Адвокатура и права человека — забытая связь

Лозунг «Даешь судебную реформу!» давно и прочно занял место в политико-правовой палитре Украины. Реформа по видимости идет полным ходом. Однако реалии ее воплощения невольно порождают вопрос: не забыт ли обыкновенный человек, рядовой гражданин с его правами как главный адресат реформы? Ведь эффективная судебная защита прав граждан так и не стала реальностью. Одна из причин — то, что Верховная Рада (как и определенные государственные структуры) явно не желает понимать, что без сильной и независимой адвокатуры правосудие для конкретного человека останется журавлем в небе.Случайно ли эта истина забыта в реформаторском угаре?

Верится с трудом, т.к. более чем настойчивые напоминания и «сигналы» поступают в парламент и от международных структур, куда стремилась и стремится Украина, и от «малых сих» — адвокатов Украины. Союз адвокатов Украины с 1993 года бьет в набат о необходимости защиты этой профессии, которая обрела первичную основу для независимой деятельности по закону «Об адвокатуре» 1992 года, однако с тех пор постоянно подвергается давлению.

В 1996 году при принятии Украины в Совет Европы на нашу страну было возложено недвусмысленное обязательство — создать профессиональную ассоциацию адвокатов и укрепить правовой статус адвокатской профессии. В этом контексте логично было бы ожидать, что законопроекту Союза адвокатов Украины (САУ), поданному еще в 1995 году, который предусматривал создание именно такой организации, способной организационно укрепить адвокатуру, будет дан зеленый свет. Но нет, проект… потеряли в процессе бюрократической доработки. Потеряли не только бумагу, но и шанс повышения реальных правозащитных возможностей этой профессии. Потерян в 1996 г., спущен в архив в 1997 г., заволокичен и по надуманным мотивам не рекомендован к принятию в 2000 г. — таковой оказалась судьба законопроекта САУ, который все эти годы упорно дорабатывал и упорно подавал проект снова и снова.

Теперь уже стало очевидным, что действия государства за последние годы по отношению к адвокатуре не случайность, а планомерная кампания по ослаблению, а в конечном итоге — уничтожению адвокатуры в Украине как единственного независимого от государственной власти профессионального правозащитного института.

Коротко напомним основные этапы этого деструктивного процесса. В 1992 году в ответ на получение адвокатурой полной функциональной независимости от Министерства юстиции адвокатские объединения становятся субъектом грабительского налогообложения; соответственно помощь адвокатов в одночасье становится недоступной для большинства населения. Это ударило и по гражданам, и по адвокатам — адвокатские объединения (коллегии адвокатов и др.) стали распадаться по финансовым причинам. Массовой стала практика нарушений профессиональных прав адвокатов — попытки допросить адвоката по обстоятельствам адвокатской тайны, обыски, изъятие адвокатских досье, преследования адвокатов в связи с их принципиальной правовой позицией стали нормой адвокатских будней. Не помог и Указ Президента 1999 года «О некоторых мерах по совершенствованию работы адвокатуры», в котором, в частности, подчеркивалась необходимость прекратить вышеупомянутую порочную практику нарушения профессиональных прав адвокатов правоохранительными органами.

Выполнение адвокатами функции защиты по назначению оплачивается в копеечном объеме, и то с боем. Адвокатские объединения вытесняются из занимаемых ими помещений в силу постоянно растущей арендной платы. Полностью отсутствует финансирование бесплатной правовой помощи, гарантированной статьей 59 Конституции. Законотворчество 1997 — 2001 годов пестреет проектами, направленными то на реанимацию контроля Министерства юстиции, то на огосударствление адвокатуры, то на понижение ее профессионального уровня путем допуска в адвокатские ряды без экзаменов юристов-предпринимателей.

