Минер всегда минер

Каких только морских мин не понавыдумывал немец в ходе подготовки к войне с нами. Одни из них реагировали на металл, другие — на звуки, третьи — еще на что-то, а четвертые — на все сразу. На суше обезвреживанием этого коварного, а поэтому крайне опасного вида оружия занимались саперы, на море — минеры. Сапер, значит, и минер, как известно, ошибается один раз. Это — правило. Но едва ли не каждое правило имеет исключение. Молодым лейтенантом после окончания в Баку Высшего военно-морского училища имени М.Фрунзе пришел на Балтику Аркадий Марченко.

— Разминированием водных акваторий, — вспоминает Аркадий Афанасьевич, — занимались главным образом штрафники. Уцелел в течение трех месяцев — с тебя снимали все прежние прегрешения, совершенные и надуманные. По иному принципу был сформирован 12-й дивизион третьей бригады тральщиков. Офицерский состав — это были такие же выпускники училищ, как и я.

В тот год, когда враг окончательно и бесповоротно покатился с нашей земли, предстояло выбросить десант на расположенный в Балтийском море остров Тэйкарсаари. Прочно укрепленный фашистами, он застил виды на Хельсинки. Но кораблям с десантом нужны были очищенные водные подходы к ощетинившемуся оружием клочку суши.

Подразделение из 12 катеров-тральщиков, где Аркадий Марченко служил дивизионным минером, подошел к Тэйкарсаари. Удивительно, но враг почти не мешал работе наших минеров. Он, видимо, не решался обнаружить свои огневые точки или очень надеялся на свое минное поле. Но наши тральщики «пахали» его только так. Аркадий Марченко лично подгребал на лодчонке к снятым с якорей всплывшим минам. Привычным движением устраивал заряды на их влажных боках. Особым шиком считался одновременный подрыв сразу 3 — 5 опасных штуковин. Катер успевал отойти, чтобы с безопасного расстояния моряки могли полюбоваться взметнувшимися к небу столбами воды.

По всей вероятности, Аркадий Марченко и его товарищи так увлеклись, что упустили из виду одну гальваноударную мину. Да и немудрено: море напоминало соленый суп с галушками. Вот по одной из таких мин буксируемая катером лодчонка возьми да и хлопни днищем по «рогам».

Наблюдавшие со стороны моряки потом расскажут Аркадию Марченко, как от взрыва катер переломило пополам. Самого минера, старшину и матроса выбросило на невероятную высоту.

У Аркадия Марченко была любимая поговорка: «Жизнь дала трещину».

— Ну что, лейтенант, жизнь дала трещину? — спросил его старшина, когда они отчаянно барахтались на волне.

— Не совсем, — ответил дивизионный минер. — Но на одной ноге ощущаю тяжесть, а второй, наверное, вовсе нет.

Тут подоспела помощь. На палубе другого катера обнаружилась потеря одного сапога и портянки. Нога же оказалась на месте.

Аркадий Афанасьевич уцелел, по всей вероятности, для того, чтобы уже в должности флагманского минера дивизии до середины 50-х годов очищать от мин севастопольские бухты, бухты и акватории других портов. Только за годы войны им уничтожено 1500 мин.

В настоящее время капитан 1 ранга в отставке А.А.Марченко возглавляет городской совет садоводческих и огороднических товариществ. Иногда в этой роли ему приходится выступать в качестве своеобразного минера. Минами в данном случае воспринимаются тянущие дачников на дно устаревшие законы и инструкции. Аркадию Афанасьевичу, наделенному терпением, осторожностью и одновременно смелостью минера, удается находить проходы в частоколе запретов и ограничений. Но об этом, возможно, в другой раз.

Другие статьи этого номера