Они шли друг к другу тридцать лет. большой, красивый, талантливый человек — Евгений Ильич Сахаров и такая обычная, как говорили в те годы любители посплетничать, ничем не выделяющаяся особа. Да, он ее предпочел красавицам, потому что умел видеть в людях другую красоту, глазам недоступную.

О нем коллеги говорили: «Режиссер высокой пробы». Евгений Ильич Сахаров, заслуженный деятель искусств Украины, оставил творческий след во многих театрах бывшего СССР. Например, он был художественным руководителем Калмыцкого, Североосетинского, Читинского, Воронежского, Калининградского, Южно-Сахалинского театров… А в 1957 году Евгений Ильич в качестве главного режиссера открывал театральный сезон в Севастополе (это был первый спектакль, поставленный в новом здании театра им.Луначарского). Судьба подарила ему яркую и долгую жизнь, богатую встречами, событиями, творческими взлетами и, конечно же, испытаниями. 19 мая Евгению Ильичу исполнилось бы 95 лет. Сегодня мы вспоминаем Е.И.Сахарова вместе с его женой Л.Л.АЛИЕВОЙ.- Все, кто был знаком с Евгением Ильичом, — говорит Любовь Львовна, — отмечали в нем необыкновенные человеческие качества. Он был интеллигентом в глубоком смысле слова, человеком энциклопедических знаний и высочайшей культуры, при этом в быту всегда оставался мягким, скромным и отзывчивым. Тяга к творчеству, как муж рассказывал, проявилась очень рано, в школьные годы. В симферопольской гимназии в то время русский язык преподавал известный драматург Константин Тренев, автор знаменитой пьесы «Любовь Яровая». Он же руководил драматическим кружком. С легкой руки Константина Тренева муж поступил в театральную студию. И уже после войны Евгений Ильич окончил режиссерский факультет ГИТИСа. Мы познакомились, когда он работал главным режиссером в театре им.Луначарского.

— Если можно, расскажите о вашей встрече подробнее.

— Ох, поначалу все было так непросто… Признаюсь честно: я была влюблена в мужа как в мастера, в талантливого режиссера задолго до знакомства с ним. Девчонкой бегала на его спектакли, когда театр еще располагался в бывшем соборе Петра и Павла, что на Центральном городском холме, мечтала и свою судьбу связать с театром. Но для поступления в вуз нужна была практика. Тогда после окончания школы я устроилась работать в театр им. Луначарского на должность ученика помощника режиссера. Мы познакомились на работе. И, несмотря на большую разницу в годах, возникла симпатия.

— Обычно люди встречают такие союзы настороженно…

— Да и можно понять почему. Разве мог в те годы кто-то предположить, что наши отношения продлятся долгие годы и что в конце концов станут законными, хотя и через тридцать лет. Ведь Евгений Ильич был женат. Его первая супруга тяжело болела, и он никогда не смог бы оставить ее.

— Как вы жили эти годы друг без друга?

— Когда о нас узнали в театре, то, конечно, постарались принять меры. Мне мягко намекнули, что, мол, пора и уйти. Чтобы не компрометировать Евгения Ильича, я уехала в Москву и поступила в студию МХАТ на специальность «художник-технолог сцены». Но Евгений Ильич теперь сам стал приезжать ко мне. Наши встречи были редкими, один-два раза в год. Завязалась переписка. Мне кажется, что уже тогда наши отношения перешагнули рамки обычной симпатии, появилось глубокое уважение друг к другу. Нам было и творчески интересно друг с другом. Я восхищалась его опытом, а он, вероятно, ценил во мне молодость, незаштампованность взглядов.

После окончания студии я осталась жить и работать в Москве. Даже рискнула выйти замуж за молодого художника. Брак оказался непрочным, мы прожили всего лишь год. Больше я наладить свою личную жизнь не пыталась. Работа в Центральном детском театре, в театре им.Маяковского, а затем в «Современнике» заполнила все. Я была рада тому, что имею возможность знакомить Евгения Ильича (который хоть изредка, но приезжал ко мне) с известными и маститыми актерами — народной артисткой СССР В.А.Спирантовой, заслуженной артисткой А.В.Елисеевой, народным художником СССР, лауреатом многих государственных премий Б.Г.Кноблоком. Это были очень интересные встречи.

— На ваш взгляд, какой след в творчестве Е.И.Сахарова оставил севастопольский период?

— Безусловно, один из самых ярких. С большим успехом, например, в 1957 году прошла «Оптимистическая трагедия». За эту постановку Евгений Ильич был награжден Почетной грамотой Министерства культуры Украины. Здесь, в Севастополе, были поставлены им и другие спектакли, получившие признание. Но потом произошла не совсем приятная история, когда Евгений Ильич как главный режиссер «отверг» одну актрису — жену большого севастопольского начальника — и на ее роль пригласил другую. Буквально через месяц ему предложили уйти без объяснения причин.

— И таких «подножек» было немало…

— Но он никогда не жаловался на судьбу. После Севастополя Евгений Ильич работал в Кривом Роге, и, кстати, через год после описанных событий ему было присвоено звание «Заслуженный деятель искусств», а еще чуть позже за высокие творческие достижения он был награжден Грамотой Министерства культуры СССР.

— Вы были возле Е.И.Сахарова в последние годы его жизни. Какими они были?

— В 1987-м мы официально зарегистрировали брак. Евгений Ильич был на пенсии, но по-прежнему много читал и живо интересовался всем, что происходило вокруг. Мы прожили вместе почти пятнадцать лет. Я оберегала его как могла. До своего 95-летия он не дожил всего полтора года. В последние годы он часто вспоминал строки из Тэффи и цитировал их: «К мысу ль Радости, к скалам Печали ли, к островам ли Сиреневых птиц — все равно, где бы мы ни причалили — не поднять нам усталых ресниц». Мне кажется, в этом ему виделось что-то фатальное.

Другие статьи этого номера