На нарах кормят гораздо лучше, чем на койке

Севастопольские больные сегодня питаются в среднем на 90 копеек в день. Лучше кормят лишь в диспансерах и в Доме ребенка. Этих денег едва хватит на бутылку минералки «Крымская». Такое меню должно состоять в основном из картошки и хлеба.Кассовые расходы на потребление продуктов питания по учреждениям здравоохранения города в расчете на одного стационарного больного в день на 1 октября составили: горбольницы N 1 — 88 копеек, N 3 — 1,87 грн, N 6 — 81 коп., N 7 — 1,12 грн, N 9 (Балаклава) — 80 коп., кожвендиспансер (Инкерман) — 98 коп., противотуберкулезный диспансер — 4,37 грн (средняя цифра, т.к. на больных туберкулезом тратится 6 грн 70 коп.), Дом ребенка — 3,16 грн,, психбольница — 1,28 грн. Как видим, негусто. Больничное питание оплачивается городским бюджетом.

Если пронаблюдать тенденцию расходов на больничные завтраки и обеды по годам, то, учитывая постоянный рост цен, получаем нисходящую прямую потребительской, в смысле «съестной» корзины: в 1996 году больные столовались аж на 1 грн 96 коп., в 1997-м выделялась лишь 1 грн 38 коп., в 1998-м — 97 копеек, а в 1999 г. «докатились» до 34 (!) копеек. C началом XXI века наблюдается пусть незначительный, но рост выделяемых средств лечебным заведениям. Однако нельзя сказать, что во всех учреждениях кормят одинаково.

Так, в 5-й больнице (детской) питание двухразовое. На завтрак детям и роженицам дают фруктовый плов, кисель или компот, на обед — гороховый суп, каша, иногда с тушенкой(!) Главный врач Лидия Кочедыкова считает такое питание для больных недостаточным. Но в больнице существует платное дополнительное кормление. Через благотворительный фонд материнства и детства от больных принимаются средства и на эти деньги работники пищеблока готовят еду. Заметим, что в сумму 3 — 3,5 грн в день не входят коммунальные затраты и зарплата персонала. Все берет на себя больничный бюджет.

В больнице N 9 говорят, что, кроме каши и супа, на 80 копеек ничего не приготовишь. Главврач Геннадий Михеенко говорит, что для нормального питания выделяемую сумму хорошо бы увеличить в 5-10 раз.

В первой горбольнице стараются делать так, чтобы все было хоть и бедно, но вкусно. По словам главврача Натальи Беленко, отходов после такого обеда на кухнях не остается. Еще бы… Улучшенно питаются здесь инвалиды Великой Отечественной войны. Ветеранам даже перепадают сыр, сосиски, йогурт, курица. Однако с нынешним подорожанием продуктов питание станет хуже. Ведь медики не имеют права и возможностей превысить лимит уже выделенных средств.

Любопытно, что приказом Госдепартамента Украины по вопросам исполнения наказаний от 19.01.02 г. утверждены нормы обеспечения продуктами питания больных туберкулезом, подростков и др. В суточный рацион малолеток включены не менее 950 г овощей, молоко, кисломолочные продукты, сыр, масло, соки, фрукты, орехи, мед, яйца, 220 г мяса и 100 г рыбы. При многих колониях есть подсобные хозяйства, сады, огороды. Выходит, проще выжить за решеткой, чем на больничной койке. Правда, родственников с «тормозками» к зекам пускают гораздо реже, чем к больным.

КСТАТИ

В севастопольском изоляторе временного содержания, по словам работников и «клиентов», по вкусовым и нормативным качествам по сравнению с больницами кормят неплохо. Начальник спецприемника-распределителя Галина Кушнеренко говорит, что ее подопечным полагается трехразовое горячее питание, а на завтрак и ужин — обязательно сладкий чай.

ГЛАС НАРОДА

Как вас кормили в больнице?

Александр БОГАЧУК, пациент тубдиспансера:

— Я сюда поступил при весе 49 килограммов, а сейчас мой вес 65 килограммов. Я в больнице — два месяца. Очень хорошо кормят. Дают регулярно масло, сметану, омлеты, мясо, рыбу, печенку. Соблюдаются диеты, если больной желудок.

Людмила ДАШКИНА, пенсионерка:

— Когда я с переломом ноги попала в хирургическое отделение, раз в день приносили борщ. Практически одно и то же блюдо. Есть это я не могла. Хорошо что через пару дней отпустили. Дома за мной ухаживала дочь, которая специально взяла отпуск.

Наталья РОБКИНА, строитель:

— В больнице кормят скудно. Об этом все знают. Когда лежал муж, то носила ему еду каждый день.

Николай ДОБРЕНКО, инженер:

— Я недавно был вынужден лечь в больницу по поводу операции на желчном пузыре. Лежал в симферопольской больнице. Сложно что-либо сказать насчет питания, так как после операции была строгая диета. У близких, собравших 1000 гривен, головная боль по поводу питания отпала, зато появилась другая: где взять деньги, чтобы вернуть долги.

Анна СОКОЛЕНКО, программист:

— Я лежала в больнице. Эту пищу есть нельзя. Приготовлено абы как. Это — как следствие. А причина плохой кормежки — в отсутствии средств на элементарные продукты. Особенно страдают пожилые одинокие люди и дети из малообеспеченных семей.

Тамара АЛЕШИНА, секретарь:

— После операции несколько дней вообще не кормили. Выручил родной профком. Из кафе по заказу мне в палату приносили диетические блюда, кефир. Да и другим больным, как правило, доставляли еду посещавшие их родные, друзья или коллеги.

Старшая медсестра одной из больниц:

— У нас хорошее питание. Завтрак и обед для пациентов бесплатно. На завтрак — молочная каша, на обед — первое блюдо (борщ, рассольник, суп). Вечером дают чай, хлеб. Работает кафе, где можно заказать пельмени, вареники и другое.

МЕЖДУ ПРОЧИМ

В Европе давно прорабатывают варианты неоплаты больничного питания как из средств казны, так и из суммы медицинской страховки. Франция по этому пути уже пошла. Немецкий бундестаг тоже делает попытки законодательно упразднить больничные пайки. Может, и нам со скудным бюджетом стоит задуматься, что лучше: 1,50 на лекарства и гривна на жалкое подобие питания или же «съестные» деньги перекинуть на медикаменты? А о социально незащищенных больных могут побеспокоиться и в Минсоцполитики.

Другие статьи этого номера