Важнейшим из искусств для нас является… азарт!

Сжимали ли вы до боли кулаки, когда наша сборная проигрывала в полуфинале чемпионата мира, когда наши спортсмены незаслуженно всходили на вторую ступеньку пьедестала, когда знатоки, уступив телезрителям, покидали клуб «Что? Где? Когда?»? Если нет, то… Но, конечно, хотя бы раз в жизни каждый из нас испытывал то восхитительное, будоражащее мысли, обостряющее чувства, сумасшедшее, заразительнейшее состояние азарта.Поэтому даже те, кто не видел, как благопристойная публика в финале спектакля «N 13», вскочив с кресел, по-футбольному скандирует: «Браво!», поймут сограждан. И даже позавидуют им, потому что последняя премьера драматического театра им.Б.Лавренёва ЧФ РФ «впрыскивает» оптимальную, веселящую дозу адреналина.

Подзаголовок — «Комедия, которую ждали все» — уже после первого просмотра спектакля не кажется самонадеянным рекламным трюком театра. Потому что посмотреть хочется, как минимум, ещё раз. На самом деле лавренёвцы очень верно раскрыли суть своего действа: такую комедию, которая абсолютно нивелирует возрастные, социальные и прочие различия, которая объединяет зал и сцену в лавину восторга и радости, действительно ждали. Приходя на «N13» ещё и ещё раз, понимаешь, что с наслаждением предвкушаешь каждую конкретную сцену, деталь, жест и с восхищением видишь, что предсказать уже знакомый рисунок спектакля невозможно: похоже, артисты тоже ждали такую комедию, чтобы реализовать всю свою импровизаторскую прыть.

Сидя (иногда уже лёжа — от хохота) в зрительном зале флотского театра, не приходит в голову сравнивать этот спектакль с многочисленными «Тринадцатыми», виденными и мною лично в больших и малых театрах нашего падкого на «кассовые пьесы» отечества. И хотя театр ЧФ в этом сезоне упорно бросается на вилы сравнений, поставив сначала «Шута Балакирева» (а как в «Ленкоме»?!), а потом — «N13» (а как во МХАТе?!), то даже со знаменитым спектаклем В.Машкова постановка севастопольца Юрия Маковского несравнима. Естественно, не потому, что «наши лучше». Просто спектакль лавренёвцев другой — не копия и не подобие. Вообще ни на что не похожий — в том числе и на то, что делали и делают в этом театре.

Режиссёру и артистам удалось главное — подобрать к стандартному «замку» нестандартный «ключ». Ведь сама по себе пьеса коварного Рэя Куни, сколь угодно выигрышная и кассовая, — простой тест на бездарность. Или на талантливость. Отсутствие актёрского ансамбля и настойчивое присутствие бестактной режиссуры тут же превращают всю пикантность «N13» в пошлость, а калейдоскопичный сюжет — в монотонный зуд. И в этом смысле для лавренёвцев, чьей сильной стороной является удивительное партнёрское взаимопонимание и ненавязчивая режиссура, с «N13» пробил звёздный час.

Пружиной всего невероятного действа, эмоциональным генератором в спектакле Юрия Маковского является не навороченный шоу-аттракцион, не навьюченная придумками режиссура, не мастеровитость артистов, а какой-то безудержный игровой азарт. И да простят мне искушённые театралы такое сравнение, но англичанин Куни, на родине которого футбол почитается «важнейшим из искусств», наверняка был бы не в претензии: лавренёвцы ухватили «футбольный» принцип самой пьесы и соответственно её разыграли. Острые и опасные ситуации, поминутно возникающие на сцене, молниеносная смена «нападения» и «защиты», поразительная точность взаимного реагирования партнёров, дающих друг другу неожиданные «пасы» и «броски», — всё это и приводит к тому, что в зале готовы кричать: «Гол!»

Как и во всяком матче, в этом — политико-эротическом — есть свои герои.

Никто из актёров не стремится к единоличному господству на сцене, но всё же бесспорным, на мой взгляд, «организатором и вдохновителем» согласия и гармонии в ансамбле «N13» стал Александр Кудринский. И дело даже не в том, что Петруша Гринёв и Ванька Балакирев здесь преобразились до неузнаваемости в истого англичанина. За всем, что с впечатляющей лёгкостью вытворяет Пигден — Кудринский, чувствуется солидный культурный пласт самого артиста, который позволяет невольно ассоциировать секретаря Пигдена со всем смешным, чопорным, парадоксальным, нелепым, трогательным и пафосным, что мы знаем об Англии — от Пиквика до Чаплина. Сценические «манёвры» Пигдена — Кудринского невероятны: ситуацию, только что доведённую им самим до абсурда, он вмиг переводит в русло лирической комедии, и пока вы готовитесь умильно улыбнуться, уже «перекрутит» всё в ироничный анекдот. Самое же приятное, что этот актёр, регулярно осыпаемый восторгами взахлёб и щедрыми сравнениями с Олегом Далем и Евгением Мироновым, похоже, идёт мимо всего этого: в нём нет и тени премьерства, он — один из самых чутких партнёров. Кажется, что все многочисленные «придумки», детальки и штришки рождаются в Кудринском без малейших усилий, как результат чистого актёрского импровиза и работают прежде всего на партнёров.

Заслуженному артисту России Борису Талаху (Ричард Уилли) пришлось, на мой взгляд, гораздо сложнее. Тяжёлая карма императорского прошлого и настоящего (совсем недавно Б.Талах порадовал в роли Петра I в «Шуте Балакиреве») иногда довлеет над актёром. Но когда мания царского величия «отпускает» — держись, зритель! Сценическое «хулиганство» Талаха — Уилли неукротимо, и в помощнике премьер-министра — бывалом ловеласе и политикане — вдруг открывается большой ребёнок.

Не обошлось и без открытий. Анастасия Бакланова-младшая впервые уверенно заявила, что она не просто совершенно красивая девушка, умеющая ходить по сцене. Диана Кугаевская — талантливая и куда более опытная актриса, исполняющая роль Джейн в другом составе, на мой взгляд немного уступила беспомощно дурашливой, нелепой и смешной Джейн — Баклановой. Оксана Громова в роли жены мистера Уилли — Памелы — не-отразима и эффектна. Но я искренне порадовался за Памелу Виктории Калашниковой, которая, наконец, вышла из сферы страдальчески-героической (где выглядела, на мой взгляд, не вполне убедительно) в куда более близкую её натуре сферу женственной притягательности, интриг и страстей.

Геннадий Ченцов в роли Ронни вдруг открыл изумлённым поклонникам незаурядный дар острохарактерного артиста. Григория Калинина (официант), не уступившего яркому и эксцентричному Максиму Шпаковскому, можно поздравить с очень хорошим дебютом.

Самым же главным открытием лично для меня стал севастопольский (!) режиссёр Юрий Маковский, не проигравший блистательному фантазёру Рэю Куни, предельно «растворивший» свой «тренерский» талант в великолепной актёрской команде и заронивший в ткань спектакля тот самый электрический разряд под названием АЗАРТ.

Другие статьи этого номера