Директор Национального заповедника надеется, что древние земли Херсонеса удастся защитить от современных варваров

Сегодня Национальный заповедник «Херсонес Таврический» находится в плачевном состоянии. Обладая богатейшими памятниками архитектуры, археологии и искусства, музей не имеет средств для проведения археологических раскопок, научной деятельности, реставрации. Херсонес находится в опасности, поскольку не имеет технических условий для надлежащего хранения уникальных экспонатов, консервации древних дорог и сооружений. Если проблемы не будут решены в ближайшее время, мир может навсегда лишиться этого ценного наследия. Вдобавок ко всем проблемам Херсонесу угрожают застройщики, которые давно положили глаз на «престижную» территорию вблизи моря. О проблемах заповедника рассказывает его директор Леонид Васильевич МАРЧЕНКО.- Леонид Васильевич, известно, что в 2001 году правительство Виктора Ющенко создало программу по спасению Херсонеса. В чем она заключалась?

— В 2001 году было подписано распоряжение Кабмина «Мероприятия по развитию Херсонеса Таврического на 2001 — 2005 годы». Что интересно, меня уверяли в Минфине, что денег мы не получим, поскольку программу подписали в мае, когда бюджет уже был сверстан. Однако в 2001-м нам перечислили около четырех миллионов гривен. Вообще Виктор Ющенко трижды за последние годы посещал Херсонес — в 1998, 2000 и 2001 годах. У него душа болит за наш заповедник. Как дальновидный политик, он понимает, что для Украины и для Севастополя этот памятник не просто раскопки и не только место, где крестился святой Владимир. Он смотрит глубже. Как-то в 2001 году, когда Виктор Андреевич уже не был премьер-министром, у меня с ним был долгий разговор. Он тогда сказал, что все нынешние действия по поддержке Херсонеса считает полумерами. По его мнению, проблему Херсонеса нужно поднимать на политическом уровне. Он говорил, что распоряжение его правительства — это только начало, поскольку нужно мыслить глобально. Наш музей должен быть известным не только в Украине, но и в мире.

— Что случилось с программой после того, как отправили в отставку правительство Ющенко?

— Мы не получили полностью выделенные нам ассигнования, поскольку следующий Кабмин во главе с Кинахом четвертого декабря 2001 года закрыл все счета и ассигнования не все смогли освоить. Однако ростки, заложенные правительством Ющенко, дали всходы. Сегодня финансирование, хоть и с горем пополам, но осуществляется по специальной программе.

— Помогают ли Херсонесу негосударственные организации?

— Мы работаем со многими благотворительными фондами как украинскими, так и зарубежными — из Польши, США, Италии. На днях получил письмо из Международного фонда «Украина-3000» (фонд Виктора Ющенко), где нам предлагается сотрудничество. Фонд готов помогать Херсонесу. А нам в свою очередь нужна его помощь.

— Херсонес давно мечтает попасть под опеку ЮНЕСКО. Есть ли какие-то подвижки?

— Недавно Президент Украины подписал поручение о номинировании в списки ЮНЕСКО заповедника «Аскания-Нова», культурного каньона Каменец-Подольского и Национального заповедника «Херсонес Таврический». В прошлом году нас посетил представитель ЮНЕСКО Генри Клир. В нынешнем году, 23 мая, он снова побывал у нас. На сей раз вместе с 30 экспертами этой авторитетной международной организации проводился семинар специалистов-экспертов. Нам объясняли, что нужно сделать, чтобы попасть в список ЮНЕСКО.

— Что же нужно сделать, чтобы ЮНЕСКО взяла под опеку Херсонес?

— Необходимо правильно, вплоть до нюансов, подготовить документы. Сельхозугодия древнего Херсонеса составляли 10 тысяч гектаров. Из них мы выбрали лишь 400 гектаров, которые включают древние усадьбы, другие сооружения. Вместе с городищем 481 гектар. Мы стремимся получить акт на эту землю, чтоб тут ничего не строили и не производили никаких земельных работ. Однако нам отказывают. Никто из западных экспертов не сомневается, что Херсонес — памятник мирового значения. Однако, согласно требованиям ЮНЕСКО, заявка не рассматривается, если четко не определены границы заповедной территории и ее буферная зона. Не исключено, что придется решать этот вопрос через Верховную Раду, поскольку мы — национальный заповедник и земля находится в государственной собственности, а не коммунальной.

