь можно еще заработать? Ведь существует очень много еще не востребованных решений по управлению района. Есть много объектов, которые используются без участия и, порой, ведома района. Начальники рэпов утверждаются на президиуме горсовета, подчиняются они управлению коммунального хозяйства, пляжи — комбинату благоустройства и т.п. А спрашивают за подачу тепла, света, газа, санитарное состояние улиц и подготовку к курортному сезону в первую очередь с нас.

Не учитываются пока даже земельные потери района. На нашем побережье зарабатывают многие иногородние турфирмы, иногда даже не пуская севастопольцев на «свою» территорию. По нашим дорогам ездят чужие автобусы, приезжие ставят торговые палатки и т.д. И деньги из района уходят. Вы же не пустите в квартиру кого-то варить себе кашу да еще бесплатно? Нет, конечно. А на нашей земле это происходит. Забегая вперед, скажу, что мои мысли нашли отклик у руководства города и планируется в виде эксперимента один из пляжей передать в подчинение району.

Поэтому мы пытаемся определить ценность своего района, а потом уже по рыночной — настоящей — стоимости ею торговать на благо населения и для обеспечения социальных гарантий людям. Это нормальные отношения в сегодняшнем мире. Когда этого добьемся, вот тогда можно будет сказать, что мы им по-настоящему управляем!

— Успехов вам!

Другие статьи этого номера