Выходил на поля молодой агроном…

С одним из героев письма нашей читательницы — директором совхоза-завода имени Полины Осипенко А.М.ЗИНЧЕНКО — беседует корреспондент «Славы Севастополя».- Мне известно, что по особо торжественным случаям вы, Александр Максимович, поднимаетесь со своего места, чтобы без ля-ля от начала и до конца спеть песню, которая начинается словами: «Выходил на поля молодой агроном…» Чем вызвана ваша любовь к этому действительно замечательному произведению?

— Наверняка, вам приходилось любоваться восхитительной картиной, когда над хлебным полем гектаров в 400 — 500 проносится легкий ветерок. При нем озимь с наливающимся зерном перекатывается упругими волнами от края и до края. Эта песня о красоте земли, а еще о молодом агрономе, который ждет не дождется первого в его профессиональной деятельности урожая. Я ведь тоже агроном.

— Когда вы стали агрономом?

— Диплом ученого агронома мне вручили в феврале 1970 года. Через несколько дней я уже заступил на работу агрономом одного из отделений совхоза «Золотое поле» Кировского района Крымской области. Годом раньше я здесь проходил самую продолжительную производственную практику. Дирекция совхоза послала в институт ходатайство после завершения учебы направить меня в их распоряжение, что и было сделано.

— Осознание, что вы в самом деле ученый агроном пришло не с получением «корочек», а наверное, чуть позже.

— Я потрудился совсем немного, всего-то месяца три, как в «Золотом поле» затеяли слияние первого и второго отделений. Из них мог получиться совхоз средней величины: тысяча гектаров виноградников, 46 гектаров садов, 400 гектаров зерновых и кормовых культур, 2,5 гектара теплиц, сотня лошадей…Восемь виноградарских и две тракторные бригады, другие производственные подразделения объединяли 360 человек. А мне еще не исполнилось и 25 лет. Как в той песне поется: «Выходил на поля молодой агроном…» Я не выходил, а носился по этим полям на мотоцикле, так что дважды на день приходилось менять запыленную одежду. Верно, на становление агронома требуется лет пять. Теория — теорией, а практика — практикой. Труд трех из восьми бригадиров на отделении к тому времени был отмечен орденом Ленина. Я не считал для себя зазорным обращаться с вопросами к опытным, бывалым людям за советом.

— Везде, в том числе и в пригороде Севастополя, большинство агропредприятий возглавляют люди с агрономическим образованием…

— Это, видимо, потому, что агроном работает над украшением земли растениями. В отличие от любого специалиста другого профиля агроном больше общается с людьми, и успех сопутствует тому агроному, коль речь у нас о нем, который любит и уважает простого труженика. К нам на практику приезжают замечательные ребята, иногда выпускники с красными дипломами. Знания у них, как говорится, от зубов отлетают, а вот задать верный тон отношениям с рядовыми исполнителями далеко не всем дано.

— Сколько лет вы занимаете должность директора?

— В июле 1982 года я возглавил совхоз «Жемчужный» Кировского района, а с 1996 года — совхоз-завод имени Полины Осипенко. Выходит, уже 21 год директорствую.

— Когда легче, интересней было работать директором: до или после 1991 года? Замечаете, прежде мы говорили до и после 1917-го. Теперь межевой столб вбит ближе — в 1991 году.

— Директору всегда было непросто. Процессы реформирования сельского хозяйства еще далеко-далеко не улеглись. Поэтому повременим с оценками. Конечно, в прошлом четче была поставлена реализация выращенной продукции. Ежедневно из «Жемчужины» мы отгружали по 80 тонн винограда и по 20 тонн яблок. По поводу приобретения горючего для машин, спирта у меня голова не болела. Сейчас же надо бороться за рынок, и серьезно бороться. В этой борьбе выдерживать нешуточную конкуренцию со стороны недобросовестных производителей вин. Они выбрасывают в торговлю напитки, которые состоят из настоящего вина процентов на 30 — 40, не больше, остальное — красители, различные добавки и вода.

— Наверное, о таком суррогате сообщалось недавно в СМИ. В Севастополе остановлена деятельность подпольной винокурни, где в грязные бутылки разливали помои под названием — ни больше ни меньше — «Кагор». При этом в качестве красителя использовались… фломастеры.

— Но верится, нахрапистым фальсификаторам отпущен короткий век. В конце концов потребитель разберется что к чему. В этом мы ему поможем. Так, в ближайшие годы собираемся запустить в действие линию розлива вин в сувенирную посуду. На это уже мы имеем соответствующее разрешение. Это будут замечательные вина нашей уникальной местности, изготовленные из винограда сортов «Каберне», «Рислинг», «Мускат» и других. В этом мы видим перспективу хозяйства.

