Начальник — человек, за «базар» отвечаю

В спецприемник, где отбывают наказание 15-суточники, можно попасть за мелкое хулиганство, распитие спиртных напитков в общественных местах, неповиновение законным требованиям работников милиции, хранение наркотиков и наркотических веществ в малом количестве. Ни того, ни другого наш корреспондент не совершил. Уверяю, что воочию посмотреть на это пенитенциарное заведение я пришла добровольно.Спецприемники для лиц, подвергнутых административному аресту по решению районных судов, существуют столько, сколько существует Административный кодекс. Это один из семи видов административного наказания, причем самый суровый. Поэтому удивляться аскетизму, с которым приемник оборудован, не стоит — не курорт, однако.

Так как севастопольский спецприемник расположен в подвальном помещении, окон в нем нет и быть не может, бетонные стены покрыты «шубой», железные двери камер со смотровыми окнами-кормушками и плотно закрывающимися замками и засовами — не убежишь. Помещения вентилируются. Деревянные кровати-подиумы с матрацами, одеялами и подушками. Камеры рассчитаны на 2 — 5 человек.

Как рассказывал один мой «бывалый» знакомый, режим здесь довольно жесткий: подъем в шесть утра, затем завтрак — чай и хлеб (такой же ужин), далее — выход на работы, на обед дают горячее, трудовой день заканчивается в восемнадцать часов, в двадцать один ноль-ноль — отбой.

Если люди не востребованы на работе, им разрешается послеобеденный отдых. Из числа арестованных назначаются те, кто обслуживает остальных на кухне (раздача пищи и мытье посуды), и те, кто следит за чистотой спецприемника.

Обязательна гигиена. По субботам, в банно-прачечный день, можно постирать и вымыться. Воду греют автономно — бойлером.

Народ попадает сюда самый что ни на есть разный. Везет бездомным, но еще не утратившим документы, чесоточным и вшивым: спецприемник дает им временную крышу над головой, еду и лечит.

Пребывание в таких «санаторных» условиях в течение двух недель выливается арестованному ровно в 20 гривен. Платят, разумеется, лишь те, кто официально устроен на работу. Постфактум.

Конечно, до европейского комфорта аналогичных учреждений нам пока не дотянуться. Тем не менее стоит отметить, что международная комиссия по правам граждан, содержащихся в пенитенциарных заведениях Украины, которая два года назад побывала в севастопольском спецприемнике, никаких фактов нарушения закона или прав человека не выявила.

Основной контингент спецприемника — люди асоциальные. Возвратившись из мест лишения свободы, они с трудом адаптируются в реальной жизни: сложно найти работу и понимание, избавиться от алкогольной зависимости и т.д. Выпив, такой человек чаще всего попадает сюда за хулиганство или семейный дебош. Как спастись от него родственникам и окружающим? Совершенно верно, вызвать милицию. В райотделе на задержанного составляется админматериал, решение о наказании принимается непосредственно судьей. «Многих подопечных мы знаем в течение десяти лет. Для них приемник — словно дом родной: заехал, выехал, опять заехал, — комментирует ситуацию начальник спецприемника Галина Кушниренко. — Думают о смысле жизни в спецприемнике и люди, если так можно сказать, случайные. Существует такая формулировка: за неуважительное отношение к суду. Простой пример: гражданин Н. пришел в суд и начал разбирательство. Постепенно его переполняют эмоции, с которыми он совладать не в силах. Начинает хамить судье. Тот, естественно, предупреждает и, в конце концов, объявляет «буяну» трое суток ареста. Для человека, впервые попавшего в наше заведение из нормальной среды, это шок. Иногда приходится тратить не один час, чтобы привести его в чувство и успокоить».

Кстати, сейчас в приемнике находится в основном молодежь (1982 — 1984 годов рождения), есть и старые, проверенные «бойцы».

Коротать время админарестованным помогает работа, в основном неквалифицированная: уборка территорий, мусора, перенос тяжестей и прочее (на ликероводочный, к сожалению, разнарядок не бывает). Понятно, что люди ослабленные, травмированные, хронически больные и т.д. от физического труда освобождаются. Чего греха таить, не все отбывающие наказание трудятся с охотой. Некий навороченный господин заявил категорически: «Как я в пальто, стоимость которого больше годовой зарплаты любого милиционера, буду мести улицы?» На что родственникам арестованного сочувственно посоветовали принести одежду попроще.

