Без усовершенствования ПСС не обойтись

За все время существования ПСС моряки обнаружили и обезвредили в прибрежных водах Черного моря на расстоянии от Керченского пролива до мыса Тарханкут 14 морских мин, 7 артиллерийских снарядов, 4 минометные мины, 3 авиабомбы, 3 глубинные бомбы, противотанковую и противопехотную мины, 1 гранату общим весом в тротиловом эквиваленте около 5000 кг. Максимальная удаленность от берега во время работ водолазов составила 8 морских миль, максимальная глубина погружения — до 30 метров.Капитан 1 ранга Сергей Гайдук отмечает одну и очень неприятную тенденцию: чем дальше от нас Великая Отечественная, тем, похоже, больше она склонна показывать свои опасные ржавые «зубы». Во время штормов на побережье Черного моря вымывает большое количество снарядов, мин, бомб. Они представляют большую опасность для судоходства, местных жителей и многочисленных гостей, которые оккупируют живописные пляжи в период курортного сезона.

— 7 августа получили мы информацию от военного комиссара города Алупки о том, что в море, в непосредственной близости от пляжа одного из санаториев, обнаружена мина, — вспоминает Гайдук, — сели на «уазик» и поехали…

Уже на месте столкнулись с проблемой: публика, которая нежилась на солнце, никак не желала покидать пляж. Час упрашивали людей, а когда последний курортник с ворчанием ушел в безопасную зону, водолазы надели снаряжение и нырнули на глубину 7 метров. Там спокойно «дремала» противопехотная мина с ударным взрывателем, пролежавшая на дне около 60 лет.

— Провели расчеты и, беря во внимание тот факт, что количество взрывчатого вещества мины было не таким большим, приняли решение подрывать ее на месте, — говорит Сергей Анатольевич. — Однако не всегда именно так можно поступать…

Например, в июне в двух метрах от причала города Феодосии были выявлены фугасная 100-килограммовая авиационная бомба ФАБ-100 и 300-килограммовая мина УДМ. Эти «сюрпризы» нельзя было подрывать на месте.

Следовало сначала поднять ВОП со дна, отбуксировать в открытое море, а уже там уничтожить. Но как? Специальной штатной техники в виде робота у моряков нет.

— Однажды довелось мне участвовать в международных обучениях в Мексиканском заливе, — припоминает Сергей Гайдук, — и подглядел там я у американцев очень простое устройство. К ВОП крепилась резиновая подушка, которую наполняли газом, она, в свою очередь, и отрывала объект от дна…

Эту идею подчиненные Сергея Гайдука реализовали, взяв за основу штатные мягкие понтоны, — создали два вида приспособлений для работы с ВОП на 500 и 170 кг.

Сама же операция по подъему на поверхность взрывоопасного предмета имеет такой сценарий. Водолаз опускается на дно, осторожно крепит еще не наполненный газом понтон к объекту, подключает шланг и выходит на спасательное судно. Когда наполненный газом понтон вместе с ВОП всплывает на поверхность, водолаз снова идет в воду, подплывает к конструкции, снимает шланг и крепит к понтону веревку, с помощью которой судно и буксирует объект в безопасный район. Там на ВОП тот же водолаз крепит штатную взрывчатку, которую спасатели зовут «поясом шахидов», и возвращается на судно. Далее, как говорится, дело техники. Когда происходит подрыв, то водолаз в последний раз погружается, чтобы констатировать: на дне находятся мелкие осколки от взрывоопасного предмета.

— Мое правило простое, — уточняет Гайдук, — в мирное время нужно жестко соблюдать меры безопасности, ценить жизнь и здоровье человека…

Именно в рамках этого правила действовали спасатели в Феодосии — и мина, и бомба были подняты на поверхность, оттранспортированы в море и подорваны. Никакого вреда городу, окружающей среде, людям нанесено не было.

Впрочем, иногда специалистам ПСС приходится идти на риск, ведь другого пути просто нет. В той же Феодосии маленький сейнер САОР поднял в сетях на свой борт огромную якорную мину. Как с ней можно было поступить? Пришлось пойти на более тесный, но осторожный контакт с «рогатой смертью» — выпутывать ее из сети и т.д.

В конце августа через Министерство транспорта и Министерство обороны Украины в Военно-Морские Силы поступила заявка от Керченского морского порта на обследование района морской стоянки судов.

С развитием экономики нашего государства возрастает нагрузка на наши порты, которые стремятся увеличить поток грузов через свои мощности. Однако Вторая мировая и тут им ставит палки в колеса.

Действительно, в районе Керчи, если вспомнить историю, происходили отчаянные бои между советскими и немецкими войсками. Несколько десантных операций провели наши армия и флот в этом районе. Дно морской акватории, которая прилегает к Керчи, опасно неразорвавшимися ВОП. Судно, если захочет бросить якорь в необследованном месте, может запросто взлететь на воздух. Надежных якорных стоянок в районе мало. Вот и решил порт значительно расширить свои возможности по приему крупнотоннажных судов.