— Что из сделанного в совхозе-заводе имени Полины Осипенко за это время принесло наибольшее удовлетворение?

— Определенно, посадка молодых садов и виноградников. Их общая площадь подбирается к 300 гектарам. Не без удовольствия бываю на станах тракторных бригад, где построили навесы, боксы. Большие строительные работы выполнены на винзаводе. Достаточно сказать, что там запущена, по существу, новая котельная. Обновим совхозную столовую не абы как, а на всю оставшуюся жизнь.

— Многолетние насаждения, навесы, боксы, котельная — все это и многое другое для производства, а что появилось для души?

— Возможно, это энотека на винзаводе. Только как здесь скажешь, она и для души, и для отработки технологии не лишняя. Вот уже второй год там, на винзаводе, мы проводим дегустацию вырабатываемых у нас вин исключительно для всех рабочих и служащих совхоза, а это 750 человек. И человек 300 привлеченных на уборку не обходим вниманием. Многие из наших людей за десятилетия работы в хозяйстве впервые таким образом попали на винзавод. Хлопотное это дело — дегустации, но очень нужное. Человек проникается чувством гордости за свой труд, чувством важности своего места в производственной цепи. После встреч на винзаводе отпадает, например, необходимость в объяснениях сотням сборщиков, что нельзя в один бункер ссыпать ягоды винограда различных сортов.

— А что хотелось бы сделать в совхозе, но пока еще к осуществлению сокровенного замысла руки не дошли?

— Я был на виноградниках Испании, Австрии, Австралии, США, других стран. Надо ли говорить о полученных впечатлениях? Там колья опоры шпалеры из нержавеющей стали. Нам еще не до нержавеющей стали, но наладить капельное орошение, как у добрых людей, час уже пробил. При капельном орошении можно снимать с кустов на каждом гектаре минимум по сто центнеров винограда. Несколько лет бьемся над газификацией своих сел. Наконец эта затея не без помощи городских властей, народного депутата Украины В.А.Заичко начала обретать реальные очертания. В Вишневом уже осуществлена врезка в газовую магистраль. Глядишь, года через 1,5 — 2 в дома наших жителей, на производственные участки придет природное топливо.

— У вас, Александр Максимович, есть сын и дочь. Хотелось бы, чтобы кто-то из них повторил директорскую судьбу отца?

— Они уже выбрали свой путь в жизни. Сын Валерий с опозданием проявляет желание получить высшее образование. А пока работает в Бердянске в порту, дочь — в детском саду на Северной стороне.

— А все же слова: «Чтоб ты стал директором» — для вас это доброе пожелание или что-то иное?

— В одном анекдоте говорится, что не дурака директором не поставят. Но это, понятно, шутка. Директорская должность требует полной самоотдачи с раннего утра до позднего вечера, в выходные и праздники. Но на работу всегда иду с удовольствием. Помогает ощущение поддержки со стороны людей.

— Случалось ли принять решение, о котором жалеете до сих пор?

— Такого не припомню. Я человек, если заметили, горячий, увлекающийся, но прежде чем отрезать, семь раз отмерю. Подумаю, посмотрю, не единожды побываю на месте. Но, решив, не допускаю, чтобы слово разошлось с делом.

— Как-то мы встретились с вами на крупном международном турнире боксеров. Почему именно бокс?

— Мы выступали в качестве спонсоров того турнира. Из всех видов спорта выделяю для себя волейбол. Сам выходил на площадку в составе сборной института, затем — сборной Крыма. Среди ста вузов аграрного профиля бывшего СССР мы были четвертыми. Спорт люблю. Помню, когда только пришел сюда на должность директора, распорядился отремонтировать спортзал в школе, чтобы зимой в нем было уютно и тепло. В «Жемчужном» оставил стадион, где площадки имеют тартановое покрытие. Был бы лишний миллион гривен, и здесь построили бы стадион. Это еще одна мечта, которая ждет воплощения.

— У вас замечательная жена. Как вы с ней познакомились?

— На волейбольной же площадке. Она училась в средней школе в «Золотом поле», а я — в Абрикосовской средней школе. Эти школы — лучшие в Кировском районе, с большими традициями. Без их представителей не проходит ни одно мероприятие. Вот мы с Надеждой Павловной, в то время Надей, Надюшей, и познакомились на соревнованиях волейболистов. Но чувство вспыхнуло позже. Так оказалось, что учились в Симферополе. Как-то вместе ехали в автобусе до областного центра…

— И что же в автобусе произошло такое?