Женщины в спецприемнике — существа особые. По словам сотрудников, с последними проще работать. Но белая горячка, как следствие абсолютной алкогольной зависимости, случается со здешними дамочками гораздо чаще. Тогда слабый пол настораживает окружающих рассказами об удивительных фресках на стенах камер, свисающей паутине, табунах белых лошадей и даже движущихся бронетранспортерах. Приходится вызывать неотложку.

Одна из завсегдатаев спецприемника — женщина с красивым именем Надя. Надежда — стопроцентная алкоголичка, но из тех, кто еще держится на плаву. Анекдотичными историями из своей кипучей жизни она щедро делится во время очередного затворничества. Эти были и небылицы в приемнике передают из уст в уста и помнят долго: «Пила, пила с кавалерами. Утром просыпаюсь и не могу ничего понять — через какие-то щели свет еле пробивается. Лап, лап руками — железо! Испугалась, кричу. Оказывается, я в танке!»

А когда после сильных перепоев, отлежавшись, женщины приходят в себя, что вы думаете они начинают делать? Прихорашиваются (не будь они женщинами!). Тогда и приемник весь блестит: от камер до кафельной плитки в туалете.

Еще парадокс. Эти опустившиеся существа, зачастую лишенные родительских прав, не принимавшие ни малейшего участия в воспитании своих отпрысков, очень гордятся друг перед другом уже повзрослевшими и порядочными детьми. Может быть, потому, что их собственные судьбы так и не состоялись…

По штату в приемнике положено иметь 12 сотрудников, каждый из которых здесь и дежурный, и конвоир — в зависимости от ситуации. Состав этой службы не менялся практически с 1993 года, уходили люди только на повышение. Такая стабильность в коллективе — несомненная заслуга его руководителя старшего лейтенанта милиции Галины Кушниренко.

В спецприемник для админ-арестованных пришла Галина Юрьевна десять лет назад и начинала с дежурного-конвоира. Сегодня Г. Ю. Кушниренко — единственная женщина в Украине, возглавляющая подобное учреждение и единственная из этой службы награждена Знаком отличия II степени. Несмотря на специфику работы, она — человек бесконечно добрый и отзывчивый к чужой беде.

Судите сами. Зимой 1996 г. Галина, будучи сержантом, дежурила в спецприемнике (о необходимости детского приемника в городе лишь поговаривали). Видимо, поэтому оперативный дежурный и направил к ней четырнадцатилетнего мальчика: «Тут пацан объявился из Феодосии, от родителей сбежал. Пока они за сыном приедут, пусть у вас побудет». Мальчика накормили и отогрели. Жизнь этого подростка оказалась несладкой: мать умерла, отец сильно пил, в пьяном угаре не раз гонялся с топором за мачехой и детьми. «Давай так, — не колеблясь, предложила тогда Галина Юрьевна подростку, — я тебе даю свой телефон. Всякое может случиться. Если будет совсем тяжело — приезжай». Леня Красиков, так звали мальчика, нашел тетю Галю год спустя. «Надо было видеть отчаянные глаза этого ребенка», — вспоминает Галина Юрьевна. Семья Кушниренко приняла Леню как родного, помогла ему получить профессию и встать на ноги…

К слову, во время нашего с Галиной Юрьевной разговора, чуть поодаль стоял мужчина, особо ничем не примечательный. Он нетерпеливо топтался на месте, то и дело махал руками, пытаясь привлечь к себе внимание.

— Кто это? — не выдержала я.

— Интересная и известная в определенных кругах личность, фамилию называть не стану. Когда-то его определили в приемник за нарушение правил надзора. Имеет не одну судимость. Сейчас попал в очень непростую житейскую ситуацию. Опять пришел со мной советоваться. Надо бы помочь.

Вот так. Все имеет равновесие в бытие. И уж если ранее арестованные идут за советом не куда-нибудь, а к своему бывшему стражу — авторитет этой женщины, вне всяких сомнений, дорогого стоит.

А в это время

В Харькове открыли новый изолятор временного содержания — ИВС, построенный в полном соответствии с требованиями Совета Европы. На окнах нет решеток, в камерах для женщин нет двухъярусных нар, зато имеется биде. В каждом помещении для заключенных есть телевизор, радиоприемник и туалет. Над прогулочным двориком — специальная крыша, которая призвана оберегать местных заключенных от непогоды во время моциона. Заведение предназначено для содержания бродяг, «суточников» и лиц, временно взятых под стражу.

Другие статьи этого номера