Байдарская долина: разграбление продолжается

По общепринятой версии топоним «Байдарская долина» означает «Богатое ущелье». Название говорит само за себя. Трудно найти в Крыму еще другую такую межгорную котловину, которая была бы также щедро одарена Природой благодатным климатом, плодородными почвами, обильными водотоками! Не поэтому ли человек избрал ее для своего местообитания еще в каменном веке? Об этом свидетельствуют многочисленные памятники археологии и истории, разбросанные по долине.

Кстати, эти памятники уже сами по себе являются богатством Байдар как экскурсионные объекты познавательного, научного, оздоровительного туризма. Вот только больно смотреть, как постепенно эти уникальные памятники уничтожаются, становятся легкой добычей «браконьеров от археологии». По мнению краеведа Николая Шика, более других пострадал могильник, расположенный на склоне возвышенности, что лежит почти в центре Байдарской долины. Некрополь принадлежал носителям так называемой катакомбной культуры (II тысячелетие до н.э.), которые своих умерших хоронили в земле, закрывая погребальную камеру плоской плитой из камня. Именно по этим плитам и можно судить о характере захоронения, так как все остальные материальные свидетельства прошлого исчезли. Николай Васильевич насчитал свыше 60-ти шурфов глубиной от 0,5 до 2,0 метров (фото).

А ведь многие исторические места еще мало изучены, до конца не исследованы археологами. Но если ничего не изменится и мародеры по-прежнему будут хозяйничать на древних городищах, могильниках, то что достанется науке? С одной стороны, видимо, надо ускорить процесс исследований на местах древних поселений и захоронений, с другой — очень важно все сделать для их сохранения. Ведь мы заинтересованы, чтобы реликвии находились в наших музеях, а не уплывали на Запад. Помните, несколько лет назад варшавские студенты при прохождении практики, исследуя один из древних храмов в окрестностях нашего города, нашли ценные экспонаты и пытались их вывезти из Украины, но были задержаны таможенной службой.

Тотальному разграблению подвержена не только Байдарская долина. Годами буквально на глазах людей мародеры уничтожают памятники археологии в Хмельницком, Вишневом, во многих других селах. Диву даешься, как мирно уживаются вместе структуры, обязанностью которых является защита исторического достояния, и банды негодяев!

ГЛАС НАРОДА:

Как вы относитесь к «черной» археологии, какие меры принимаете?

Тамара ТАМИЛИНА, ответственный секретарь общества охраны памятников:

— Конечно, относимся к этому отрицательно. Должно быть разрешение на проведение работ, потому что многие исторические места еще мало исследованы. А история Крыма очень богатая. Прямо клондайк для вандалов. Задача — быстрее проводить исследования. За археологию полностью отвечает Национальный заповедник «Херсонес Таврический». Наша организация общественная, а бороться с «черной» археологией должны государственные органы.

Олег САВЕЛЯ, заместитель генерального директора Национального заповедника «Херсонес Таврический»:

— Это уже традиция, образ жизни: открываются частные музеи, антикварные магазины… Есть спрос и предложение. Это нормальный рынок. К сожалению, мы оказались беспомощными, даже в отличие от царских времен, когда полиция пыталась принимать меры. Ежегодно мы отправляем информацию о разграблениях древних могильников, захоронений в компетентные органы. Но там и без этого хватает забот. А у мены в распоряжении всего три женщины, которых я боюсь отпустить до остановки, и два молодца без средств и транспорта.

Инна ПОПОВА, научный сотрудник отдела охраны памятников управления культуры ГГА:

— Мы не больно сильны, чтобы принять меры: нас всего четыре человека, даже машины нет. Мы ставим в известность кого следует, если есть попытка грабежа. Мы же осуществляем контроль над такими поисковыми организациями, как «Долг». Проводим инструктажи. А «черных» археологов как проконтролировать? Если приходишь на место и видишь, что уже разрыто, то пойди найди, кто это сделал.

Марина ГАВРИЛЕНКО, председатель объединения поисковых отрядов «Долг»:

— «Черные» археологи, скорее всего, вооружены. Я школьникам из поисковых отрядов наказываю: не вступать ни в какие конфликты. Конечно, «археологи» вредят и нам. Бывает, ребята не успевают до конца дня завершить работу, окоп остается открытым. Вернувшись, они обнаруживают: останки выброшены. А были там медальоны или другие вещи, установить уже невозможно. Хотя бы изредка проводились рейды. А мы, кроме как подать сигналы, ничего не можем. Да на них и не реагируют. Что я своих пацанов под пули пошлю? Охрана древних и исторических захоронений — это государственная задача, а не энтузиастов.

Валерий СЕНДЕРОВИЧ, голова Орлиновского сельсовета:

— Сельсовет этим вопросом не занимается, так как на территории сел раскопки не ведутся. Если это происходит, то на землях лесхоззага или колхозников. Года два назад я видел за селом Передовым разрытия, слышал, что в прошлом году кто-то «поработал» под горой, между селами есть разрытые могильники. Но это земля не наша.

Другие статьи этого номера