Жизнь как мгновение

4 июня — 40 дней как умерла народная артистка Украины Светлана Федоровна РунцоваГоворят, что человек — это целый мир, а вот артист вмещает в себя множество миров — вселенную, которая бесконечна…

Народная артистка Украины Светлана Федоровна Рунцова жила недалеко от театра и ходила на работу пешком, выделяясь из торопливого людского потока своей особенной грацией, наверное, свойственной людям «серебряного века». Она шла по Большой Морской всегда со своей собачкой Керли, приветливо улыбалась встречным, здоровалась со знакомыми, и, казалось, никакая напасть не может коснуться этой счастливой женщины.

Судьба Светланы Федоровны действительно сложилась счастливо. Может быть, потому, что она рано почувствовала свое призвание? Светлана Федоровна родилась и выросла в Ленинграде, в замечательно талантливой семье. На стенах ее квартиры висят прекрасные работы матери — филигранная кобальтовая роспись по фарфору. В 1943 году Светлана Федоровна окончила хореографическое училище им. Вагановой, где, наряду с танцем, тогда преподавали актерское мастерство, иностранные языки, фортепьяно…

Она работала артисткой балета в Запорожском театре им. Щорса, вышла замуж за народного артиста СССР Владимира Герасимовича Магара, которому родила двоих детей.

В 1971 году переехала в Севастополь и работала в театре им. Б. Лавренева уже драматической актрисой. А через пять лет была принята в труппу театра им. Луначарского, где в 1995 году получила звание народной артистки Украины. «Народных» за всю историю театра Луначарского было только пять, и званием этим отмечаются истинные, большие актерские дарования.

Выросли ее дети. Владимир стал художественным руководителем театра, Татьяна работает режиссером в Киеве, снимает фильмы, стали взрослыми внуки, а она все беспокоилась: здоровы ли, хорошо ли кушают… Хлопотала о чужих детях, вязала шерстяные пинетки для знакомых малышей. Многие театральные детишки делали свои первые шаги в этих чудесно красивых носочках.

Овации, цветы, крики «браво», комплименты — все было в судьбе актрисы Светланы Федоровны Рунцовой за ее длинную, 50-летнюю жизнь в искусстве. Взялись было считать ее роли и бросили, когда перевалило за сто.

Сколько же раз она испытывала знакомое волнение при выходе на сцену, волнение, к которому нельзя привыкнуть? Этот метафизический момент перевоплощения, когда актер, забыв себя, смеется и страдает за своего героя и заставляет публику поверить в образ, которому суждено рассеяться, как только закроется занавес.

Теперь, когда ее не стало, не стало и ее героинь. Актрису такого масштаба заменить нельзя! Не будет теперь Марии-Хосефы, матери Альбы. И мы больше не услышим ее: «Бернарда! Я хочу на взморье. Здесь для меня жениха нет!», не увидим грациозный испанский поворот, какое-то восторженное движение глазами и… аплодисменты. А помните в «Милленниуме»: «Нет, нет, не уговаривайте! Пора… пора… Еще два-три года и… Я не боюсь смерти!».

«Милленниума» больше не будет, а в «Доме Бернарды Альбы» — снова траур.

Ее последняя героиня — Ольга Николаевна в «Мадам» — маленькая роль, над которой она работала, уже будучи больной. Светлана Федоровна всегда добивалась задуманного, она хотела сыграть премьеру и выходила на сцену, превозмогая болезнь, два премьерных спектакля подряд. И как играла! Нет, не играла, жила! И мы снова верили, она — пожилая эмигрантка из парижского предместья. Она говорила про Россию, раскладывала вечно несходящийся пасьянс, шутила… И была неподражаема и легка, как всегда!

Такой Светлана Федоровна и остается в нашей памяти, в памяти друзей, знакомых, ее зрителей.

Другие статьи этого номера