На выполнение задачи по магнитометрическому обследованию района вышло спасательное буксирное судно «Кременець» (капитан — Николай Логачев) с группой водолазов (командир — главный водолазный специалист ВМС капитан-лейтенант Александр Черноус) на борту.

За дело взялись начальник штаба дивизиона спасательных судов капитан-лейтенант Евгений Афанасенко, главный инженер ПСС капитан 2 ранга Андрей Табунщик. В результате кропотливой работы на протяжении нескольких дней на планшет было нанесено 25 разных предметов.

Вместе с Александром Черноусом на дно пошли водолазы — старший лейтенант Вадим Дехто и мичман Иван Сенкевич. Они констатировали наличие на дне четырех ВОП, которые впоследствии были уничтожены. Информация о менее опасных предметах (кабельных катушках, бочках, затонувших лодках и др.) легла на стол начальника Керченского морского порта. Теперь он может планировать подъем этих предметов в условиях гарантированной безопасности.

Экономический эффект, который со временем получит Керчь от того, что станет принимать у себя на рейде значительно большее количество судов, специалисты впоследствии подсчитают. И, думаю, не раз поблагодарят спасателей ВМС.

Настоящим испытанием на профессионализм специалистов ПСС стало чрезвычайное происшествие 1 февраля этого года, когда в результате шторма и неисправностей в двигателе на пляж поселка Любимовка был выброшен танкер «Южный».

На следующий же день Сергей Гайдук с группой специалистов на «Кременце» подошел к судну, чтобы изучить ситуацию. Она виделась спасателям небезнадежной.

— Провели первичные математические расчеты, — говорит Сергей Анатольевич, — и решили с помощью стального швартовного троса и «Кременца» сдернуть танкер в море…

Однако попытка закончилась неудачей — трос разорвался. Спасателям стало ясно, что быстро помочь «Южному» не получится. Сразу возник вопрос финансирования операции. Согласно действующему законодательству ПСС флота не может быть субъектом хозяйственной деятельности. Поэтому собственники «Южного» подписали соглашение с компанией «Крым-Марина-сервис», которая, в свою очередь, и наняла флотских спасателей.

— Специалисты некоторых организаций сразу же отказались проводить работы на танкере, — вспоминает Гайдук, — говорили, мол, бросайте это безнадежное дело. Но мы взялись…

Со временем в штабе спасателей вызрело решение установить на берегу сложную толкающую конструкцию, состоящую из буксира «Кременец» и двух тяжелых тягачей. Однако и это не помогло. Начались суровые зимние штормы, которые ограничивали работу водолазов. Пришлось ждать теплых весенних дней, параллельно изучая грунт, в котором застрял танкер.

— Оказалось, что прямо под ним находится скала, прикрытая толстым слоем песка, — говорит Сергей Анатольевич. — Мы сделали расчеты для направленного подрыва каменной подушки, на которой покоилось судно, не очень мощными зарядами…

Когда скала превратилась в гальку, снять с мели танкер было делом техники. Пять месяцев продолжалась эта операция. Столько же времени специалисты ПСС во главе с командиром дивизиона спасательных судов капитан-лейтенантом Виктором Двухшорстновым дневали и ночевали вблизи «Южного» — спасателей приютили коллеги-военные находящейся неподалеку части ПВО.

— Опыт наши специалисты приобрели громадный, — говорит Сергей Анатольевич. — Теперь они точно знают, как действовать в подобных ситуациях…

Сергей Гайдук считает, что настало время реформирования структуры, которой он руководит.

— Нынешний механизм не позволяет нам оперативно реагировать на те или иные события, которые происходят на море, быстро принимать и воплощать принятые решения, — говорит начальник ПСС.

Действительно, спасением судов на Черном море сегодня занимаются разные ведомства, а единого центра поисково-спасательных и аварийных работ нет. И это наносит большой материальный и моральный вред нашему государству, которое постепенно идет в цивилизованное сообщество. Вот и хотят флотские спасатели создать такой центр. Более того, уже нашли поддержку в Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины.

Оперативный дежурный будущего центра будет иметь постоянную связь с оперативными службами других ведомств на море. В его подчинении будут находиться дежурные силы морского и сухопутного базирования — водолазная команда, аварийно-спасательная команда и др. — в полной готовности отреагировать на ту или иную ситуацию.

— По новой схеме ПСС пополнится еще пятью-шестью судами разного назначения, которые имеются в составе нашего флота, — говорит Сергей Гайдук. — Реформирование пойдет нам на пользу…

Как уже сообщала «Слава Севастополя», за значительный вклад в дело обеспечения обороноспособности страны и образцовое выполнение воинского долга Указом Президента Украины начальник Поисково-спасательной службы Главного штаба ВМС Вооруженных Сил Украины капитан 1 ранга Сергей Гайдук награжден медалью «За воинскую службу Украине», а главный специалист ПСС капитан-лейтенант Александр Черноус — медалью «Защитнику Отечества». Как говорится, по службе и честь.

Другие статьи этого номера