И, наконец, сокрушительный удар по адвокатуре нанес Конституционный суд Украины своим решением от 16 ноября 2000 г., которым к выполнению функций защиты в уголовном судопроизводстве наряду с адвокатами был допущен неопределенный круг «специалистов в области права». Может, от этого выиграли потребители правовой помощи — граждане Украины? Вот уж нет, ибо квалификация сих «специалистов» никем не проверяется (в отличие от адвокатов, сдающих экзамен на допуск к профессии), они не связаны никакими профессиональными нормами и правилами (в отличие от адвокатов, обязанных соблюдать довольно жесткие правила адвокатской этики и нормы закона «Об адвокатуре»). Соответственно эти «специалисты» не связаны и ответственностью за нарушение каких-либо норм и правил по отношению к клиенту (в отличие от адвокатов, несущих строгую дисциплинарную ответственность вплоть до потери адвокатского свидетельства).

Фактически в Украине была создана альтернативная адвокатской профессия, которой разрешено осуществлять те же виды деятельности, что и адвокатам, однако без контроля, без ответственности, без правил, со значительно более либеральным налогообложением. Возникает вопрос: зачем при этом идти в адвокатуру (либо оставаться адвокатом), нести груз обязательств, ответственности, притеснений да еще и выполнять практически бесплатно обязанности защитника по назначению, если ту же практику можно осуществлять в условиях дикого рынка услуг «специалистов» без какой-либо головной боли?

В итоге адвокатура оказалась на грани полного разрушения. Прогноз для гражданина очевиден: завтра ему негде будет найти профессионального и ответственного защитника.

Союз адвокатов Украины 13 мая 2003г. предпринял очередную попытку разрешить эту кризисную ситуацию — подготовленный САУ проект новой редакции закона Украины «Об адвокатуре» снова постучался в негостеприимные парламентские двери — на сей раз благодаря законодательной инициативе народного депутата В. Демехина. Проект основан на многократно обсужденных в Украине и за рубежом концептуальных началах, отвечающих реальным проблемам адвокатуры в Украине. Все его основные положения, содержавшиеся и в прежних проектах САУ, в свое время получили высокую оценку экспертов Совета Европы, Международной ассоциации адвокатов (IBA) и других зарубежных адвокатских структур.

Проект В. Демехина адресно отвечает болевым точкам украинской адвокатуры: четко очерчивает поле адвокатской деятельности, на котором нужно играть только по очень строгим правилам — правилам адвокатской этики; расширяет профессиональные права адвокатов, укрепляет гарантии адвокатской деятельности и социальных прав адвоката; предусматривает ряд норм, защищающих права клиента на всех этапах оказания им правовой помощи; ослабляет налоговый пресс и тем самым повышает доступность правовой помощи; предусматривает организационное укрепление адвокатуры путем создания Профессиональной палаты адвокатов Украины, построенной на максимально демократичных принципах формирования; обеспечивает повышение квалификационных требований к адвокатам и др.

Правильность концептуальных подходов, отстаиваемых САУ, послужила главным аргументом в пользу принятия его 23 мая 2003 года в наблюдательные члены ССВЕ — Совета адвокатских ассоциаций и правовых обществ Европейского Союза — наиболее влиятельной европейской адвокатской структуры. Для наших коллег из ЕС очевидно: нельзя допустить, чтобы в центре Европы открылась зияющая пропасть дикого рынка юридических услуг, который не обеспечивает никаких гарантий потребителю.

Но в своем отечестве пророка нет, и проект САУ наталкивается на противодействие и попытки маскировки нерешенности проблем, «латания дыр» альтернативными проектами, далекими от украинских реалий и способными только обострить проблемы адвокатуры. Параллельно «на ура» в парламенте проходит проект нового Уголовно-процессуального кодекса, который резко ограничивает права защитника по сравнению с нормами ныне действующего УПК, которые в 1993 г. САУ отвоевывал, прибегнув к забастовке адвокатов.

Обретут ли нормы проекта В. Демехина жизнь в Украине, зависит от того, отдают ли народные депутаты себе отчет в том, что разрушение адвокатуры смерти подобно для государства, претендующего на звание правового, для реального состояния защиты прав человека в нем.

Другие статьи этого номера