А может, и Памятник затопленным кораблям сдать в аренду?

«Пятнадцать гривен за провал, или Потомки Остапа Бендера в Балаклаве», — так называлась публикация Елизаветы Юрздицкой, вышедшая в нашей газете 26 июля. Речь в статье шла о судьбе уникального подземного завода-памятника советской военной мощи. Рассказ о еще недавно сверхсекретном уникальном подземном заводе вызвал много откликов — писем и телефонных звонков в редакцию.На прошлой неделе в балаклавской штольне побывал депутат городского совета А.А.Саркисов. Я попросила Аркадия Ашотовича поделиться своими впечатлениями.

— Что связывает вас с этим объектом?

— С 1984 по 1987 год по окончании Военно-морской академии им. Гречко я исполнял должности главного инженера и исполняющего обязанности директора 331-го судоремонтного завода ВМФ, который в народе называли завод «Металлист». Подземный комплекс по ремонту подводных лодок 613-го и 631 проектов входил на правах спеццеха в состав этого завода. Последним руководителем спецкомплекса был А.В.Туницкий, который до самого конца, до распада Союза и начала разграбления цеха, командовал этим сооружением. Строительство уникального комплекса велось с 1957 по 1961 год (всего четыре года!) . В 1961 г. первая лодка стала на докование. Комплекс был рассчитан на то, чтобы в нем стояло не менее 15 подлодок, и док планировался на четыре лодки.

— И что же теперь в балаклавской штольне?

— То, что я увидел неделю назад, можно определить одним словом: УЖАС! Другого слова просто нет. Это уникальное сооружение полностью разграблено, двери, выдерживающие прямой удар попадания атомной бомбы, уничтожены, люки украдены, паттерна находится в плачевном состоянии, кабели отодраны, любой металл, какой только можно было снять, унесен и увезен. У входа стоит проржавевшая, неприглядного вида железная будочка, на которой краской написано «Музей Вооруженных Сил Украины». Нарисована лодка 641-го проекта, которая никогда в жизни туда не заходила, не доковалась и не могла зайти по своим габаритам. Две женщины, представившиеся экскурсоводами, просят по 15 грн за вход. Естественно, никакого кассового аппарата, естественно, никаких квитанций. Естественно, непонятно, куда эти деньги идут.

— А это действительно экскурсоводы?

— Во всяком случае, так они нам представились. Начинаю задавать им вопросы. Впечатление такое, что «экскурсоводы» никогда в жизни не разговаривали с людьми, которые в этом комплексе работали или которые этот комплекс строили. Во-первых, не знают даже, когда начиналось строительство: то ли в 1953-м, то ли даже в 1947 году силами… пленных немцев. Ну это полная чепуха, строили метростроевцы и наше балаклавское СУ-157. Рассказывают, что там доковалась лодка 641-го проекта, и это тоже неправильно. В общем, из девяти вопросов, которые мы задали, правильного ответа ни на один не получили.

— И каково ваше мнение?

— Если мы приняли программу превращения Севастополя (и Балаклавы!) в рекреационный, туристический центр, то я считаю: надо признать, что это сооружение может приносить в год десятки миллионов долларов. Это по самым смешным экономическим расчетам.

— Что для этого нужно сделать?

— Во-первых, передать объект в коммунальную собственность города. Не Вооруженным Силам, не району, не каким-то частным структурам, а передать в коммунальную собственность города. Создать городское коммунальное предприятие, которое назвать, например, «Балаклавская штольня». Из бюджета выделить 300 — 400 тыс. грн, этого вполне достаточно, чтобы привести сооружение в более-менее приличный вид. То есть закрыть люки, обеспечить безопасность прохода, провести свет. Хотя бы это. Второе: показать на стендах, что там было. Поставить макет лодки. Они у нас есть на Черноморском флоте, с удовольствием передадут. Сделать макет этих подлодок и спеццеха, ведь такой цех выдерживал прямое попадание атомной бомбы. Над головой было 157 метров скалы. Это тот самый цех, который в ужасе держал весь западный мир, потому что лодки могли сразу из-под скалы уйти на боевую службу. Полная скрытность, совершенно неизвестно, что и откуда.

— И показывать посетителям?

— Совершенно верно. Да, мы сейчас строим демократическое государство. Мы сейчас отдаем приоритет европейским ценностям. А вот что было. И люди с удовольствием будут ходить. Смотреть, отдавать деньги, фотографироваться. Город получит прекрасный туристический объект, подобного которому у нас нет. Севастополь знают во всем мире. А вот еще одна новая, потрясающая его страница. И этот объект без больших вложений может давать огромную прибыль.

— За чем дело? За кем?

— Даже не знаю.

— За депутатами?

— Вопросов нет. Если дадут «добро»… Проголосуем…

Из писем в редакцию:

С волнением прочитал статью в газете «Слава Севастополя» от 26 июля 2003 года «Пятнадцать гривен за провал…». Как не вяжется все это со словами о неувядающей славе и подвигах воинов-черноморцев, которыми мы все гордимся. С героическими традициями мужества, стойкости и боевого мастерства, которые передаются из поколения в поколение. С декларируемыми признаниями заслуг ветеранов войны и флота, чьи героизм и бесценный опыт являются примером беззаветного служения обществу». Все гораздо проще: «15 гривен за Балаклавский провал»!

Мне кажется, что в этой фразе выражается теперешнее состояние нашего общества или, вернее, отражение реальной действительности, где теряются духовные, культурные и исторические ценности. На примере разрушения подземного Балаклавского завода можно проследить эволюцию разрушения духовно-нравственного состояния нашего общества. Симферопольские остапы бендеры орудуют в Балаклаве — месте, которое свято не только для жителей этого уникального городка, но и десятков тысяч подводников.

В свое время я неоднократно бывал в подземных казематах Балаклавы и всегда восхищался умением и мастерством военных строителей, которые создавали этот грандиозный объект. Знаю, что сейчас немодно говорить о Родине, Долге, Патриотизме, Профессионализме, Гордости за свою страну и ее Военно-Морской Флот. Но пройдет время, и что мы оставим потомкам: автозаправки, рынки, магазины, базары, кафе и остовы разрушенных сооружений?! Мое мнение: город должен сделать в штольнях морской музей истории подводников, водолазов, фортификаторов, испытателей, минеров и торпедистов. В настоящее время в Балаклаве проживает более 3 тыс. человек, которые непосредственно были связаны с военно-морской базой. Вот им-то и надо дать работу.

Были у вас на празднике, здорово, мы гордимся Севастополем, рассказываем своим детям. Я в 70-е годы служил на ЧФ. Прочитал вашу статью о «бендерах». В наше время это было просто невозможно. Судя по статье, вы проспали этот вопрос. Получается, что Киев и Симферополь тихой сапой, никому не говоря, сговорились и захватили лакомый кусок. Киевляне подсуетились быстрее вас, севастопольцев, и они теперь будут стоять на своем. Непонятно, при чем здесь симферопольская компания, которая еще и ныряет — у них же моря нет ?

Вообще есть ли у вас здесь власть, куда она смотрит? К сожалению, я не знаю ваших законов, но если бы наш Лужков схватился за этот объект, то он бы никогда не отпустил. Поздновато вы кинулись. Но если в Украине есть законы и они работают, то надежда у Севастополя осталась.

Смотрите, не отдайте Приморский бульвар или памятник Затопленным кораблям. Поневоле на память приходят слова адмирала Корнилова: «Отстаивайте же Севастополь!». Вообще не надо бояться символики СССР — это тоже наша история и, по-моему, не самые худшие ее страницы.

Другие статьи этого номера