— Кто мешает Херсонесу получить этот статус?

— Некоторые чиновники тормозят процесс, считая, что город теряет земли. Но что такое Херсонес? Это же государственная структура. Мы же не для себя сберегаем это наследие, а для будущих поколений! Таких древних плантажей, как у нас, нет нигде в мире. Можно найти остатки дорог, строений, но плантажей нет нигде. Недавно на огороде случайно нашли расписные раннехристианские склепы конца V — начала VI веков. Таких в мире практически не осталось. Херсонес — это жемчужина Украины. Ющенко это оценил, а некоторые чиновники не могут или не хотят этого понять. Для этого пытаются оставить статус Национального заповедника только за городищем, а хору отдать городу. А это значит, что начнется массовое строительство коттеджей, жилья.

— Это будет означать, что на защиту ЮНЕСКО рассчитывать не стоит?

— Конечно. Представитель комиссии ЮНЕСКО в Украине Наталия Зарудная рассказывала, что центр Львова, который находится в списке этой организации, недавно едва не исключили за то, что там построили новое здание. Согласно требованиям ЮНЕСКО, территория должна быть просторной и доступной для широких масс. Раньше мы не могли решить эти вопросы, поскольку были закрытым городом, потом нам мешали воинские части. Когда сняли эти проблемы, возникли желающие строиться. Я когда-то был в Киеве на приеме у Владимира Ивашко, первого секретаря ЦК КПУ. Тот заинтересовался Херсонесом и вскоре приехал к нам. Он понял, что наш Херсонес не хуже, а то и лучше древних городов Италии и Греции. Поэтому отдал соответствующее распоряжение о предоставлении помощи Херсонесу. Правда, после его отставки финансирование прекратилось.

— Какая сумма необходима для нормальной деятельности заповедника?

— Программа, утвержденная правительством Ющенко, предполагала выделение 6 миллионов гривен в год. В принципе, этим можно было бы обойтись. Но нам же не дают даже то, что обещают. ЮНЕСКО ставит вопрос об охране и о консервации памятников. А у нас даже нет денег на милицейскую охрану. Недавно у нас была проверка Счетной палаты Верховной Рады, которая подтвердила, что нам нужна охрана. У нас же больше 200 тысяч уникальных памятников хранятся в неприспособленных старых монастырских постройках и могут погибнуть. Там нет кондиционеров, нормальной вентиляции.

— Не пытался ли музей зарабатывать на коммерческих выставках за границей?

— Для участия в выставках нужно заниматься рекламой. У нас, скажем, есть каменная икона XII столетия. Ее показывали на выставке в Метрополитен-музее в Америке. Там были экспонаты из 45 стран мира. Так нашу икону выбрали символом буклета и пригласительного билета. Профессор Картер из США считает уникальными надгробные стелы III века до нашей эры из античного зала. По его мнению, в мире таких больше нет. Часто бывают выставки одного предмета. У нас есть уникальная присяга Херсонеса на камне. Нужно найти людей, которые бы взялись за это. Мы уже разработали генеральный план развития Херсонеса.

— Насколько серьезной является для вас проблема «черных археологов»?

— Это огромная проблема. Мы периодически обращаем на нее внимание власти. «Черные археологи» работают везде, поскольку имеют современную поисковую аппаратуру. В той же Ольвии они воруют просто внаглую. Многие памятники находятся в лесу. Мы можем произвести там только магниторазведку, а активно работать не можем. А они работают.

Их трудно остановить. Государство должно обеспечить нас подобной техникой, чтобы мы эффективней работали. А специалисты у нас же гораздо лучше. «Черные» работают только благодаря технике. Они часто даже не знают ценности найденного. Золото берут, а остальное уничтожают. Уверен, что масштабов разграбления не осознают даже правоохранительные органы. Поэтому лучший способ сохранения Херсонеса и других заповедников — нормальное финансирование. Нужно добиваться отдельной строки в Госбюджете.

Другие статьи этого номера