— Просто говорили о том о сем, но именно после той поездки пошли встречи, по две в неделю, затем — чаще. Чтобы успеть на свидание, мне надо было преодолеть десять километров до центра города. Везде почему-то сельхозинституты строят где-то в степи. Так и в Симферополе.

— Какое событие в жизни самое памятное?

— Рождение первенца-сына Валеры, поездка в 1974 году в составе крымской делегации в Москву на съезд комсомола. Помню, наш прославленный вратарь сборной по хоккею Владислав Третьяк, который тоже был делегатом съезда, отмечал свое 20-летие. С тех пор храню клюшку с автографами Третьяка и его товарищей по сборной: Старшинова, братьев Майоровых, Рагулина. Кстати, как-то по делам службы к нам в совхоз заглянул директор центра стандартизации В.А.Галкин. Разговорились. Оказалось, что и он был делегатом того же комсомольского съезда. Из заветного местечка извлекли общую фотографию, сделанную в Кремле. Я показал себя на снимке, молодого, чернявого, он — себя. Иногда жизнь дарит такие встречи и воспоминания. Мы, бывшие комсомольцы, и сейчас встречаемся в Симферополе, чтобы мысленно вернуться в свою молодость, попеть: «Комсомольцы-добровольцы…»

— Вы, наверное, имеете награды за свой труд. Как вы к ним относитесь?

— У меня нет государственных наград, но мне очень дороги знак «За заслуги перед городом», высшие в Севастополе почетные грамоты мне лично и совхозу. Совсем недавно глава правительства Украины Виктор Янукович вручил мне знаки отличия, которые засвидетельствовали присвоение мне почетного звания «Заслуженный работник сельского хозяйства Украины». Вручая знак и грамоту, Виктор Янукович сказал: «Дякую за працю…» Конечно, это не забывается. Внимание и уважение не столько мне лично, а коллективу совхоза. Самая высокая для меня награда — это уважение и доверие наших людей.

— Мне известно, что из 75 депутатов горсовета за вас отдано больше всех голосов избирателей — 87 процентов. Наверное, использовали свой админресурс? Водкой, продуктовыми наборами электорат умасливали?

— Водки не было, а вот подарки всем рабочим и служащим и совхозным пенсионерам общим числом в 1200 человек положены по четырем самым крупным праздникам в году. Средняя зарплата в хозяйстве вот-вот достигнет 400 гривен, бесплатная выдача зерна — обрезчикам и механизаторам, а остальным членам коллектива — по себестоимости, горячие обеды в поле. Все это записано в коллективном договоре. Мне остается лишь выполнять его положения. Тяжелая это ноша.

— Александр Максимович, каково будущее совхоза-завода имени Полины Осипенко? Не вечно ведь ему оставаться в списке госпредприятий, не подлежащих приватизации.

— В агропромышленном комплексе страны осталось менее 13 процентов хозяйств госсектора. Пока не дошла до нас очередь, мы вырабатываем варианты сохранения в новых социальных и экономических условиях единого хозяйственного комплекса. Действующее законодательство, как нам представляется, разрешает взять совхоз в аренду с последующим оформлением коллективной формы собственности без распаевки земли. Только при этих условиях удастся сохранить агропредприятие, способное и дальше достаточно весомыми вкладами пополнять бюджет, выплачивать людям зарплату, то есть обеспечивать на территории Качинского поссовета стабильно здоровую социальную обстановку. В качестве иллюстрации я скажу, что в течение ряда лет из наших сел не поступило «наверх» практически ни одной жалобы.

— Мне рассказывали, что буквально недавно в ваших местах проводил прием депутат Украины В.А.Заичко. В соседних регионах к Виктору Александровичу, бывает, сложно достояться в очереди. В совхозе-заводе имени Полины Осипенко к нему записывалось на прием аж три человека. По-моему, не все они — рабочие хозяйства. Вы что, альтруист? Многим милее в настоящее время быть прагматиком.

— С точки зрения прагматика следовало бы оставить винзавод и виноградники. А ферму, рыбоводство — все, что срабатывает с нулевой прибылью, а то и с убытками, надо закрыть. И кое-где закрывают. Я не могу так поступить, так как при принятии любого решения ощущаю присутствие рядом людей с конкретными именами и отчествами, с их нуждами и болями. Нельзя в переходный период оставлять их один на один с трудностями. Простым нажатием некой кнопки мы не изменим жизнь к лучшему.

Другие статьи этого номера