Беда могла унести сотни человеческих жизней. Трагедию предотвратил матрос

Станица Варениковская Краснодарского края, откуда родом Виктор Архипович Сергиенко, разбросала свои домики на берегу реки Кубани. Именно там, будучи мальчишкой, Виктор впервые наблюдал работу водолазов на месте затонувшего парохода «Темрюк — Краснодар». «Тогда еще в голове промелькнуло, — вспоминает Виктор Архипович, — вот бы тоже стать водолазом! Интересно, необычно! Если бы я только знал, что по роковому стечению обстоятельств эта профессия изменит всю мою дальнейшую судьбу…» Севастополь в 1955 г. уже поднялся из руин и бурлил обычной трудовой жизнью. Газеты того времени сообщали горожанам о сдаче в эксплуатацию новостроек в Инкермане, открытии очередного детсада, новой линии движения автобусов, о появлении при Севастопольской биологической станции Академии наук СССР заочной аспирантуры, о новых книгах в библиотеке им. Толстого и т.д. О том же, что произошло весной 21 мая около двух часов пополудни на плановых учениях Краснознаменного Черноморского флота, большинство севастопольцев не знают или не помнят. Возможная беда могла бы тогда унести сотни человеческих жизней. Гибель людей предотвратил 25-летний матрос срочной службы, водолаз-глубоководник Виктор Сергиенко.

В Севастополь Виктор попал после окончания Балаклавского училища водолазов. До того самого трагического дня за его плечами был уже почти пятилетний опыт работы. Рассказывает Виктор Архипович:

— Мы обслуживали плановые учения Черноморского флота в районе Бельбека. Все шло как обычно, отстрелялись самолеты, торпедные катера и эсминцы. Затонула лишь одна выпущенная эсминцем торпеда. Моя задача состояла в том, чтобы отыскать эту торпеду на грунте и обеспечить ее поднятие. Как сейчас помню, до мельчайших деталей: я надел трехболтовку (водолазный костюм), шлем, ботинки и спустился под воду. Из-за темноты осмотреться было совершенно невозможно. Ждал, пока подадут лампу. Первое, что увидел, — круглая мина, обросшая ракушками, а затем — баржа длиною метров в тридцать, до краев заполненная снарядами. Надо же так случиться, что прямо в середину этой баржи и угодил семитонный якорь эсминца, на борту которого готовились к принятию торпеды. Как она не сдетонировала?! Но это уже не имело значения. Теперь главное было успеть предупредить. «Командир, не трогай якорь, а то взлетим! Отдай цепь!» — передал я на эсминец. На эсминце приняли решение отдать якорь-цепь и уйти подальше от страшного места. Казалось, опасность миновала. Оставалось подняться самому. Ситуацию усугубил внезапно начавшийся шторм.

Дальше случилось то, что случилось. Разбушевавшаяся стихия не признает никаких правил и не знает жалости. Искалечив водолаза, море вытолкнуло его с шестидесятиметровой глубины на поверхность. Госпитальные врачи поставили диагноз: кессонная болезнь, паралич нижних конечностей. И началась у молодого, еще вчера здорового и полного сил человека совсем другая жизнь. Только спустя долгие четыре года, проведенные в госпиталях и санаториях, после нескольких операций инвалид 1-й группы Сергиенко встал на ноги, опираясь на костыли.

С тех пор прошло почти пятьдесят лет. Все это время Виктор Архипович передвигается с большим трудом, то и дело подлечиваясь в местной поликлинике. Живет он один. Единственный близкий человек — сестра — сейчас больна да и находится слишком далеко, как принято нынче говорить — в другом государстве. Однажды выбрался Сергиенко в свою бывшую воинскую часть. Но там о нем уже давно позабыли. Навещает Виктора Архиповича только его сосед по старой квартире — капитан 3 ранга в отставке, некогда заместитель командира корабля «Сиван» И.Е.Красников. Он-то и пришел к нам в редакцию, чтобы рассказать о друге:

— На эсминце в момент учений находился экипаж в составе 380 моряков, на водолазном катере — 30. Все они остались живы благодаря водолазу, грамотно и четко выполнившему свои служебные обязанности в мае 1955-го. Конечно, в том, что Сергиенко пострадал, винить, кроме обстоятельств, некого. Но давайте, наконец, расскажем севастопольцам об этом человеке, совершившем подвиг, который в свое время не предали гласности. О таких людях забывать не следует, они заслуживают всеобщего внимания и уважения.

Говорят, что время лечит, затягивая любые раны. Жить с болью в ногах и позвоночнике Виктор Архипович уже давно привык. Обижен водолаз не на людей — на судьбу, так безжалостно им распорядившуюся. Как горькая память о событиях прежних лет осталась у Сергиенко лишь потертая водолазная книжка защитного цвета с количеством часов, проведенных им под водой.

Другие статьи этого номера